Падет юань, грядет Хаос… Придет капец, но ненадолго

Мы все сегодня скорее поверим в мрачное, чем светлое пророчество. Совместим же мрачное со светлым: мир в следующее 20-летие ждет хаос. Но этот хаос, каким бы мучительным он ни был, и каким бы огромным жертвам ни привел, будет и неизбежен, и необходим, открыв путь к новому уровню и понимания действительности, и социальной организацииуже не просто народов, а самого человечества.

Безумие

Уходящий год принес тревожную новость: «иллюминаты избрали Китай следующей жертвой, и он станет маткой Нового Мирового Порядка», – новости, подобные этой, заполонили страницы западных изданий, пугая обывателей мрачными пророчествами. И люди им верят: как-никак, год Дракона, год окончания календаря майя… Обыватели повышенной зажиточности зачесали затылки – куда вкладывать деньги? Где держать, в какой валюте? Евро вот-вот обвалится, доллар качается, как после пьянки, может в этот, как его, в юань?

Масла в огонь подлили некоторые экономисты, рекомендуя держать сбережения уже не долларах и евро, а в разных экзотических валютах: норвежских кронах, японских иенах или гонконгских долларах. Произошло невероятное – упало доверие даже к золоту. Вместо этого рекомендуется покупать банковские металлы: серебро, платину или палладий.

 

Внутренняя нестабильность и перспектива краха

Конец года принес и другое событие – весь мир увидел восстание поселка Вукан в Китае. Двадцать тысяч человек возмутились наглостью властей, продавших общественные земли богатеям для постройки роскошных вилл. И в самом деле – что же это за коммунизм, когда народ сгоняют с земли предков, превращая в нищих батраков? В течение трех месяцев жители Вукана отстаивали свои права, а когда в тюрьме погиб один из активистов (по всей видимости, забитый насмерть полицией), и вовсе вышвырнули из поселка местную власть, устроили завалы на дорогах и поставили блок-посты.

Внутренняя нестабильность в такой закрытой и малопонятной стране, как Китай – дело малоизвестное. Информации поступает мало. Но нам известно главное – в течение последних десяти лет число акций протеста постоянно увеличивается. Дошло до того, что несколько лет назад власти вообще засекретили всю статистику по этой теме. Тогда число выступлений приближалось к 100 тысяч в год. Сегодня китайские диссиденты оценивают это число в 180 тысяч. Нарастает и массовость этих выступлений. Не проходит и месяца, чтобы в новости не попало сообщение об очередной массовой акции протеста или бунте.

Как народ земледельческий, китайцы – люди работящие и терпеливые. Однако когда дело доходит до бунта, дело часто доходит до крайностей. Только после шести актов самосожжения граждан в знак протеста против действий властей, зафиксированных западными СМИ, китайские власти стали более чуткими к требованиям жильцов домов, намеченных к сносу. Надо думать, что упорство жителей Вукана, добившихся победы, также не пройдет незамеченным.

В последнее время начинает сказывать и два других фактора, отмеченных западными обозревателями. Это усиление недовольства среднего класса – людей образованных и обладающих определенными ресурсами, и роль социальных сетей. Несмотря на то, что китайские власти пытаются жестко контролировать Интернет, управлять этой стихией им все же не удается, и социальные сети, особенно микроблоггинг типа «Твиттера» оказывает свое организующее действие: протесты становятся все более организованными, мощными и успешными.

Видимо, понимая, что внутренняя обстановка накаляется, власти объявили о возможности войны с Вьетнамом. Введение военного положения – это последний козырь режима, но вряд ли даже оно может остановить экономический процесс расслоения общества на богатых и бедных, переэксплуатацию природной среды, а главное – крах надежд огромной страны, доверившейся своим правителям.

Что будет дальше? Предсказать невозможно. С одной стороны – растет недовольство населения. С другой – Китай остается все же более гармоничной страной, чем скажем, Индия. Можно надеяться, что даже в худшем случае он все же не распадется на кучку враждующих княжеств. Что важно, китайцы протестуют не против политического режима, а против продажности, некомпетентности и произвола властей. При этом правящий класс ведет себя, как и подобает: поначалу упорствует, затем идет на уступки, но рано или поздно наступает момент, когда он просто паникует и спасается бегством.

 

Когда китайский пузырь лопнет?

Схлопывание пузыря китайской экономики – это относительно новая тема. Одним из первых об этом заговорил Переслегин, пророча Китаю сначала транспортный, инфраструктурный, а затем и тотальный кризис. Визионерские выкладки Переслегина логичны, но их трудно облечь в цифры.

Есть и другие показатели приближающейся беды.

Например, внешний долг Китая, который по отношению к ВВП достиг такой же величины, как и у США. (США – 15 триллионов долга и 14 триллионов долларов ВВП, в Китае – 5,8 триллионов ВВП и 5,7 триллионов долларов долга).

И это ведь еще не весь долг. Если присовокупить к этому долги по соцстраху, пенсиям и вообще все, должно правительство, то в США долг вырастет до 100 триллионов долларов, а в Китае он возрастет (с учетом долгов местной власти и госпредприятий) до 12 триллионов долларов. Как заявил профессор Ларри Лэнг (Larry Lang), знаток китайской экономики, Китай уже – банкрот, и он просто не понимает, почему страна еще не обрушилась. Впрочем, если судить по его логике, точно также не понятно, почему не развалилась пирамида американской экономики, хотя она столь же искусственное, неестественное сооружение.

Возможно, больше логики в других соображениях, хотя и более причудливых на первый взгляд: «иллюминаты» (читай – Уолл-Стрит, глобальный спекулятивный капитал), повторяют в Китае сценарий, уже обкатанный в Южной Корее: страну сначала накачивают деньгами и кредитами, а затем, когда она достигнет нужного уровня развития, экономический пузырь протыкают, и по дешевке присваивают ее предприятия. Так всем известное «LG» оказалось в руках «Дженерал Электрик». Кроме этого, скупается все то, что представляет ценность – инфраструктура, земля, наконец, политическая власть.

Кроме роста внешнего долга есть и другой тревожный знак – появление «предпремьерного» кризиса на рынке недвижимости, о котором заговорили еще летом. Осенью цены на жилье, ранее взлетевшие до небес, стали снижаться, и в крупных городах снизились вдвое, но и это мало что дало – новостройки стоят пустые. Когда средняя зарплата в стране составляет порядка 200 долларов в месяц, то на покупку только одного квадратного метра жилья семье нужно откладывать деньги примерно год, а это фактически лишает надежды на обретение своего жилья колоссальную массу людей, переехавших в город.

А дальше все обрушивается как снежный ком: строители не могут выплатить кредиты, банки – вернуть депозиты, понесут убытки крупные государственные предприятия, кредитующие банки, а это – невыплата зарплат, волна протестов, и новый виток кризиса.

При этом центру капиталистического мира ничего особо не грозит. Китайский средний класс не идет ни в какое сравнение с американским. Крупнейший в мире рынок – это внутренний рынок США, поскольку 70% огромного ВВП этой страны приходится на потребление. Как шутят некоторые американские эксперты «Китай может свалиться со скалы, и это окажет некоторое негативное влияние, но не очень большое. Фактически, мы можем выиграть от этого».

Очень, очень может быть, что судьба юаня окажется печальной. «Все ведущие рейтинговые агентства предупреждают о грядущем банковском кризисе в Китае. Агентство «Фитч» понизило кредитный рейтинг страны и предупредило, что в течение ближайщих двух лет существует 60% вероятность, что банки придется спасать», пишет www.financialsense.com . Однако выиграем ли от этого мы, неамериканцы?

 

Приближение хаоса

Грядущие перемены в Китае, который еще недавно казался локомотивом мировой экономики, выходят за рамки как экономики, так и политики. Экономическая модель Китая является довольно странным гибридом, но проблемы возникли не из-за смешения капитализма с коммунизмом, а из-за того, что оказалась неудачной пропорция и не решена одна, но очень важная проблема.

Таков главный внутренний порок капитализма: по мере накопления спекулятивный финансовый капитал обретает все большую подвижность и могущество над реальным сектором экономики и политической сферой, подрывая основы биологического выживания населения.Вслед за странами как старого, так и нового Света, власти Китая не стали исключением, пойдя на поводу у возникшей у них на глазах могучей финансовой силы в обличье китайских нуворишей с их роскошным образом жизни и соблазнительной независимостью.

Почему-то редко говорят о том, что великие реформы Дэн Сяо Пина совпали с началом неолиберальной революции – переворотом, осуществленным крупным финансовым капиталом. Китай долго пытался идти своим «особенным» путем, пока не оказалось, что он пришел туда же, куда и все – к финансовому краху, то есть – сверхбыстрой концентрации национальных богатств в руках немногих сверхбогатых личностей.

Увы, но как оказалось, правители Поднебесной вовсе не отличаются государственной мудростью. Скорее, им больше свойственна «стадность» мышления: гора родила мышь, хотя и… очень большую. «Коммунистическое» руководство Китая на поверку оказалось поражено неолиберализмом, этой главной интеллектуальной болезнью нашего времени.

Подобная судьба повторяется в истории снова и снова. Индия, ставшая колонией англичан, проходила через такие кризисы неоднократно, начиная с 18-го века. То же самое происходило и с Китаем, и с другими странами. С пугающей неизбежностью приход западного человека приводил к ограблению местного населения, концентрации и вывозу богатств, отобранию у населения земли, и – голоду. В одной лишь Индии в 19-м веке от искусственно вызванного англичанами голода погибло около 30 миллионов человек. В 20-м и 21-м веке ситуация немного изменилась, но суть происходящего осталась прежней.

Правда, у нас есть и обнадеживающие признаки. Массовые волнения в Китае и движение «Займи Уолл-Стрит», это явления одного порядка – глобального движения за социальную справедливость. Необходимость укрощения спекулятивного капитала стали понимать уже и в Европе, и мы уже писали о движении к введению так называемого «налога Тобина» или FTT в Евросоюзе, сторонниками которого стали даже Меркель и Саркози. Конечно, среди правящих элит хватает и откровенных идиотов, таких как Ньют Гингрич с его бредовым планом снижения налогов (бедным – на 2%, богатым – на 60%), и без боя они не сдадутся, но это еще не значит, у мира нет шанса выбраться из порочного круга бумов и кризисов.

Вот новая истина, которую все больше людей начинают понимать: спекулятивный капитал, это наркотик, который приносит лишь временное облегчение, принося с собой тяжкую «ломку» и разрушительную зависимость. Свободный и безответственный, спекулятивный капитал есть зло в чистом виде. Все больше раздается голосов, что использование спекулятивного капитала должно пресекаться, а если он привел к экономическому кризису – то и преследоваться в уголовном порядке. Почему, когда миллионы людей лишаются работы, выбрасываются из своих домов и обрекаются на нищету, а банкиры еще больше богатеют – почему они не наказаны? Почему все они до сих пор на свободе?

Конечно, мы все сегодня скорее поверим в мрачное, чем светлое пророчество. Совместим же мрачное со светлым: мир в следующее 20-летие ждет хаос. Но этот хаос, каким бы мучительным он ни был, и каким бы огромным жертвам ни привел, будет и неизбежен, и необходим, открыв путь к новому уровню и понимания действительности, и социальной организацииуже не просто народов, а самого человечества.

 

Автор: А.Маклаков,  balbess.com

Читайте также: