Ближний Восток стал «кузницей» международного террора

Когда беспорядочное нафсилие переходит в систематическое, то избежать открытого противостояния становится почти невозможным. В этом и состоит опасность политики, основанной на применении террора. Ближний Восток — регион перманентной террористической деятельности. Однако сегодня это явление перестало быть изолированным и связанным исключительно с палестино-израильским противостоянием.

ОХОТА НА «ГИЕНУ»

Нынешняя волна международного терроризма на Ближнем Востоке началась 14 февраля 2005 года, когда в Бейруте был взорван кортеж бывшего премьер-министра Ливана Рафика Харири (1944–2005). Вместе с Харири погиб 21 человек и около 200 получили ранения различной степени тяжести. В тот же день видный ливанский политик, лидер движения «Таухид» Виам Вахаб, занимавший одно время министерский пост, обвинил в убийстве бывшего главы правительства ливанскую шиитскую организацию «Хезболлах», которая во многих странах признана террористической.

Рафик Харири, лидер местных суннитов, 12 лет возглавлявший ливанское правительство и инициировавший восстановление ливанского государства после разрушительной и кровопролитной 15-летней гражданской войны, завершившейся в 1990 году, много лет проработал строительным подрядчиком саудовского королевского двора. Один из богатейших людей арабского мира, Харири выступал против пребывания на территории Ливана сирийских войск.

В 2007 году, через два года после его гибели, Международный специальный трибунал (МСТ), созданный под эгидой ООН, проведя тщательное расследование, также указал на «Хезболлах» как организатора и исполнителя этого теракта. Более того, МСТ потребовал ареста четырех ливанских генералов, связанных одновременно с «Хезболлах» и сирийской разведкой. Однако ни ливанцы, ни сирийцы арестов подозреваемых не произвели.

Примерно в это же время разведка одной из суннитских боевых организаций (по всей видимости, речь может идти об экстремистской «Такфир уа-Хиджра») указала на главу разведки «Хезболлах» Имада Мугние, известного также по кличке Гиена, как на организатора покушения на Рафика Харири.

Имад Мугние крепко досадил не только ливанским суннитам. В 1983 году он организовал захват резидента ЦРУ в Ливане Уильяма Бакста, которого позже казнил. Он же стоял за двумя подрывами американского посольства в Ливане, терактами против американских морских пехотинцев и французских парашютистов, угонами самолетов, похищениями и многочисленными убийствами.

В Москве Имад Мугние получил известность в сентябре 1985 года, когда по его приказу в Бейруте были похищены четыре гражданина СССР, один из которых не дожил до освобождения. Спецслужбы Аргентины разыскивали Гиену за проведенные руководимыми им боевиками атаки на израильское посольство в Буэнос-Айресе 17 марта 1992 года (тогда погибло 29 человек и 242 получили ранения) и на Еврейский культурный центр 18 июня 1994 года (жертвами стали 89 человек убитыми и более 200 ранеными).

В октябре 1995 года глава аргентинской разведки СИДЕ Хуго Ансорги заявил, что организаторами и исполнителями обоих терактов в Буэнос-Айресе были боевики «Хезболлах», действовавшие по наводке иранской разведки. Именно теракты в Аргентине в определенной степени изменили мировоззрение террористов: если раньше они совершали свои черные дела в основном на Ближнем Востоке, то теперь их полем деятельности стал весь мир. И тем не менее Имад Мурние как главный разведчик «Хезболлах» не забывал активно действовать против властей Саудовской Аравии, Кувейта и Катара.

Гиена, за которым охотились спецслужбы многих стран, получил смертельные ранения при взрыве своего автомобиля в одном из элитных районов Дамаска 12 февраля 2008 года. Джип взлетел на воздух, как только Мурние сел за руль. Примечательно, что это произошло едва ли не в день двухлетней годовщины гибели бывшего ливанского премьера. Несомненно, в «Хезболлах» понимали, откуда в действительности протянулись руки мстителей. Но именно в начале 2008 года лидер «Хезболлах» Хасан Насралла и сын убитого экс-премьера, Саад Харири, возглавивший после смерти отца «Движение за будущее», налаживали отношения друг с другом.

В возникшем новом политическом раскладе обвинять в убийстве Имада Мугние ливанских суннитских боевиков Насралла посчитал нецелесообразным. В «Хезболлах» пошли по проверенному пути, громогласно объявив, что автомобиль Мугние взорвали агенты «Мосада» (израильской внешней разведки). Никаких доказательств, конечно же, представлено не было. Тем не менее Хасан Насралла заявил, что его организация отомстит за смерть главы своей разведки. Выбор времени и места Насралла оставил за своей организацией.

ДАЛЬНИЕ ЦЕЛИ «БЛИЗКИХ» ВРАГОВ

В феврале нынешнего года в разных частях света террористы предприняли сразу несколько попыток терактов. Только в Нью-Дели боевику, передвигавшемуся на мотоцикле, удалось прикрепить взрывное устройство к автомобилю, в котором находилась Тали Иегошуа-Корен, жена Алона Иегошуа, представителя Министерства обороны Израиля в Индии. В результате взрыва Тали получила ранение средней тяжести, а водитель-индус пострадал легко. Индийское руководство было удивлено тем, что Тегеран для своих разборок с Израилем выбрал их страну.

Ведь у Дели и Тегерана если не дружеские, то вполне партнерские отношения. Индия покупает значительное количество иранской нефти, а Иран годами остается одним из крупнейших потребителей индийской сельскохозяйственной продукции. И самое главное, Дели вместе с Москвой и Пекином на международной арене противостоят антииранской активности западных стран.

В Тбилиси только благодаря внимательности водителя Романа Хачутряна, гражданина Грузии, работавшего в посольстве Израиля, удалось предотвратить подрыв автомобиля посла еврейского государства. Осматривая утром машину, грузинский водитель обнаружил прикрепленное к днищу взрывное устройство. Прибывшие саперы бомбу нейтрализовали, а грузинские спецслужбы начали расследование.

По предположению таиландской полиции, три иностранца, прибывшие из Ирана в Бангкок, готовили теракт против израильских дипломатов. Однако «по производственным причинам» взрыв произошел раньше времени в снятой иранцами квартире в престижном районе города. Выскочивший из квартиры один из террористов, которого свидетели происшествия описывают окровавленным и взбешенным, с отчаяния и досады бросил гранаты в ничего не подозревавшего таксиста и полицейского. Но его отчаяние было, несомненно, столь велико, что одна из брошенных гранат, попав в дерево, срикошетила, вернулась к нему же и оторвала обе ноги. Тяжело раненный террорист оказался Саидом Муради, иранцем, прибывшим в Таиланд 8 февраля в компании еще двух своих земляков.

Алекс Фишман пишет в израильском издании «Мусаф ле-шабат»: «Нападения на персонал израильских посольств — это, возможно, прелюдия к большому террору». И ведь действительно террор расползается по миру. В Сингапуре тамошние спецслужбы сорвали попытку покушения на министра обороны Израиля Эхуда Барака, прилетевшего туда на Международную авиационную выставку.
В Иране в последнее время было убито пятеро местных ученых, имевших отношение к различным разделам физики и химии. Предполагается, что эти ученые прямо или косвенно были связаны с ядерными исследованиями.

О непосредственном же вкладе ликвидированных физиков в какую-либо область науки сведений нет. В фундаментальных справочных изданиях Chemical Abstracts и Physical Abstracts их фамилии отсутствуют. И это странно, ибо даже если нынешние их работы засекречены, то ведь когда-то они только начинали свой путь в науке, и весьма сомнительно, что начало было связано сразу же с «закрытых работ».

Известно, что все ликвидированные ученые погибли при взрыве их транспортных средств. Иными словами, они были убиты тем же «методом», каким ликвидировали Мугние. Понятно, что Иран опять увидел в этих ликвидациях «длинную руку «Мосада». Правда, серьезные эксперты с этой точкой зрения не согласны. Один из бывших офицеров «САВАКа», секретной иранской спецслужбы времен шаха Пехлеви, проживающий ныне в Париже и представленный как Реза (скорее всего и это имя, на всякий случай, вымышленное), комментируя по просьбе одного из арабских изданий убийства иранских физиков, обратил внимание, что Израиль ставит перед собой «масштабную цель уничтожить несколькими авиаударами всю структуру атомной промышленности нынешнего Тегерана».

По словам Резы, «размениваться на ликвидации в принципе малоизвестных ученых израильские спецслужбы не станут». Продолжая свою мысль, Реза заметил: «Даже если бы речь шла о масштабе ученых уровня Эйнштейна, Сахарова или пакистанца Кадыр Хана, вдруг решивших поработать на иранских аятолл, то и в этом случаев израильтяне не стали бы использовать метод ликвидации». Одновременно Реза не исключает, что кибератаки на ядерные иранские объекты могли произвести израильтяне.

Так кто же тогда ликвидировал иранских ученых, которых Тегеран именует ядерщиками? На этот вопрос нельзя ответить, если не иметь в виду два факта. Во-первых, суннитский мир с опасением наблюдает за ядерными приготовлениями Ирана. Особенно обеспокоена Саудовская Аравия, которая видит в пришедших к власти в Тегеране аятоллах несомненные поползновения шиитов возглавить мир ислама. Во-вторых, властвующие в арабских монархиях династии не забыли многочисленные попытки боевиков «Хезболлах» и их иранских покровителей расправиться с высшими должностными лицами этих государств.

В этой связи нельзя пройти мимо имени Мустафы Бадр а-Дина, шурина и двоюродного брата Гиены и его верного соратника. В 1983 году Мурние и Бадр а-Дин организовали взрыв американского посольства в Кувейте. После совершения еще нескольких террористических актов Бадр а-Дина и еще семеро шиитов, обвиненных в терроризме, достала длинная рука кувейтских спецслужб. Всех бандюганов, включая упомянутого родственника Имада Мурние, кувейтский суд приговорил к смертной казни. И тогда Гиена объявил Кувейту беспощадную террористическую войну.

Он и в самом деле такую войну повел. Мурние захватил в заложники нескольких граждан Кувейта и Саудовской Аравии. Тогдашний эмир Кувейта Джабер III (1926–2006) из династии ас-Сабах пролития крови невинных граждан не желал и приведение в исполнение казни приговоренных террористов приостановил. Подобное поведение властителя богатейшего эмирата Мурние расценил как проявление слабости. С целью «дожать» семейство ас-Сабах, Мурние организовал на эмира покушение. В мае 1985 года в кортеж Джабера III врезался террорист-самоубийца.

Сам эмир не пострадал, но два его телохранителя погибли на месте. Не известно, сколько долго содержался бы в тюрьме Бадр а-Дин c подельщиками и состоялась бы в конце концов их казнь, если бы в ночь с 1-го на 2 августа 1990 года иракский диктатор Саддам Хусейн не напал на Кувейт. Как только иракские войска оккупировали эмират, ворота местных тюрем были раскрыты настежь и Бадр а-Дин со своими бандюганами сбежал. Но у семейства ас-Сабах не короткая память, а мстить умеют все восточные владыки, независимо от того, большой или малой территорией они владеют. Тем более что и в Кувейте, и в Саудовской Аравии не сомневались в том, кто такой Имад Мурние и кто за ним стоит.

Важно иметь в виду, что после ликвидации Мурние Тегеран усилил в Корпусе стражей исламской революции специальное подразделение «Кодс» (по-персидски «Нируйе Кодс» — Иерусалим, по арабски — «аль-Кудс»), во главе которого встал генерал Кассам Сулеймани, специалист по операциям в зарубежных странах. В этом подразделении на службе состоит 15 тыс. человек. Они занимаются созданием «спящих ячеек» в различных странах мира, доставкой вооружений, мобилизацией боевиков, подкупом местных чиновников и террором всех видов.

По сведениям спецслужб ряда государств, подразделение «Кодс», координирующее свои действия совместно с боевиками «Хезболлах», причастно к попыткам проведения терактов в мае 2008 года в Баку и в ноябре того же года в Стамбуле. Только благодаря активности разведывательных отделов контрразведок Азербайджана и Турции эти теракты удалось предотвратить. В том же году «по наводке» из Иерусалима в Бангкоке местные спецслужбы задержали гражданина Ливана, который на арендованном в городе складе хранил более 4 тонн взрывчатых веществ.

В 2009 году египетские спецслужбы раскрыли ячейку «Кодс», развернутую вдоль Суэцкого канала. Ячейка арендовала лодки, автомобили с целью проведения терактов против израильтян, отдыхавших на египетских курортах на Синае. Египтяне захватили двух иранских офицеров, которые признались в своей принадлежности к «Кодсу».

ТЕРРОРИСТЫ ПРОТИВ ТЕРРОРИСТОВ

В последнее время поступают сообщения об активизации боев между армейскими частями, верными президенту Ирака Нури аль-Малики и боевиками «Аль-Каиды». Можно предположить, что шиит аль-Малики, приговоренный во времена Саддама Хусейна к повешению и скрывавшийся в подполье, сегодня, выполняя директивы Тегерана, стремится закрыть ирако-сирийскую границу и не допустить прорыва суннитских боевиков на территорию Сирии.

На помощь врагам президента Башара Асада, возглавляющего алавитскую группировку, пришли также группы шиитов, не признающие алавитов представителями своего направления в исламе.

Вооруженных активистов суннитских экстремистских организаций слишком много, и с перемещением некоторой части из них с иракской территории на сирийскую количество терактов в самом Ираке особенно не уменьшилось. После падения режима Муаммара Каддафи в Ливии тамошние боевики устремились в Сирию в надежде свалить власть династии Асадов и присоединить Дамаск к суннитскому миру. Против Асада сражаются ливанцы, пакистанцы и даже те палестинцы, для которых шииты такие же враги, как ненавистные христиане и иудеи.

Показательно, что с резким осуждением режима Асада выступил и Исмаил Хания, главарь хамасовской группировки, захватившей власть в секторе Газа. Находясь в Каире, Хания, которого считают террористом не только в Израиле, «приветствовал борьбу сирийского народа за свободу и демократию». Отнюдь не рядовой хамасовец, это заявление сделал, несомненно, после долгих раздумий. Ведь подобный шаг уже расценен в Тегеране, многолетнем спонсоре ХАМАС, как предательство. Но не выступить с осуждением репрессивной политики Асада суннит Хания не мог, ибо до него на такой шаг пошел его вечный конкурент ФАТХ и король Иордании Абдалла Второй.

Совершенно неожиданным результатом кровавого противостояния в Сирии стало выдвижение на передовые позиции Катара, маленького, но фантастически богатого эмирата, с населением всего в 250 тыс. человек. Израильский обозреватель Эли Авдар свою статью в газете «Маарив» так и назвал: «Катар стал лидером арабского мира».

«В ситуации, когда саудовцы заняты отражением шиито-иранских поползновений на монархию, — пишет Авдар, — а египтяне погружены в тотальный хаос, вакуум лидерства пытается заполнить такой неожиданный игрок, как Катар». В арсеналах катарского эмира Хамада бен Халифа имеется такое грозное информационное оружие, как авторитетный и популярный пан-арабский телевизионный канал «Аль-Джазира». Именно благодаря наличию этого формально независимого канала в значительной степени формируется общественное мнение всего арабского мира. И по большому счету не только арабского.

Депутат Кнессета Афу Агбария, израильский араб, получивший медицинское образование в Ленинграде (нынешнем Санкт-Петербурге), представляющий в высшем законодательном органе еврейского государства партию ХАДАШ («Коммунисты Израиля»), выступая на канале местной русскоязычной радиостанции «РЭКА», пытался остаться на объективистских позициях, именуя Асада диктатором, но более всего осуждая Саудовскую Аравию, Катар и Кувейт. Агбария называет политику этих суннитских государств «предательской и односторонней, способствующей продолжению кровопролития в Сирии».

И ведь алавитский режим в возникшей ситуации во многом должен винить себя. Так, начиная с 2003 года Дамаск не имел ничего против проникновения со своей территории в Ирак боевиков «Аль-Каиды», которые атаковали американских солдат. Примечательно, что при этом сирийские власти не требовали от этой организации «полной открытости». Не желая раздражать в лице «Аль-Каиды» мощного суннитского противника, сирийские спецслужбы чрезмерного любопытства не проявляли и знали далеко не все о деятельности этой организации даже на своей территории. И тем не менее клан Асада понимал, что ультрарадикальная «Аль-Каида» с ним, как алавитом, долго мириться не будет. В Сирии ярым врагом алавитов всегда оставался идеолог и стратег «Аль-Каиды» Абу Мусаб аль-Сури, который, однако, считался и врагом Аймана аль-Завахири, преемника сравнительно недавно ликвидированного американцами бен Ладена.

Показательно, что по наводке английских спецслужб, выявивших причастность аль-Сури к взрывам в метро и в автобусе в Лондоне 7 июля 2005 года, сирийские власти посадили этого террориста в тюрьму. Руководство «Аль-Каиды», похоже, с этим смирилось. В январе нынешнего года Башар Асад теперь уже с целью досадить Лондону, принявшему во внутрисирийском конфликте сторону его противников, своим указом освободил аль-Сури.

Однако никакой благодарности к нынешним сирийским властям освобожденный не испытывал. Наоборот, переполненный ненавистью, он тут же присоединился к врагам алавитского режима. Считается, что именно этот человек, организовавший 10 февраля в Халебе (Алеппо) взрыв двух заминированных машин, ответственен за смерть 28 человек и нанесение вреда здоровью около 200 раненых.

Авторитетный израильский сайт Debka File утверждает, что спецслужбы Эль-Риада перебрасывают боевиков «Аль-Каиды» из Ирака в Сирию. На этом же сайте сообщается, что пакистанское командование «Аль-Каиды» приказало своим силам переместиться в Сирию и разделаться с Асадом и алавитами. Следовательно, боевиков «Аль-Каиды» призывают стать инструментом геноцида людей по конфессиональному признаку.

В начале третьего тысячелетия международный террор, противоречащий всем человеческим принципам и противостоящий законам цивилизации, распространяется подобно эпидемии. Окончательная и полная победа над ним в ближайшие годы не просматривается. Но любой террористический акт — это несомненное военное действие. Если террор, принявший международный масштаб, не загнать в определенные рамки, то избежать полномасштабной войны не удастся. И опять же сомнительно, что в этом случае боевые действия ограничатся определенным регионом. Последствия мировой войны предсказывать смысла нет, а потому обсуждению они не подлежат. Но допустить претворение в действительность такого сценария человечество права не имеет.

Автор: Захар Гельман , профессор, Независимое военное обозрение 

Читайте также: