Рухнет Китай?! Основа роста Поднебесной — человеческие мускулы, а не высокий уровень технологий

Все последние годы КНР осуществляла широкомасштабную антикризисную политику. Усилия Поднебесной помогли активизировать экономику планеты, но отнюдь не покончили с ее проблемами. Более того, в 2011 году в силу обострения ситуации в Европе и других зонах мира само «китайское чудо» начало давать трещины. 

Все больше аналитиков уверены в том, что китайскую экономику ждет «жесткая посадка», хотя совсем недавно ее разгон в условиях мировой хозяйственной нестабильности казался тем средством, которое вытянет из болота другие государства.Китай рос, несмотря на опасения, и его руководители уверяли мир, что их страна — лучшее место для инвестиций, политически и экономически самый надежный регион планеты.

Борьба с кризисом

Этот рабочий всю ночь тер джинсы для придания им модной потертости. В воздухе — синяя ядовитая пыль

В 2008–2009 годах Поднебесная ощутила не только экономический, но и социально-политический кризис. Прошли массовые волнения в Тибете, Уйгурском автономном округе и других областях страны. Выступления рабочих на индустриальном юге зачастую были связаны с массовыми увольнениями. Много шума наделала в мировых СМИ весть о больших проблемах у производителей игрушек.

Потерявшим место из-за проблем на мировом рынке китайским рабочим-мигрантам непросто оказалось вернуться в сельские районы. Старая общинная организация сельской жизни была разрушена рыночными реформами, мелкие участки не могли прокормить владельцев, и многие из них были проданы.

Оценив обстановку, правительство Китая приняло решение действовать по двум направлениям. Во-первых, оно стало вкладывать больше средств в американские долговые обязательства, чтобы помочь администрации Барака Обамы стабилизировать финансовую систему мира. Во-вторых, чиновники КНР решили сделать все возможное для обеспечения дальнейшего роста экономики, что и стало основой «нового азиатского чуда».

Пекинские власти поверили, что экстенсивное расширение индустрии, наращивание производства при больших строительных проектах вытянут Китай. Это был консервативный план, не предполагавший никаких серьезных политических и социальных реформ. Но без экономического роста китайское правительство вообще не смогло бы рассчитывать на политическую стабильность.

Рост и принуждение

Невозможно понять значение экономического ускорения Китая в годы глобального экономического кризиса, если забыть о двуединой сущности китайской системы. В основе ее лежат две составляющие — рост экономики и принуждение.

Открытие КНР для мировой торговли и инвестирования капиталов было связано с тем, что правящая бюрократия обеспечила выгодные условия эксплуатации местных трудовых ресурсов. Продолжительность рабочего дня в Китае зачастую превышает 12 часов, при том что многие люди вынуждены трудиться без выходных. Сюда необходимо добавить запрет профсоюзной деятельности и наличие норм правовой дискриминации трудовых мигрантов из сельских зон Китая.

Их месячный заработок на фабриках юга составляет примерно 200 долл. Конечно, за последние годы оплата труда в КНР выросла. Но она остается намного ниже уровня старых индустриальных стран. Средняя зарплата в городах находится в разбросе от 300 до 800 долл. А деревня по-прежнему очень бедна.

Расходы на оплату труда китайцев вполне компенсируются за счет тех законов и институтов, что обеспечивают эксплуатацию работников без оглядки на международное трудовые нормы или права человека. И все это было бы невозможно без жесткой бюрократической системы.

Китайцы так много работают, что вынуждены мало спать. Многие рабочие спят прямо на улице, не в силах из-за усталости добраться домой. По официальным данным, свыше 40% жителей Поднебесной страдают от нарушения сна. 70% детей недостаточно спят, что чиновники виртуозно объясняют невнимательностью родителей и нагрузкой в школах. Реальная же причина — распространенность детского труда. Картину тяжелых фабричных будней девочек-подростков превосходно передает документальный фильм «Голубой Китай» (2005). В КНР он, разумеется, не разрешен.

Пределы спроса

Китайское правительство не могло позволить себе такую роскошь, как спад в экономике. Но чем больше проблем появлялось у США и ЕС, тем больше КНР приходилось брать на себя. В прошлом году период стабилизации закончился. Долговые проблемы США и Евросоюза вышли на первый план. Источником их были огромные траты на укрепление банков, которые несколько оживили ситуацию, но не устранили причин кризиса. В итоге кризис напомнил о себе серией биржевых обвалов — сначала весной 2011 года, а потом в августе–октябре. И рост китайской экономики стал замедляться.

Разгон Китая во время кризиса привел к взлету госдолга с 1,03 трлн долл. в конце 2010 года до 2,78 трлн долл. в марте 2012 года, что равно 43% ВВП. Резко увеличив производство, Китай по ряду оценок обогнал США, но не запустил новый подъем, что в свое время делали реальные мировые локомотивы — Англия в XIX веке и США в ХХ. Работа КНР стратегически оказалась холостой, экономика выдыхается.

Правительство Китая сделало все возможное, чтобы банки оказали индустрии и потребителям кредитную поддержку. В КНР были развернуты крупные строительные программы в сфере инфраструктуры и жилья. Наблюдатели отмечают, что в стране за годы экономического разгона выросли города-призраки, возникли дороги, по которым некому ездить. Даже рост производства автомобилей уперся в низкие доходы населения. Покупка машины, зачастую в кредит, не решала проблему дороговизны бензина. При этом рост мировых цен на сырье оказался связан с экономическим ростом Китая.

Политику руководства Поднебесной часто сравнивают с «Новым курсом» президента США Франклина Рузвельта. Он тоже строил дороги. Однако его кабинет старался не ускорить рост в рискованных условиях, а удержать подвергнувшиеся кризису отрасли. КНР же удалось «догнать и перегнать Америку», пусть и не абсолютно, но что делать с расширенным производством, когда спрос в Европе явственно снижается, а в Северной Америке как минимум не растет? Всюду сохраняется влияние кризиса, не пожелавшего закончиться в 2010–2011 годах.

Угроза падения

Китайская экономика выросла в рамках старой, ориентированной на экспорт модели. Эта модель обеспечила рост производства стали и других материалов, автомобилей и иных товаров, но не создала условий их устойчивого сбыта — ни в самом Китае, ни на мировом рынке. Китайские банки накопили немало проблем. И теперь даже простое замедление грозит кредитному сектору бедами возрастающего невозврата.

Правда, премьер Госсовета КНР Вэнь Цзябао недавно заявил, что замедление роста ВВП страны необходимо рассматривать как благотворный для мировой экономики факт. Всекитайское собрание народных представителей утвердило план снижения темпов роста с 9,25 до 7,5%. Решающим для принятия такого плана оказалось ухудшение мировой конъюнктуры, в особенности проблемы в Евросоюзе. При этом правительство КНР заверяет, что замедление экономики должно помочь ее реструктуризации.

На фоне такой риторики прямые иностранные инвестиции в Китай продолжают снижаться. По сообщению министерства торговли КНР, в феврале 2012 года страна привлекла 7,7 млрд долл., что на 0,9% меньше, чем в тот же период 2011 года. Торговый баланс Китая по итогам февраля приобрел рекордный дефицит в 31,5 млрд долларов.

Замедление, а возможно, и спад уже в ближайшей перспективе несет угрозу возвращения призрака массового недовольства. Чтобы держать население под контролем, необходим постоянный экономический рост, но обеспечивать его все труднее, а внешние условия ухудшаются.

Китай оказался бессилен решить очень важную задачу — удешевить свои товары. На их дороговизну все больше жалуются европейские и американские покупатели, чьи доходы заметно подрезала эмиссия доллара, евро и других валют. Основой китайского роста была энергия человеческих мускулов, а вовсе не высокий уровень технологий. Снижение реальной заработной платы в США облегчает реиндустриализацию, что грозит КНР новыми торговыми войнами.

Для Китая стимулирование роста промышленного производства было тем же, что для США и стран еврозоны субсидирование финансового сектора. При этом Китай не разрушил своей зависимости от мирового рынка и не перестал быть страной с экономикой периферийного типа. Его экономика вошла в опасный разгон и поднялась на новую высоту показателей. Но если в глобальном хозяйстве в ближайшее время не произойдет чуда, то как сможет Поднебесная на этой высоте удержаться? Именно падение угрожает сейчас Китаю. И виной тому просчеты его собственного консервативного руководства, не сумевшего превратить самую большую фабрику планеты еще и в локомотив ее экономического развития.

Автор: Василий Колташов, Московские новости

Читайте также: