Полицейский России – теневой предприниматель. Почему так?

Полицейские России — активные участники в неформальной и теневой экономике. В своей статье, опубликованной в журнале Economic Sociology, эксперты собрали результаты исследований по изучению полицейской коррупции в России и побочной коммерческой деятельности полицейских с 2000-х гг. Интересные выводы.

Все слышали про теневую экономику? Конечно, да. В большинстве научных исследований в качестве ее участников рассматриваются предприниматели и/или обычные граждане, в том числе занимающиеся малым бизнесом, этнические предприниматели и иммигранты. В тех же исследованиях полицейских обычно представляют как госслужащих, борющихся против беззакония, либо, наоборот, коррумпированных нарушителей закона.

Но ведь их роль может быть сложнее, посчитали эксперты из ВШЭ, вплоть до активного участия в неформальной и теневой экономике. В своей статье, опубликованной в журнале Economic Sociology, они собрали результаты исследований по изучению полицейской коррупции в России и побочной коммерческой деятельности полицейских с 2000-х гг.

 Вот ее основные тезисы:

Масштабы вовлечения в теневую экономику

Почти половина полицейских замешана в нелегальной экономической деятельности. Это показал опрос ИСЭПН РАН более 2000 «копов» в восьми российских регионах, проведенный в 2002 году. Самой «коммерциализированной» оказалась Москва: 2/3 или даже 3/4 респондентов здесь имеют побочный доход.

Остальные исследованные регионы можно считать «средне коммерциализированными» – 36–45% полицейских участвуют в теневой экономике (Нижний Новгород, Иркутск, Ростов, Краснодар, Омск и Воронеж). По данным другого исследования, участие полицейских в теневой экономике еще выше: более 80% респондентов имеют дополнительные доходы.

Самые частые его источники – охранные услуги (58% опрошенных), частный извоз (36%), платные услуги физическим лицам и компаниям (18%), сбор долгов (17%), взяточничество (14%). И чем более квалифицированы сотрудники полиции, тем больше они вовлечены в коррупционную деятельность. Существенное увеличение полицейской коррупции в отношении бизнеса наблюдалась в начале века, так в 2001 г. на нее пришлось более 80% от всего внеслужебного дохода. Последние исследования (фонд «Индем», 2011 год) также продемонстрировали увеличение мелкой коррупции в рядах полиции.

Участие полиции в теневой экономике – высоко организованная деятельность, а не просто результат отклонений в поведении нескольких «плохих копов». Иными словами, в нее постоянно вовлечены большие группы высокопоставленных офицеров и глав департаментов. Они могут манипулировать деятельностью своих отделов, чтобы выкачивать деньги из «клиентов», обычных граждан или бизнесменов. Хороший пример – создание и ликвидация уголовных дел против бизнесменов.

Юридические процедуры в современной России служат не для поддержания закона и порядка, а для концентрации на частных интересах определенных групп хранителей закона. Это также говорит о коммерциализации профессиональных отношений между отдельными офицерами и даже между различными отделами. Например, если следователь хочет передать уголовное дело в суд, иногда приходится за это платить. Иначе дело будет долго ждать своей очереди.

Беленькая «газель» скрипит, когда в нее грузятся семь бойцов спецназа в броне. Усевшись, скромно теснятся. Автоматы кладут на колени. Подполковник Андрей, любящий слушать радио онлайн, врубает радио «Эрмитаж». За окнами базы «Гранита» Петербург. Мимо проплывает Исаакиевский собор.

Россия: тупик офицерской чести

Корни возникновения предпринимательской деятельности в полиции

Начало экономических преобразований в России ознаменовалось бумом организованной преступности. В 1992–1995 гг. число убийств (с учетом покушений) увеличилось в два раза (до 31 700 в год), заказных убийств – со 102 до 560 зарегистрированных случаев. Появился огромный спрос на охранные услуги: согласно данным первого проректора НИУ ВШЭ Вадима Радаева, полученных из опроса владельцев и руководителей российских предприятий, более половины фирм тратили часть своего дохода на безопасность и защиту своего бизнеса. Две трети из них платили 10–15% дохода, одна треть – 30%. Конечно, растущий спрос стимулировал вовлеченность полиции в деятельность рынка.

Сотрудники полиции страдали от сравнительно низких зарплат и плохих условий труда из-за недостатка государственного финансирования в 90-х. В этой ситуации многие представители правоохранительных органов перешли на сторону бизнеса.

С одной стороны, полиция не была допущена к прямому участию в приватизации, с другой – использовалась как инструмент в процессе приватизации, участвуя в сборе информации, предоставляя охранные услуги и прочее. Это создало благоприятные условия для создания предпринимательской деятельности внутри правоохранительных органов.

Появлению и развитию экономической деятельности полиции способствовало разрушение старой советской этики в правоохранительных органах. Вместо нее произошло внезапное появление рыночной этики: «у тебя есть погоны, голова на плечах – иди и зарабатывай деньги» (цитата из интервью с милиционером невысокого звания в Москве в 1993 г.).

Быстро распространился кодекс молчания внутри полиции, который можно описать как набор неформальных и неписаных правил и норм, очерчивающих допустимое поведение и запрещающих информировать руководство о нарушениях. Кодекс молчания вынуждает полицейских ставить корпоративную целостность выше честного поведения. И даже если офицер не замешан в теневой экономике, обычно он придерживается кодекса молчания.

К участию в теневой экономике полицию подтолкнула система оценки и донесений МВД. Это яркий пример чрезмерного регулирования, которое значительно увеличивает операционные издержки («каждый шаг устлан бумажками»). Концентрация на волоките обеспечивает только внешний формальный порядок.

Последствия теневой деятельности полиции

Она не рассматривается более как отклонение, наоборот, стала нормой. Граждан совершенно не удивляет, что они должны заплатить полицейскому за поиск угнанной машины или за расследование ограбления. При этом сотрудники правоохранительных органов крайне редко наказываются за коммерческую деятельность.

Сами полицейские стали рассматривать свою теневую деятельность как своего рода «расширение» официальной роли, продолжение исполнения основных обязанностей в личных целях – обеспечение собственной безопасности, пользование транспортом, применение насилия (запугивание конкурентов) и другие услуги. Конечно, с точки зрения закона, эта деятельность незаконна и запрещена.

Как участники рынка полицейские имеют конкурентные преимущества перед остальными – от полицейской формы до доступа к персональной и коммерческой информации. Такие преимущества полиции – плохой сигнал для всех участников рынка, особенно для потенциального предпринимателя, который еще только думает о начале нового бизнеса. Ему понятно, что для успешного бизнеса нужен не только предпринимательский талант и достаточные ресурсы, но и аффилированность с неким госорганом. Это оказывает наиболее депрессивное влияние на развитие российской экономики в целом.

Психологи МВД России начали уникальный эксперимент по обучению курсантов высших учебных заведений своего ведомства экстрасенсорным практикам. Предполагается, что в недалеком будущем сотрудники полиции будут владеть уникальными методиками активации своего подсознания, что позволит в какой-то мере предвидеть преступления и раскрывать особо запутанные случаи. И это не шутка.

Полиция России увидит вас насквозь

Полицейские как участники рынка обладают уникальным активом, который недоступен другим, а именно, силовым ресурсом. Он имеет особую ценность на развивающемся российском рынке, где стандарты ведения бизнеса только сформировались. По сути, применение силы – монополия государства. Однако на практике этот ресурс оказался приватизирован и служит частным интересам. Приватизация большого числа функций государства до сих пор остается нерешенной проблемой с 1990-х гг.

Если госслужба становится бизнесом, укрепление госвласти только расширяет предпринимательские возможности для госслужащих.

Вовлеченность полицейских в экономическую деятельность отрицательно влияет на исполнение их прямых обязанностей перед обществом. Только 8% из опрошенных представителей полиции ответили, что их побочная деятельность положительно сказывается на основной работе, в то время, как 56% указали на негативное влияние (по мнению 36%, вообще нет никакого влияния).

Огромное количество отрицательных последствий для институционального и экономического развития, включая: 1) небезопасность прав собственности; 2) разрушение долгосрочной экономической мотивации для инвестиций и инноваций; 3) ухудшение духа предпринимательства и норм поведения в бизнесе.

Вывод

Существует некий социальный договор между полицией, властями и бизнесом. С одной стороны, государство экономит на финансировании полиции и использует ее для решения спорных вопросов, связанных с приватизацией и политическими выборами. С другой, закрывает глаза на рыночную активность полиции. Такое согласие не является злонамеренным стратегическим планом между полицией и властями, а возникло как побочный продукт трансформации российской экономики в рыночную.

«Причина слабости российского государства не в отсутствии персонала, оборудования или организационных или финансовых ресурсов. Она заключается в значительной автономии правоохранительных органов, больше удовлетворяющих свои частные коммерческие интересы, чем выполняющих нормы закона и цели, определенные общественными нуждами», – считают исследователи.

Автор: Марина Затейчук, Россия, СЛОН.ру

Читайте также: