Налоговая в Украине: есть только план и никакой ответственности!

У вас началась налоговая проверка? Можно поспорить, что она закончится доначислением налоговых обязательств. Откуда такая уверенность? Нет, не оттого, что у вас плохой бухгалтер, не потому, что налоговый кодекс меняют два раза в день, и уже нет тех, кто знает его текущую редакцию. И не потому, что вы уклоняетесь от уплаты налогов. Все намного проще. Им просто все равно.

 У них есть план и никакой ответственности. Поэтому, что бы проверяющий ни написал в пользу бюджета, ему ничего за это не будет. В 2011 году административные суды рассмотрели 120 036 исков против налоговой, и только 19 756 раз плательщики воспользовались процедурой административного обжалования в вышестоящую налоговую.

Соотношение составляет 16,5 процента. Эти цифры говорят о том, что все равно не только проверяющим, но и всей налоговой службе как системе. Плательщики не верят в возможность объективного рассмотрения жалобы, поэтому просто не тратят время и средства на административное обжалование. Из тех немногочисленных жалоб, которые попадают в налоговую, только в 21% случаев решения налоговой отменяются.

Но надо помнить, что даже частичное удовлетворение жалобы на одну гривню приводит к отмене налогового уведомления-решения. Однако появляется новое решение, практически с тем же доначислением, уменьшенным, например, всего на одну гривню. Поэтому даже эти 21% вызывают вопрос.

Процедура административного обжалования была придумана для того, чтобы налоговая или таможня собственными силами объективно пересмотрели решение, вынесенное ими же, тем самым оставив для суда действительно спорные моменты. Например, в Германии процедура административного обжалования является обязательной до обращения в суд. При этом в Германии показатель отмены налоговой своих же решений составляет 71%. Таким образом, нагрузка на суд уменьшается в три раза.

Процедура в украинском налоговом кодексе выписана прекрасно: орган, принявший решение, должен доказывать свою правоту, орган, рассматривающий жалобу, должен принять мотивированное решение. Что же по факту мы имеем? Стандартная фраза из решения налоговой: «доказательства, приведенные в жалобе, …не могут быть основанием для отмены решения ГНИ». Это мотивированное решение? Это налоговая доказывает свою правоту? Нет, это свидетельство того, насколько им все равно. Как бы ни было идеально законодательство, оно не работает, когда тем, кто его применяет, все — все равно. Какую ответственность несут должностные лица налоговой в случае отмены судом решений налоговой? Вопрос риторический.

Административные суды задыхаются от количества дел, сваленных на них налоговыми органами.

Наиболее показательными в этом аспекте являются апелляционные административные суды. Так, по данным ВАСУ, в 2011 году в среднем один судья апелляционного суда рассматривал в месяц 417 дел. Максимальный показатель приходится на Днепропетровский апелляционный административный суд, в котором судья в 2011 году в среднем рассматривал 764 дела в месяц. Для прояснения того, что же означают эти цифры, приведем такой пример.

Рабочий месяц судьи составляет 160 часов. Дни судебных заседаний и внутренние совещания занимают примерно половину времени служителя Фемиды. Таким образом, на изучение материалов дела и подготовку решения суда остается 80 часов в месяц. При нагрузке 417 дел в месяц судья может потратить 12 минут на дело. При нагрузке 764 дела в месяц — шесть минут. За это время он должен ознакомиться с материалами, которые в налоговых делах могут содержать от одного до ста и более томов. Для того чтобы пролистать один том дела, судье необходимо потратить 12 минут (240 стр. х на 3 сек.). Остается загадкой, когда он просматривает остальные тома и пишет решения суда.

О чем говорит вышеуказанная статистика? О том, что в большинстве случаев в налоговых спорах судья не имеет возможности даже ознакомиться с материалами дела. Другими словами, плательщик налогов при обращении в суд должен понимать, что судебная система не способна обеспечить всестороннее и объективное рассмотрение дела и что как минимум на уровне апелляции материалы дела даже не будут открыты.

Судебная система стала штамповать решения суда без какого-либо намека на их мотивацию.

В итоге по количеству дел в Европейском суде по правам человека Украина заняла в 2010 году третье место (10 000 дел), в 2011 году пятое (10309 дел). При этом в 99% случаев Европейским судом было установлено хотя бы одно нарушение со стороны Украины. Среди стран первой пятерки по количеству дел в Европейском суде Украина является лидером по количеству дел (33%), в которых было установлено нарушение права на справедливый суд.

Какие последствия для судьи в связи с принятием немотивированного решения? Никаких! Вот если судья нарушит сроки рассмотрения дела, он может быть привлечен к дисциплинарной ответственности. В 2011 году к дисциплинарной ответственности было привлечено 115 судей, большинство — за нарушение сроков рассмотрения дел. Учитывая общую нагрузку на суд, практически каждого судью в любой момент можно привлечь к ответственности за нарушение сроков рассмотрения дела. Это даже круче, чем святая инквизиция. Высший совет юстиции, обладая такой возможностью, имеет практически неограниченную власть над судьями. И это называется независимостью суда. Поэтому судье проще принять немотивированное решение (особенно, если оно в пользу бюджета), чем нарушить срок рассмотрения дела.

Возможно ли оправдание немотивированному решению суда? Чтобы понять важность мотивации решения суда, достаточно сравнить правосудие с услугой. Что может быть в таком случае критерием (показателем) качества судебной услуги? Безусловно, это результат. Результатом выступает справедливое и мотивированное решение суда. Может ли быть оправдание некачественной услуге? Например, потому что много работы или маленькая зарплата. Готов ли судья или член Высшего совета юстиции получить некачественный ремонт автомобиля, потому что у автослесаря много заказов?

Почему же в таком случае немотивированное решение суда стало нормой?

Что же такое мотивированное решение суда? Нет другого более авторитетного источника, в котором можно найти ответ на этот вопрос, чем решения Европейского суда по правам человека. Сразу отметим, что четкое определение мотивированного решения — задача не из простых. Поэтому правильнее дать понимание мотивированного решения суда путем описания признаков немотивированного и мотивированного решения суда. Исходя из практики Европейского суда, не является мотивированным решение суда, если: содержит простое указание на норму закона; непонятно, почему суд пришел именно к таким выводам; из аргументации решения непонятно, поддержал ли суд вышестоящей инстанции доводы нижестоящей инстанции; уместные и важные аргументы стороны проигнорированы.

Мотивированным является решение суда если: основания, на которых базируется решение, указаны должным образом; доводы и мотивы, на которых базируется решение, указаны с достаточной ясностью; высказана позиция суда касательно всех уместных и важных аргументов стороны.

Практика Европейского суда уже сформировала подход к тому, что ожидает истец от судебной «услуги». Истец ожидает: понятное и доступное решение; решение, которое должно демонстрировать, что стороны были выслушаны и услышаны; возможность обжаловать такое решение и получить право на его пересмотр высшей инстанцией.

Если исходить из указанных критериев, то в большинстве случаев сегодняшняя судебная система генерирует решения, которые не являются мотивированными. На этом основании они могут быть отменены Европейским судом по правам человека в связи с нарушением права на справедливый суд.

Большинство решений украинских судов в спорах, где стороной выступает орган власти, содержит следующую структуру:

1. Согласно статье Закона …

2. Согласно пункту Постановления …

3. Таким образом …

Такая структура не содержит логической цепочки и реального обоснования, которое позволяет установить, каким именно образом суд пришел к конечному выводу, который, как правило, сводится к следующим фразам-«пустышкам»:

— ответчик (орган государственной власти) действовал на основании, в пределах полномочий и способом, которые предусмотрены действующим законодательством;

— ответчик действовал обоснованно, с учетом всех обстоятельств, имеющих значение для принятия решения (совершения действия);

— изложенные в апелляционной жалобе истцом доводы не опровергают выводов суда первой инстанции;

— руководствуясь внутренним убеждением, суд приходит к выводу о необоснованности исковых требований.

Недоумение — обычная реакция на содержание судебного решения.

То, что решение суда должно быть мотивировано, понимают и в Украине. Так, все процессуальные кодексы содержат положения относительно того, что решение должно быть мотивировано. Например, ст. 163 Кодекса административного судопроизводства предусматривает, что постановление суда состоит, среди прочего, из мотивировочной части с указанием: установленных судом обстоятельств со ссылкой на доказательства, а также мотивов непринятия во внимание отдельных доказательств; мотивов, из которых суд исходил при принятии постановления, и положения закона, которым руководствовался.

В некоторых случаях на необходимость мотивирования решения суда обращает внимание и Верховный суд Украины. Так, еще в далеком 2006 году на заседании президиума Высшего административного суда Украины рассматривался вопрос относительно обеспечения правильности судебных решений ВАСУ в связи с тем, что Судебная палата по рассмотрению административных дел ВСУ отменила решение ВАСУ именно из-за его немотивированности. Как отметил докладчик по этому вопросу, заместитель председателя ВАСУ Александр Панченко, недопустимо, чтобы в судебном решении мотивация укладывалась в одно предложение вроде «доводы кассационной жалобы не опровергают решения судов первой и апелляционной инстанции».

Однако между пониманием и реальным обеспечением того, чтобы действительно все решения судов были мотивированы, есть большая разница. Вышеприведенная статистика однозначно свидетельствует о том, что судебная система Украины в принципе не может предоставлять качественные услуги, т.е. обеспечить вынесение мотивированных судебных решений. Какой же выход? Расширить штат судей и увеличить финансирование судов? Поможет ли это? Обратимся к статистике. Согласно отчету Европейской комиссии по эффективности правосудия (European Commission for the Efficiency of Justice), в Украине в

2008 году на 100000 человек приходилось 15,1 судей. Для сравнения: в Норвегии — 11,3; в Дании — 6,9; в Швеции — 11,3; в Италии — 10,2; в Швейцарии — 14,1; и только в России — 24,2. Финансирование судебной системы в 2008 году в Украине составляло 0,17% от расходной части бюджета. Для сравнения: в Норвегии — 0,05; в Дании — 0,1; в Швеции — 0,14; в Италии — 0,18; Швейцарии — 0,22; в России — 0,24. Указанные данные свидетельствуют о том, что нет необходимости увеличивать штат судей и расходную часть бюджета — они уже соответствуют мировой практике.

Безусловно, что в абсолютных цифрах 0,17% от расходной части бюджета Украины и 0,14% от расходной части бюджета, например, Швеции, — это абсолютно разные цифры. Наглядно это соотношение демонстрируют данные о количестве средств, выделяемых из бюджета на судебную систему в пересчете на одного гражданина. Так, в 2008 году согласно данным Европейской комиссии, в Украине финансирование судов составило 3,1 евро на одного гражданина при среднегодовой зарплате 1971 евро.

Для сравнения: в Норвегии — 34 и 42331 соответственно; в Дании — 41,8 и 47769; в Швеции — 43,5 и 29999; в Италии — 50,5 и 22746; в Швейцарии — 104 и 42331, в России — 16,9 евро при среднегодовой зарплате 5004 евро. О чем говорит эта статистика? Что только за счет роста ВВП можно увеличить финансирование судов. Может ли вырасти ВВП в стране, где бизнес лишен права на справедливый суд? Сегодняшнее состояние бюджета — красноречивый ответ на этот вопрос.

Справедливости ради следует отметить, что по состоянию на 2008 год соотношение поступлений в бюджет в виде судебного сбора (государственной пошлины) составляло всего 1% от суммы финансирования судов из бюджета. По сравнению с 2008 годом судебный сбор значительно возрос и уже составляет явно не 1%, но судам от этого легче не стало. Так что это тоже не выход.

Так какой же все-таки выход? Ответ на поверхности. Первое. Уменьшить количество дел, поступающих в суд. Для этого органы государственной власти должны бояться проигрывать дела в суде, для чего необходимо ввести ответственность для должностных лиц органов власти в случае отмены их решения судом. Когда им перестанет быть безразлично, они перестанут заваливать суд делами как мусором.

Второе. Установление на законодательном уровне количества часов, которые судья должен потратить на одно дело. Невозможно написать мотивированное решение, потратив 12 минут на изучение дела и написание решения. При таком количестве времени на судебное дело правосудие превращается в профанацию.

Третье. Установление на законодательном уровне четких критериев мотивированного и немотивированного решения, а также последствий в виде обязательной отмены немотивированного решения.

Четвертое. Установление для судьи последствий в случае систематического принятия немотивированных решений. Например, автоматическое отстранение от должности до прохождения аттестации в случае отмены решений вышестоящей инстанцией в связи с их немотивированностью.

Пятое. Установление принципа рассмотрения судом дела исключительно на основании материалов, которые были использованы государственным органом при вынесении решения.

Применяемый сегодня судами принцип официального выяснения обстоятельств дела превратил суд в орган, осуществляющий несвойственные ему функции, например, налоговую проверку.

Шестое. Установление на законодательном уровне требований к структуре иска и возражений на иск, что позволит судье быстрее и проще понимать суть спора и аргументы сторон.

Седьмое. Введение внешней оценки деятельности суда, выводы которой будут иметь последствия для должностных лиц суда.

Почему же все-таки так важно, чтобы решение органов власти было мотивированным? Потому что сказать, что белое на самом деле черное без аргументов легко. Но вот сказать то же самое обоснованно, с использованием аргументов и логических цепочек, намного сложнее, а иногда и невозможно.

Авторы: А. Минин, А. Шемяткин «Зеркало недели. Украина» №38 

Читайте также: