От коллег защитит только Бог. Почему экс-офицер КГБ прячется в канадской церкви

В первый день июня Первая лютеранская церковь канадского города Ванкувер в четвертый раз провела ежегодный обед в честь своего затворника Михаила Ленникова. 52-летний россиянин с 3 июня 2009 года укрывается в этой церкви от депортации за то, что в прошлом он служил в советском КГБ и не сообщил это канадским иммиграционным властям при въезде в страну.

Жене и сыну Ленникова разрешили остаться в Канаде по гуманитарным соображениям, и они живут в церкви вместе с ним.

Как сообщил местной сетевой газете Burnaby Now депутат канадского парламента Питер Джулиан, который борется за оправдание Ленникова, в 2009 году он получил тысячи страниц дела россиянина и не нашел там ни слова о причине, по которой министр по делам иммиграции не разрешил ему остаться в Канаде. «Семье пришлось очень тяжело, – сказал Джулиан репортеру газеты Дженнифер Моро. – Ленников провел несколько лет фактически в тюрьме. Ему не разрешено покидать территорию церкви, он не выходил из церкви и годами не видел солнечного света. По-моему, это очередной пример дурацкой иммиграционной политики этого правительства».

Просматривается в запрете на шум в лесу и комплекс ритуалов, связанных с вербальными (словесными) оберегами. Как можно защититься от темных сил? Это общеизвестно: повесить на шею или прикрепить к одежде амулеты, стать в центр круга, начертанного сакральным предметом. А славянские обереги, например были очень сильными.

Шутки полесских духов

По словам парламентария, его избиратели в округе Бернаби – Нью-Вестминстер настроены так же и засыпают его электронными письмами с просьбами, чтобы власти разрешили Ленникову жить с семьей за пределами церкви, оставаясь в Канаде. Округ 61-летнего либерала Джулиана находится в провинции Британская Колумбия, и он представляет его в парламенте от Новой Демократической партии.

Дженнифер Моро связалась с Фэйт Сент-Джон, советником по связям с общественностью Управления пограничной службы Канады (CBSA), от которой узнала, что Михаил Ленников по-прежнему находится в процессе депортации. «Его считают нарушителем канадского иммиграционного закона, и он находится в Канаде нелегально, – написала Сент-Джон репортеру Burnaby Now. – В Канаде нет мест, где человек мог бы скрываться и пользоваться иммунитетом от канадского закона». По словам Фэйт Сент-Джон, такие убежища подрывают четкость канадской иммиграционной программы, и сотрудники ее управления имеют право входа или получения судебного ордера на вход в любое здание, где находится скрывающийся от депортации.

«Однако, – отметила она, – CBSA стремится соблюдать необходимый баланс между нашей обязанностью обеспечивать честное и последовательное выполнение иммиграционного закона и в то же время сводить к минимуму осложнения для отдельных лиц, наших сотрудников и общества в целом. Если данное лицо не представляет серьезной угрозы для общества, Управление пограничной службы, по возможности, предпочитает вести переговоры и добиваться, чтобы этот человек добровольно покинул церковь и сдался сотрудникам Управления или других правоохранительных органов».

Ничего не поделаешь, закон есть закон. Поиск убежища в церкви столетиями считался последней надеждой беженцев, но право на укрытие в священных местах не прописано в законах Канады. Чем же не угодил Михаил Александрович Ленников властям этой страны?

Но сначала, кто же он, собственно, такой, а вернее, кем был и чем занимался?

Как рассказал сам Ленников, в 1981 году, когда ему было 20 лет, он учился в Дальневосточном государственном университете (ДГУ) во Владивостоке и был комсоргом факультета. Там с Мишей познакомился сотрудник КГБ, представившийся Максимовым. В иммиграционных судебных документах говорится, что Максимов попросил Ленникова снабжать его «характеристиками студентов его группы» и в том же году, когда Михаил готовился к поездке в Японию «по линии ВЛКСМ», Максимов предложил ему «обращать внимание на все, что он увидит в этой стране». Вернувшись, Миша Ленников передал сотруднику КГБ визитные карточки японских бизнесменов, с которыми он познакомился, то есть сообщил информацию, о которой его просил комитет для возможной вербовки агентов.

В документах канадского федерального суда сказано, что Ленников продолжал сотрудничать с КГБ, собирая сведения о студентах университета, но в 1986 году стал пытаться порвать эту связь и уйти из КГБ. Далее там говорится, что в 1987 году его «повысили в звании до капитана, а на следующий год отозвали в центральный аппарат (Head Office)».

Для всякого знакомого с советской действительностью тут возникает вопрос: кем же все-таки был Миша Ленников – комсомольцем-стукачом или кадровым офицером советской госбезопасности? В его деле отмечено, что он «работал (employed) в КГБ с 1981 по 1988 год». В 1986 году ему пора было и закончить учебу в университете, но о том, когда и как его взяли на службу в КГБ в судебных документах нет ни слова.

В 2007 году Ленников в интервью канадской National Post сказал, что когда он окончил учебу, ему предложили работать в КГБ. «Согласился, – сказал он, – боялся, что они станут меня шантажировать, что попаду в какой-нибудь черный список». Ленников отказался объяснить, чем он там занимался, сказав, что это только создаст для него новые неприятности. «Только тот факт, что я раскрыл это место работы, – сказал он репортеру National Post, – по российским законам уже наказуемо. Мне это не нужно».

Дальше – больше. В 1988 году 28-летний капитан КГБ Михаил Александрович Ленников разочаровался в карьере чекиста и подал рапорт об отставке, объяснив, почему он не подходит для этой работы, и его уволили «за служебное несоответствие». В те, уже перестроечные, но еще советские годы офицер КГБ мог уйти в отставку, но не уехать затем с семьей за рубеж. «Мой уход из КГБ мне не простили, – пояснил Михаил в одном из интервью. – После того, как я уволился в 1988 году, на три года стал невыездным. Моя специальность – японоведение, я пытался найти работу, связанную с поездками в Японию, но меня не выпускали. И только после 1991 года, после путча, что-то изменилось. Ну а потом мы уехали».

В 1995 году Михаил с Ириной и четырехлетним сыном Димой попали в Японию, где провели два года, а затем перебрались в Канаду. В Ванкувер Ленников прибыл по студенческой визе и поступил в аспирантуру Университета Британской Колумбии, где получил диплом специалиста по современной японской литературе и работал над докторской диссертацией, выбрав темой культурные отношения между Россией и Японией в конце XIX – начале ХХ века.

В ежегодном отчете факультета исследований стран Азии (Institute of Asian Research) он упомянут как аспирант и член студенческого комитета. Михаил Ленников также был связан с компанией Exclusive Alloys, которая продавала российские необработанные нефриты. Когда Ленников подал на Master Cours в университете Ванкувера по японской литературе, в заявлении на студенческую визу в графе Military Service он указал номер части, в которой служил и имя начальника.

В 1999 году его студенческая виза истекла, и Ленниковы подали заявления на право постоянного жительства в Канаде. Михаил нанял адвоката, которому честно рассказал, что 5 лет прослужил не просто в «воинской части», а в КГБ, и спросил, будет ли это преградой. Адвокат якобы ответил, что не будет, и составил заявление, в котором, по словам Михаила, его службу в КГБ назвал просто «военной службой», а в качестве работодателя указал «правительство СССР». И то, и другое отчасти было правдой, поскольку КГБ, как ни крути, был организацией военизированной и государственной.

В нотаризованном переводе записей в трудовой книжки Ленникова этот период значился как работа в некоем «committee of the state security», с маленьких букв, и на стадии первой проверки на смысл этих слов не обратили внимания.

Однако в 2002 году Михаила вызвали на собеседование, и иммиграционный чиновник попросил его объяснить, что это за «committee». Ленников рассказал о своем гебешном прошлом, и ему отказали. Комиссия по делам иммигрантов и беженцев (Immigration and Refugee Board) постановила, что с таким прошлым жить в Канаде нельзя. Свое решение комиссия мотивировала тем, что за годы службы в КГБ Ленникова несколько раз повышали в звании, а, уйдя в отставку, он поддерживал связь с комитетом и в результате ухода не пострадал. Ленников обжаловал это решение в Федеральном суде Канады, и слушание его дела состоялось 9 ноября 2006 года. Судья согласился с решением иммиграционной службы и отклонил апелляцию.

Михаил обратился к министру общественной безопасности Питеру ван Лоуну, заявив, что его судьбу мог решить шпионский скандал, когда из Канады выдворили российского разведчика-нелегала с документами на имя Пола Уильяма Хэмпела. Он указал, что не скрыл от канадских властей свое прошлое, и возвращаться в Россию ему нельзя, а жить в Канаде не разрешают из-за этого самого прошлого.

«Нет вопроса, что у КГБ, как политической полиции, было много функций, – сказал Ленников в интервью National Post. – В том числе они защищали общество от террористов и прочих. По-моему, на 80-90 процентов КГБ занималось законной деятельностью, которую ведет любая страна, любое правительство для защиты своего государства и своего народа. Там работали разные люди, вроде меня. При советской власти я был политически некорректным. Мне приходилось скрывать свои взгляды в надежде, что когда-то я смогу уехать из Советского Союза…

Я просто хотел расстаться с прошлым. Вот почему я открыто сообщил властям, что работал (в КГБ). Если хочешь устроить жизнь в новой стране и обращаешься за видом на постоянное жительство, лучше ничего не скрывать. Я верил, что канадские власти объективно рассмотрят мое дело. Да, факт, что я служил в КГБ, но у меня много положительного. По наивности я верил, что это положительное перевесит этот факт. К сожалению, закон говорит иначе. Можно быть самым совершенным человеком на земле, но из-за этого самого факта могут отказать, хотя нет никаких оснований считать, что я занимался тем, что можно назвать подрывной деятельностью или шпионажем».

В феврале 2009 года министр общественной безопасности отказал Ленникову, но в марте его жена Ирина и 17-летний сын Дмитрий все же получили право остаться в Канаде «из гуманности и сострадания». Михаил прибег к последней возможности, но 1 июня 2009 года федеральный судья Рассел Зинн отверг его жалобу на решение министра, назвав необоснованными страхи Ленникова, что в России его посадят за измену.

Аргумент адвоката Даррила Ларсона, что семья его клиента в Канаде непоправимо пострадает от разлуки с ним, судья также отверг, заявив, что жене и сыну Ленникова будет не хуже, чем другим семьям иммигрантов. Депортация была назначена на 3 июня, и в 3 часа утра Михаил должен был улететь во Владивосток. Ему оставалось уповать только на Бога, что Ленников и сделал, укрывшись в церкви.

Автор: АЛЕКСАНДР ГРАНТ,  RUSREK 

Читайте также: