Не путайте чмо и мачо

В России на днях будут отмечать новоприобретенный профессиональный семейный праздник — День семьи, любви и верности. Однако даже святые Петр и Феврония не в силах совладать с упрямой природой и суровой статистикой: только в одной семье из четырех не было измен.

Российское законодательство упорно движется в направлении, указанном «партией и правительством»: жить в законном браке, не разводиться, рожать как можно больше и лучше, а по выходным желательно всей семьей ходить в церковь или хотя бы в поход с палатками. В Петербурге, судя по отчету руководителя комитета по социальной политике Александра Ржаненкова, восприняли эти слова буквально.

Так, в 2012 году петербуржцы стали больше регистрировать браков, меньше разводиться, больше рожать (причем второго и последующих детей) и даже перевыполнили план, так как умирать тоже стали меньше. Для поддержки таких правильных хороших людей из городского бюджета — кстати, пример Северной столицы уникальный и единичный в России — уже несколько лет выплачиваются вполне приличные суммы супругам, прожившим в браке 50, 60 и более лет (выплаты приравнены к количеству прожитых совместно лет, в десятках тысяч рублей). Так, за последние годы более 4,5 тыс. юбиляров получили «премии за любовь» на общую сумму более 230 млн рублей.

Однако, по мнению психологов, практически нет ни одной семьи, где бы хотя бы один из супругов ни разу не изменял второй половине. Разумеется, статистику измен провести невозможно, но, по очень приблизительным данным, только в одной семье из четырех супруги абсолютно верны друг другу.

Случайно или нет, но День семьи, любви и верности, предложенный в 2008 году супругой тогдашнего президента Дмитрия Медведева, пришелся на самый разгар лета, когда сама природа располагает к романтике, причем в большинстве случаев любовные приключения случаются как раз вне семьи, грядок, работы и вообще привычной рутины. Впрочем, специалисты просят не путать романтичных жертв любви с профессиональными искателями приключений.

Как рассказал корреспонденту «Росбалта» сексолог-психотерапевт, доктор медицинских наук Лев Щеглов, курортные романы были, есть и будут.

«Известно, что добрачные и внебрачные связи — вовсе не удел сегодняшнего дня, — говорит профессор. — Однако тут важен вопрос масштабности и мотивации. Если человек отправляется в отпуск с желанием расслабиться, с жаждой позитива, новых ощущений, красивой романтики, и где-то на задворках сознания он не исключает любовной игры, то такая мотивация универсальна, и она была и будет всегда».

По мнению сексолога, такой роман — вовсе не угроза для семьи и не следует делать из него трагедию. Особенно если подгулявшая «половина» не будет слишком уж болтлива и не углубится в никому ненужное пожизненное раскаянье. «Такой спонтанный роман — не угроза для семьи. Ведь нельзя изредка выпивающего человека назвать алкоголиком, — считает доктор Щеглов. — Но вот другая мотивация, которая становится наиболее популярной в последнее время, гораздо более тревожна».

Герои другой мотивации — это, как правило, люди, разочаровавшиеся в браке или вообще не признающие брак и отправляющиеся на курорт исключительно ради любовных приключений. Любопытно, что в последнее время ими чаще становятся женщины. «Для них основной мотив поездки — программируемая связь. Это характерный вид дебильно-вычурных провинциальных дам бальзаковского возраста, которые сознательно отправляются в Турцию или Египет, находят там мужчин, а потом горько рыдают, что их обобрали и бросили. Это — соединение поразительной глупости на фоне вала информации об опасности подобных приключений с инфантильно-глупеньким расчетом, что вот у нее-то все будет по-хорошему и ей удастся женить или прибрать к рукам молодого египтского или турецкого принца несмотря на разницу культур, уклада жизни и, как правило, большой разницы в возрасте», — сообщил эксперт.

Традиционно романы на стороне (и курортные в том числе) присущи мужчинам. Однако, по словам практикующего доктора-сексолога, теперь и женщины «подтягиваются». «И это можно назвать особенностью последнего времени, — говорит Лев Щеглов. — Традиционно общество всегда больше разрешало мужчинам, но сейчас и на искательницу приключений никто особо косо смотреть не будет. Человек слаб. А если еще и глуп, то тогда вопрос серьезней».

Информационное пространство действительно переполнено душераздирающими историями о прекрасных дамах, которых соблазнили, обобрали и бросили горячие пляжные мачо. В Египте, Турции, а в последнее время даже на ряде европейских курортах подтянутые «аладдины» работают едва ли не официально, причем искренне не видя в своих услугах ничего плохого. Если дама хочет и дама платит — отчего же нет? Особенности ума и характера самих дам вполне красочно описал доктор Щеглов. Но как быть и что делать в первом случае, то есть когда южное солнце напрочь сносит крышу даже самым умным, милым и преданным?..

«Тут важно придерживаться основного правила, подобному вхождению в то же море: прежде чем войти, подумай, как будешь выходить, — считает психолог Мария Славина. — То есть главное: дать себе установку, что двухнедельный роман под пальмами — это, скорее всего, не ваше счастливое будущее с уже запланированной расстановкой шкафов в новом доме, а всего лишь приключение. Не строить иллюзий, не расспрашивать «принца (принцессу)» о деталях его собственной жизни, минимум рассказывать о своей. Понятно, когда эмоции зашкаливают — разум тихо сопит в сторонке. Но постарайтесь его все-таки разбудить. Подумайте о том, что ваш супруг (супруга) не так уже плохи, что дома вас ждут дети, собака, любимый фикус и надежная обустроенная жизнь».

Впрочем, курортные романы иногда превращаются и в трагедии. Так, в плечо корреспонденту «Росбалта» рыдал турецкий гид по имени Илмаз, умоляя найти в далекой России понравившуюся ему Наташу. Измаз был хорош, Наташа, с которой у гида был бурный двухнедельный роман, тоже. Турок реально влюбился, а вот куда пропала Наташа, оставившая горячему парню неправильные телефоны и адреса, остается только догадываться.

Однако самый болезненный и опасный «привет с юга» приходится все-таки расхлебывать врачам-венерологам. По словам медиков, к сентябрю — окончанию курортного сезона — КВД (кожно-венерологические диспансеры) готовятся как к чрезвычайной ситуации. Как рассказала заведующая организационно-методическим консультативным отделом по дерматовенерологии Городского кожно-венерологического диспансера Ольга Гайворонская, Петербург впору уже называть российской «столицей сифилиса» — у нас заболеваемость по нему в 1,5-2 раза выше, чем по России. По ее словам, ситуация, конечно, не столь критична, как была в середине 90-х годов ХХ века, но оптимизма явно не добавляет.

Конечно, виноваты в такой ситуации отнюдь не только беспечные курортники. По мнению специалиста, основную картину неблагополучной ситуации по заболеваемости «льюисом» делают мигранты, которые в последние годы все чаще и больше везут «французскую болезнь» в Северную столицу, а также наркоманы.

По оценкам медиков, заболеваемость растет примерно на 3% в год. Зато улучшилась ситуация с гонореей, которой сейчас либо болеют меньше, либо лечатся самостоятельно – благо, что она поддается лечению лучше, чем прочая аналогичная зараза. Картина с прочими ЗППП (заболеваниями, передающимися половым путем) недостаточно ясна, поскольку их выявление довольно затруднительно, и человек может ходить с каким-нибудь хламидиозом годами, даже не зная об этом.

«Кожно-венерических заболеваний всего в мире около 2 тыс., 20-30 видов из них постоянно фиксируются в Петербурге», — говорит Гайворонская.

Врачей удивляет, что, несмотря на постоянную информацию опасности ЗПП и доступность средств индивидуальной защиты, жертвы жестоких курортных романов не иссякают. «То ли у человека под влиянием свободы, природы и романтики ломаются все «тормоза», то ли наши люди изначально беспечны, — говорят врачи. — Любопытно еще, что каждая вторая жертва любовной курортной романтики в слезах и соплях рассказывала про то, что ее принц (принцесса) обиделись бы на предложение предохраняться. Либо — что более вероятно — близкие контакты происходят под влиянием алкоголя».

Впрочем, эксперты утверждают, что наше собственное восприятие и семейных ценностей, и антисемейных отношений — это только лишь наше собственное восприятие. Если, конечно, оно не несет в себе беды для других людей. Можно воспринимать это либо как трагедию, либо как необходимый дополнительный ресурс для, конечно, счастливого будущего.

Автор: Марина Бойцова, РОСБАЛТ 

Читайте также: