Украинцы массово ударились в религию? Во что, в кого и почему мы верим?

Знаете, в чем разница между православными и футбольными фанатами? Фанаты не верят, что футболки их кумиров могут исцелить от опухоли мозга. Интересно, а что бы сказал сам Христос, если бы узнал, что все вещи, с которыми он контактировал, позже были объявлены святыми и чудотворными? Наверное, что-то вроде «ребята, да вы гоните!».

 Нет, это не шутка, высмеивающая верующих. В современном мире нельзя смеяться над людьми, даже если они несут откровенную чушь, но при этом заявляют, что веруют в неё, даже если вера противоречит самим основам религии, последователями которой они себя называют. В нашем мире нас заставляют уважать «чувства» верующих, по крайней мере, до того момента, пока сами верующие или их пастыри уважают Уголовный кодекс. Как, например, в случае с печально известным «Белым Братством».

Сегодня уже мало кто помнит, как эти затейники регистрировали свои «религиозные объединения» и власть не только не возражала, но и всячески поддерживала это «возрождение духовности». И ведь «Белое Братство» почти ничем не выделялось на фоне десятков других церквей и сект, активно развернувших свою деятельность в начале 90-х годов – на фоне лозунгов тогдашних политиков о том самом «духовном возрождении народа после 73 лет коммунистического режима». Разве что только своими белыми балахонами.


В 90-е годы новоявленные церкви проповедовали в кинотеатрах…


или просто на улице

Когда Мария-Дэви-Христос уводила подростков из семей, чиновники лишь посмеивались. «Ну так ребята в Бога уверовали, что ж в этом плохого, радуйтесь, что не пьют, не колются!». Даже когда «Белое Братство» начало захватывать храмы, власти на это отреагировали довольно снисходительно – ведь этим занимались многие. В то время в Украине как раз происходил великий церковный передел, и по всей стране на папертях сражались между собой сторонники разных патриархатов и христианских течений. Некоторые политики сделали себе на этом карьеру – как, например, Василий Червоний (в 2009 году убитый молнией).


Киев, 18 июля 1995 года. Похороны патриарха УПЦ КП Владимира

«Белое Братство» критиковали тогда только традиционные христианские церкви. Батюшки, святые отцы и пасторы называли их опасными мошенниками, «уводящими души к погибели». Но в основном потому, что видели в них опасных конкурентов. Точно так же они поносили и друг друга, когда выясняли, какая из православных церквей более правильная и больше отвечает «национальным интересам».

Лишь только когда Мария-Дэви-Христос попутала рамсы и стала призывать не подчиняться властям, на неё и Юрия Кривошеева (того самого Иоанна Свами) завели уголовное дело, людей в белых простынях стали повсеместно прессовать, а потом окончательно повязали в Софийском соборе. Только тогда их разоблачением занялись все СМИ, публикуя биографии «божественных воплощений» и раскрывая перед обывателями основы «зомбирования»…

Веселое было времечко! Время массового ухода украинцев в религию – в чем мы преуспели гораздо больше других. Как сообщил на днях профессор Джорджтаунского университета, социолог Хосе Казанова, Украина лидирует по количеству людей, которые в течение последних 20 лет стали считать себя религиозными.


Духовность возродилась

Причем все эти 20 лет нам постоянно твердили, что религия – это суть воплощения добра и вообще единственный светлый луч в нашем темном царстве ядерно-космической эры. Отсюда и название процесса — возрождение духовности. Это говорила власть, это говорила оппозиция, это говорила интеллигенция, и даже коммунисты отринули марксистский материализм и стали называть себя православными. Поэтому говорить о религии в наше время весьма трудно, во всяком случае, в Украине. Альтернативное мнение у нас не приветствуется, да его практически и не осталось – на атеистов наши воцерковленные граждане уже смотрят, как на каких-то негодяев, закоренелых грешников.

«Любая серьезная жизненная установка ведет человека к вере. А все тупое, паршивое ведет к неверию», — считает протоиерей, настоятель храма Агапита Печерского отец Андрей Ткачев.

К сожалению, подобные проповеди наши уверовавшие сограждане воспринимают классически: все, кто с нами – хорошие, все, кто к нам не присоединился и с нами не согласен – те паршивые овцы. Собственно говоря, на этом вся доброта религии и заканчивается. Дальше люди с насупленными лицами и сжатыми кулаками готовятся «отстоять веру». В крайнем случае, они скрутят дулю в кармане и отвернутся, считая, что вас, конечно, следовало бы прибить, но Господь велел прощать грешников.

Парадокс в том, что редко какая религия действительно учит нехорошему. Ну, разве что любителей животных могут рассердить традиционные жертвоприношения в некоторых религиях, а сторонники сексуальной свободы расценивают некоторые места в Библии как «экстремистские призывы». А так, в основном, религиозные своды правил и наставлений считаются основами культуры и морали – тем самым добром, о котором всегда грезило человечество. Но при этом из-за религии развязывалось несчетное число конфликтов, в которых пострадали и погибли десятки миллионов. Поэтому нередко проповеди добра имеют продолжение в виде мордобоя, как в том фильме «Мусульманин» с Балуевым и Мироновым.

 

Впрочем, а виновата ли религия? Видимо, сама природа многих людей такова, что они готовы навязывать свою правоту всему миру, и не важно, что они при этом исповедуют: религию, марксизм, демократию или веру в Санта-Клауса. Хотя, с другой стороны, любая религия делит людей на «уверовавших» и нет. Как бы первые ни относились ко вторым — жгли их на кострах или сочувственно прощали, они в любом случае считают их «не такими, как мы». Другими, чужими, нечистыми.

Поэтому есть некоторые сомнения насчет того, что «духовное возрождение» сделало украинцев лучше. Во всяком случае, любить ближних мы так и не стали,- скорее, наоборот. Всеобщее увлечение религиями не дало ничего. И вообще, за эти 20 лет наше общество стало гораздо хуже, чем тогда, когда оно было как бы атеистическим. Народ нарушает уже не только христианские, но и вообще все человеческие заповеди, и считает, что ничего зазорного в этом нет. «Бог простит!».

Кстати, о Боге. Вы заметили, что т.н. религиозность наших соотечественников – это полный и кошмарный хаос. Начнем с того, что в Украине только православных церквей аж три штуки, а всего христианских конфессий наберется десятка два, если не больше. Это не считая мелких чудаковатых сект, в которых христианство переплетено с буддизмом, теософией или вуду. А ведь помимо этого у нас есть мусульмане (разных течений), иудеи, неоязычники, буддисты, кришнаиты и т.д.


Это тоже верующие

Американский социолог Хосе Казанова считает, что это хорошо – у нас нет доминирующей «державной» церкви и есть богатый выбор религий, а значит, есть свобода разума и духа, мы имеем возможность выбрать себе в этом супермаркете религию по вкусу. По его словам, в мире не так много стран, где существует такое счастье – пожалуй, только Украина и США.

Однако такой широкий выбор вносит неразбериху в головы и без того не слишком религиозно грамотных украинцев. А ведь эти головы набиты еще политикой, всяческими суевериями и обрывками научно-популярных передач. В итоге мы имеем верующих, которые вред ли припомнят имена всех апостолов, но зато будут часами вам рассказывать про «замученных большевиками украинских епископов», которые не понимают смысла триединства, но точно знают, сколько раз нужно поклониться той или иной иконе. Которые одновременно веруют и в Христа, и в инопланетян, и в цыганское проклятие.


А ведь среди них есть люди с высшим образованием

В 1991 году у нас было одно из самых образованных обществ в мире. Казалось бы, уверовав в Бога, такое общество создало бы обновленную, просвещенную религию. Но вместо этого многие наши сограждане пришли к примитивной вере прадедов. Они даже не слушают проповедей и не читают Библию. Они просто ходят в церковь ставить свечки, кланяться иконам и целовать святые реликвии. При этом они уверены, что свечки помогут им загладить свои грехи, молитва поможет избавиться от сварливой соседки, а чудотворный пояс вылечит их от рака. Это не религия 21-го века, это какой-то примитивный шаманизм!

«В 19 веке человек понимал, как ему казалось, мир, в котором он живет. Любой интеллигентный человек мог прочитать статью в научном журнале, и ему была приблизительно ясна картина мира. Современный человек не понимает мир, в котором он живет, у него это вызывает прострацию. Только фанатики могут понять теорию суперструн. Мы не понимаем современной политики. Природа денег изменилась раза три за последние 50 лет. Современный человек находится в очень сильной прострации. Соответственно, он ищет для себя каких-то объяснений в религии», — считает украинский политический деятель, президент Института проблем региональной политики и современной политологии, лидер партии «Братство» Дмитрий Корчинский.

Что ж, нет ничего плохого в том, чтобы надеяться на божью помощь в работе, учебе, лечении. Это нормально, в этом смысл религии. У евреев есть даже набор анекдотов о тех, кто, сложа руки, ждет подарка с неба, не шевеля при этом пальцем. Типа «Абрам, ну ты хотя бы купи лотерейный билет!». И вот проблема как раз в том, что в постсоветским обществе слишком много людей, которые готовы ждать чуда, опустив руки. Порой дело доходит до ужасных трагедий, когда просто не знаешь, что у людей отобрало разум – несчастье или религия?

Впрочем, действительно по-настоящему верующих людей в Украине гораздо меньше, чем заявлено. Например, из ста человек, называющих себя православными, лишь пятая часть регулярно ходит в церкви хотя бы по воскресеньям. И лишь двое-трое в полном объеме знакомы со своей религией. Для большинства вполне достаточно получить благословение батюшки и навешать миниатюрных икон в автомобиле, на рабочем месте, на кухне, над кроватью.

А почему большая часть украинских прихожан – это люди пенсионного возраста? Да потому что у нас страна атеистов, которые, заболев или дожив до старости, ощутили приближение неминуемого и в панике бросились за помощью и утешением к религии. В итоге церкви у нас наполнены престарелыми кающимися грешниками, которые даже толком не знают, как заслужить божье прощение, но там практически нет молодых праведников. Молодые у нас грешат, у них впереди еще вагон времени, поэтому они могут позволить себе пока побыть атеистами. И вот поэтому у нас такое вот странное общество уверовавших.

Однако подобная ситуация продержится недолго. В том смысле, что религиозность украинского общества будет трансформироваться. И позиции пока ещё доминирующих православной и католической церквей будут значительно потеснены.

Будь Украина моноконфессиональной страной типа Польши или Испании, без возможности свободного выбора религии, то дети из поколения в поколение наследовали бы веру отцов. И доминирующей церкви не надо было бы даже сильно напрягаться в привлечении новой паствы: а куда верующие денутся, в любом случае к нам придут!

В Украине же существует и религиозный выбор, и религиозная конкуренция. И вот «традиционные» церкви эту конкуренцию явно проигрывают. Пока что их спасает то, что многие люди по традиции идут в ту церковь, в которую ходили их бабушки и дедушки (правда, уже сейчас эта церковь может принадлежать совсем другому патриархату). Пока что их выручают низкие запросы потребителей к ассортименту и качеству своих услуг: людям достаточно, чтобы был храм, в котором бы висели иконы и басил батюшка, который бы как-нибудь крестил, венчал и отпевал.

Но, возможно, со временем запросы людей станут более высокими. И если церковь не сможет отреагировать на их спрос, то клиенты этого супермаркета выберут другую религию. Процесс уже идет достаточно быстро, и эксперты прогнозируют развитие в Украине религиозных объединений, способных занять три пока еще вакантных ниши. Речь идет о повышении интереса украинцев к «чистому христианству» (протестантизм), к современной либеральной и продвинутой церкви (то, чего не хватает молодежи) и вполне закономерному интересу к консервативной и социально ориентированной церкви, защищающей интересы бедняков и сурово осуждающей моральное разложение общества.

Автор: Виктор Дяченко,   From-UA

Читайте также: