На защите подонков. Кто служит и не служит во Внутренних войсках

Став свидетелем жестокого избиения солдата командиром взвода, 31-летний Андрей Леоненко из Черниговской области не смог молчать и был уволен. «Строптивого» очевидца избиения солдата офицером уволили из Внутренних войск за… плохую прическу. Андрею удалось доказать, что это сделали незаконно, по поддельным документам, но его до сих пор не восстановили на службе.

 Когда в отношении командира взвода воинской части Управления Северного территориального командования Внутренних войск МВД Украины Владимира Быкова (имя и фамилия изменены), избившего своего подчиненного, возбудили уголовное дело, большинство солдат были уверены, что до суда дело не дойдет. И хотя избиение видели несколько человек, трое из них вскоре об этом… забыли. На допросе в военной прокуратуре оказалось, что солдаты об избиении слышат впервые.

Старшему лейтенанту они давали только самые лучшие характеристики. Откуда у пострадавшего сотрясение мозга и многочисленные гематомы, военные объяснить не смогли. Внятные объяснения смог дать только солдат Андрей Леоненко. Андрей рассказал, что видел, как командир взвода жестоко бил подчиненного ногами, после чего приковал парня к кровати и продолжил пытки. Показания солдата совпали с результатами экспертиз — побои у пострадавшего были именно в тех местах, о которых говорил Леоненко. Вина старшего лейтенанта была доказана.

— После этого руководство нашей части пообещало устроить мне «веселую жизнь», — вспоминает Андрей Леоненко (на фото). — Дескать, у старшего лейтенанта, на моих глазах избивавшего человека, есть очень влиятельный родственник, который так этого не оставит. Я тогда не поверил. Но вскоре понял, что заблуждался.

«Если хочешь и дальше служить, забудь все, что ты видел», — заявил полковник«

— Когда к нам в часть пришли сотрудники военной прокуратуры и начали спрашивать, что произошло между командиром взвода и солдатом Савочкиным (фамилия изменена. — Авт.), у меня и мысли не было сказать неправду, — рассказывает Андрей Леоненко. — Зачем врать, если я все видел? Это случилось в селе Чайкино Новгород-Северского района Черниговской области, куда наш спецвзвод отправили в командировку. Старший лейтенант Быков, командир нашего взвода, никогда не отличался справедливым отношением к подчиненным. Крики и маты были для него привычным делом.

Однажды вечером в соседней комнате дома, где мы остановились, я услышал крик. Побежал посмотреть, что происходит, и сразу все понял: там старший лейтенант Быков избивал солдата Лешу Савочкина. Со мной прибежали несколько сослуживцев. «Владимир Михайлович! — окликнул я Быкова. — Что вы делаете?!» Быков не отреагировал и ударил Савочкина ногой по голове. Леша застонал. «Прекратите! — закричал я. — Вы ему голову разбили!» Ребята тоже начали возмущаться.

Но Быков уже вошел в раж и не собирался останавливаться. «Я на вас рапорт подаю!» — пригрозил я. Эта фраза привела старшего лейтенанта в чувство. Он наконец оставил Савочкина в покое. «Да что ты разошелся? — махнул рукой. — Я спокоен. Все нормально». Савочкин молчал, вытирая кровь с разбитого лица. Немного подождав, я пошел за зеленкой. Но через несколько минут опять услышал звуки борьбы.

Забежав в комнату, Андрей увидел, что Быков вновь бьет Савочкина. Только на этот раз сержант уже был прикован к кровати наручниками.

— Быков лупил Лешу по голове армейскими ботинками, — вспоминает Андрей Леоненко. — Когда Савочкин начал сопротивляться, Быков брызнул ему в лицо из газового баллончика. Старший лейтенант был не в себе. Мне даже показалось, что он пьян. Я опять начал кричать. Угрожал, что сейчас же позвоню в милицию, что не оставлю это просто так. Уже был готов начать с ним драться — только бы он оставил Савочкина в покое. Через несколько минут Быков успокоился. Правда, ни извинений, ни первой помощи Леша от него так и не дождался. Наоборот, Быков забрал у Савочкина телефон — чтобы тот никому не мог пожаловаться. Я не находил себе места от возмущения. Как так: жестоко избить человека, запугать его до полусмерти и остаться безнаказанным? И почему молчим мы, солдаты, которые все это видели?! Ночью я пришел к Савочкину и дал ему свой телефон. Леша позвонил в милицию.

Уже на следующий день в инциденте начала разбираться военная прокуратура. Алексея Савочкина госпитализировали с сотрясением мозга и многочисленными ушибами. По факту случившегося возбудили уголовное дело.

— Начались допросы, — вспоминает Андрей Леоненко. — Вскоре я узнал, что один из моих сослуживцев отказался от показаний. Сказал, что никакого избиения не было. Хотя вместе со мной стоял в той комнате и все видел! Я понял, почему он так поступил, когда ко мне пришел полковник и заявил: «Если хочешь и дальше служить, никому ничего не говори. Просто забудь все, что ты видел».

«Сразу после приговора старший лейтенант вернулся в часть»

— Потом мне рассказали, что у старшего лейтенанта Быкова есть влиятельные родственники, которые надеются замять это дело, — продолжает Андрей Леоненко. — Пострадавшего Савочкина запугали, остальным солдатам пригрозили увольнением. Но я тогда решил, что они блефуют. Как меня могут уволить, если я никогда не нарушал дисциплину? В моей служебной карточке одни благодарности. Кроме того, я много лет занимался самбо и на соревнованиях выступал от имени нашей части, часто занимал призовые места. Поэтому я не собирался потакать чьей-то прихоти и на допросе в военной прокуратуре рассказал всю правду.

То же самое Андрей Леоненко подтвердил на суде. Его показания (которые стали ключевыми) полностью совпали с заключениями экспертиз. Старший лейтенант Быков был признан виновным и приговорен к условному сроку.

— После приговора ко мне снова подошел полковник, который просил изменить показания, — говорит Андрей Леоненко. — «Ну что, доволен? — спросил он, ухмыльнувшись. — Только служить тебе осталось недолго». Надо сказать, предвзятое отношение к себе я почувствовал сразу. Мне начали откровенно занижать оценки, поручали самую тяжелую работу. До замечаний, конечно, дело не доходило — я никогда не давал повода. Кстати, старший лейтенант Быков сразу после приговора… вернулся в часть. Он уже не был командиром взвода, но его так никто и не уволил.

Через три месяца Андрей, как и собирался, уехал на сессию. Он учился на заочном отделении одного из черниговских вузов. А вернувшись, узнал, что… уволен из внутренних войск.

— Мне сообщил об этом заместитель командира роты, как только я вернулся в часть, — рассказывает Андрей Леоненко. — «За что?» — не поверил я. «У тебя три выговора, — подтвердил комбат. — Или ты считаешь, что это не повод для увольнения?» «Покажите документы, — потребовал я. — Ничего такого не было, это какой-то абсурд». «Принесите его вещи», — кивнув в мою сторону, обратился комбат к сержанту. Но я все-таки настоял, чтобы меня впустили в часть и хотя бы сам смог собраться. Собирать вещи мне разрешили под надзором двоих солдат. В их присутствии ко мне пришел старший лейтенант Быков. «Уходишь, я смотрю, — Быков наигранно изобразил сочувствие. — Но ты же не думаешь, что это из-за меня. Я здесь ни при чем». Я промолчал. Все и так было ясно. Непонятно было только, о каких выговорах шла речь, если за время службы я не получил ни одного замечания. Уходя, попросил отдать мои документы. И опять получил отказ. «Военный билет ты не получишь, — отрезал комбат. — Был приказ тебе его не отдавать. Скажи спасибо, что вещи забрал».

Уволенный солдат написал жалобу в военную прокуратуру, но получил отказ. В Военной прокуратуре Черниговского гарнизона ответили, что Андрея Леоненко уволили абсолютно законно. Только после того, как Андрей обратился в суд, ему удалось увидеть приказ о своем увольнении. Оказалось, его уволили 12 сентября — в тот момент солдат еще был на сессии в университете, которая длилась до 14 сентября.

— Одно только это уже незаконно! — объясняет Андрей. — Сессия считается оплачиваемым отпуском, во время которого человека нельзя уволить. Кроме того, выяснилось, что за время, пока я был на сессии, каким-то образом получил аж три выговора — за нетактичное поведение, плохую стрижку и небритость. Но я вообще не появлялся в части! Из документов же следует, якобы я ознакомился с каждым выговором и лично расписался в служебной карточке. Вот только подписи в служебной карточке были… не мои. На первый взгляд, похожи, но если присмотреться, они другие: другой наклон, другие буквы. Объяснительных, которые я должен был написать, вообще не было.

«Для меня это стало делом принципа. Свою правоту доказываю уже пять лет»

Несмотря на эти нестыковки, выиграть суд оказалось не так просто. Суд первой инстанции Андрей проиграл. Тогда уволенный солдат опять обратился в военную прокуратуру — на этот раз с просьбой провести почерковедческую экспертизу, чтобы выяснить, расписывался он в служебной карточке или нет. Эксперты пришли к выводу, что эти подписи ставил не Леоненко.

— Кто именно это сделал, конечно же, не определили, — говорит Андрей. — Но эта экспертиза уже доказала, что меня уволили незаконно. С тех пор не раз обращался в прокуратуру с требованием выяснить, кто именно подделал мои подписи. Ведь речь идет о подделке документов! Тем не менее прокурорские проверки ничем не заканчивались.

Имея все доказательства того, что его уволили незаконно, Андрей попытался восстановиться на службе. Но и это оказалось делом непростым.

— Когда мне все же удалось получить свой военный билет, там стояла совсем другая дата увольнения, — говорит Андрей Леоненко. — Якобы меня уволили не 12, а 22 сентября. Хотя невооруженным глазом было видно, что число исправили — единицу затерли лезвием, а сверху другой пастой приписали двойку. Уже зная, что даже очевидные вещи нужно доказывать, я настоял на еще одной экспертизе. Эксперт пришел к выводу, что дата действительно была исправлена и на месте двойки была единица. То есть уже после того, как я начал разбираться в этой истории, руководство части решило исправить свою ошибку и подделать дату — якобы меня уволили уже после сессии. Но сделать это не удалось.

— То, что Андрей Леоненко свидетельствовал на суде, никоим образом не связано с его увольнением, — сказал пресс-офицер Внутренних войск МВД Украины Богдан Гаврис. — За что он уволен, написано в его служебной карте. За месяц он получил три выговора. Да, с датами увольнения действительно возникла путаница. Но это техническая ошибка, которую допустили сотрудники кадровых органов. Прокуратура провела проверку, и некоторых людей привлекли к дисциплинарной ответственности. А что касается Андрея Леоненко, то он был уволен абсолютно законно.

— Для меня это стало делом принципа, — уверяет Андрей. — Сложно поверить, но свою правоту я доказываю пять лет. За это время успел получить юридическое образование. Сейчас работаю юристом и тренером в шахматной школе. Мои ученики не раз занимали призовые места на всеукраинских турнирах. «Да оставь ты эти суды, — советуют друзья. — Всю жизнь на это угробишь». Но я не собираюсь останавливаться. Слишком много сил было потрачено. Хотя понимаю, что, даже если добьюсь восстановления на службе, мне вряд ли дадут спокойно дослужить.

Чтобы восстановиться на работе, Андрей Леоненко подал иск в Черниговский окружной административный суд. Дело начнут слушать уже в сентябре.

Автор: Екатерина КОПАНЕВА, «ФАКТЫ»

Читайте также: