Россия: суд по «делу о торрент-файлах» может затмить «дело Пусси Райот»

За размещение на ныне не работающем торрент-трекере interfilm.ru и сайте для мам и детей puzkarapuz.ru около 30 фильмов и мультфильмов в 2007-2008 годах следствие жаждет до шести лет лишения свободы. По показаниям в суде Андрея и Надежды Лопуховых, следователи, вдохновленные борцами с пиратами, из кожи вон лезли, чтобы получить чистосердечное признание в том, что семья торговала чужими фильмами, размещая торренты в сети. Суд по «делу о торрент-файлах» подходит к концу.

 Судя по показаниям в суде Андрея и Надежды Лопуховых, следователи, вдохновленные инициативой борцов с пиратами, из кожи вон лезли, чтобы получить чистосердечное признание в том, что семья торговала чужими фильмами, размещая торренты в сети. В ход шли угрозы, уговоры, шантаж и унижение. Во время обысков из квартиры выносились не только компьютеры и диски с фильмами, но и телевизор, и детская приставка, которые впоследствии были через суд возвращены.

Следователи приходили к Лопухову в больницу, где он лежал с гипертоническим кризом, а его жену забрали в СК с улицы, где она гуляла с месячным младенцем. Прокуратура не обнаружила после рассмотрения их жалоб никаких нарушений в поведении следственных органов. Суд из-за торрент-файлов по 146 статье, между тем, подходит к концу.

Мужа и жену Андрея и Надежду Лопуховых Российское антипиратское общество (РАПО) хочет осудить по своей любимой 146 статье УК – нарушение авторских и смежных прав. Размещение на ныне не работающем торрент-трекере interfilm.ru и сайте для мам и детей puzkarapuz.ru около 30 фильмов и мультфильмов в 2007-2008 годах следствие квалифицировало по ч.3 вышеназванной статьи (до шести лет лишения свободы). Ущерб, который понесли правообладатели, был рассчитан изначально представителем РАПО бывшим следователем Виктором Злотей. Он насчитал аж 32 млрд руб. Потом сумма ущерба была снижена до 750 млн руб. также сотрудником РАПО Сергеем Кружаловым – снижая сумму в разы, он сослался на ошибку коллеги.

Злотю пытаются вызвать в суд в качестве свидетеля обе стороны, защитник Лопуховых адвокат Саркис Дарбинян — чтобы понять схему расчета ущерба, представители потерпевших – не объясняли зачем. Но его пока якобы не могут найти – из РАПО он уволился несколько лет назад. Но, судя по информации в интернете, он в данный момент работает вице-президентом ассоциации охранных организаций «АЭРОГВАРД». РАПО представляет интересы крупнейших американских правообладателей и уже не первый год яростно борется с теми, кто их, по мнению РАПО, нарушает. Дарбинян в ходе процесса заявлял ходатайство о проведении судебно финансово-экономической экспертизы, для проверки обоснованности расчетов ущерба, но суд отказал.

Именно РАПО инициировала процесс в отношении Лопуховых, найдя в свое время популярный торрент трекер interfilm.ru, и вычислила, согласно материалам следствия, тех, кто выкладывал там фильмы – обладателей никнеймов riper и nadezhda. Гражданский иск к Лопуховым они не выдвигали – это сделали присоединившиеся к РАПО российские правообладатели United Multimedia Projects – за выложенный в интернете мультфильм «Бабка Ежка и другие» они хотят 5,5 млн руб., и 300 000 руб. хочет за «Илью Муромца и Соловья Разбойника» кинокомпания «СТВ».

Насколько можно понять из судебного процесса, основными доказательствами обвинения служат обнаруженная на изъятых у Лопуховых компьютерах переписка по ICQ, в которой говорится о «залитии» кинопродукции на сайты, изъятые диски с кинокартинами, скриншоты с сайтов, и, в последнюю очередь, показания свидетелей, в основном пользователей сайтов или экспертов, осуществляющих досмотр изъятого и обнаруженного в сети. Лопуховы утверждают, что фильмы и мультфильмы они никуда не выкладывали, а занимались модерацией форумов. Свою причастность к обнаруженной переписке они отрицают, а изъятые диски с фильмами были для домашнего пользования. Оба супруга на момент начала процесса были официально безработными. Муж раньше работал в милиции.

Обыск и детский сад в сопровождении опера

В ушедшую пятницу в Тимирязевском районном суде под председательством Марии Акановой допрашивали обвиняемых. С обыском к супругам пришли рано утром 26 мая 2009 года и с этого момента семья находилась под давлением следователей, рассказал Лопухов.

— Они провели частный досмотр [супруги], на который не было ордера, не пускали ребенка с супругой в садик. Потом, правда, отпустили, но в сопровождении сотрудника. «Подпиши чистосердечное, мы тебе условно дадим и все», — говорили мне потом на допросе в Следственном комитете.

Потом вдруг на год о нас забыли. Но 1 июля 2010 года к нам опять пришли сотрудники СК и снова забрали все, что возможно и что невозможно. С тех пор хожу регулярно на допросы – и следователь снова говорит – «подписывай чистосердечное». Оказалось, за это все время было проведено около 20 обысков. В деле были иные фигуранты, но спустя год они все куда-то исчезли. Мы с супругой остались одни, и все давление пало на нас. С раннего утра без повестки хватали тестя, возили в СК, требовали повлиять на дочь. У меня есть несколько видеозаписей с угрозами следователя. Когда моя супруга была беременной, следователь сказал: «Подпиши чистосердечное признание и тогда мы спокойно дадим тебе родить», — говорил Лопухов.

— Виновными мы себя не считаем, ничего незаконного не делали. Я лежал в больнице с гипертоническим кризом, следователь посылал ко мне сотрудника «К» [отдел занимающийся преступлениями в сфере высоких технологий]. И в итоге пришли прямо в больницу с обвинениями. «Ну подпиши, ну подпиши, быстро!» — кричал следователь, когда меня везли в реанимацию с очередным кризом. Супругу схватили с месячным ребенком на улице, следователь повез ее в СК, там шел ремонт, лежали груды мусора, мешки с цементом. И там стали на нее давить – подписывай.

Они пригласили своего адвоката, хотя у нас был свой, а потом предъявляли счет, чтобы мы оплатили услуги. Из квартиры во время обысков было вынесено все – в счет возможно будущих издержек следствия – унесли даже телевизор и детскую приставку, — через суд получилось вернуть. Во время первого слушания суд постановил (в декабре 2011 года), что наши права были нарушены, и вернул дело на доследование, — рассказывал подсудимый.

— Рано утром пришли сотрудники [СК] и хаотично начали собирать вещи по нашей квартире. Долго собирали вещи, хотели провести допрос, но потом решили начать его в Следственном комитете. Часов до семи-восьми [вечера] был обыск, потом повезли [в СК]. Я была крайне обескуражена [происходящим], была уверена, что произошла ошибка, что все разрешится. Следователи называли какие-то другие фамилии – не наши. С десяти вечера до двух ночи нас допрашивали. Сначала вместе [с Андреем], потом по разным комнатам.

Следователь кричал, угрожал. Я отказалась давать показания, но мне угрожали арестом. Я тогда, конечно, согласилась – у меня маленький ребенок, у него проблемы со здоровьем. Мне дали бланк с вопросами, я сама вписывала ручкой в него ответы. В итоге следователей ответы не устроили, они сами напечатали то, что им нужно, и дали мне на подпись. Говорили, что я плохая мать, и у меня поэтому родился плохой, больной ребенок, давили и заставили подписать. Когда был следующий допрос, следователи написали в качестве ответов еще более развернутые сведения. Потом нам сказали, что пираты найдены, а мы просто свидетели по делу. Но через год нас перевели в статус обвиняемых, — рассказывала Надежда Лопухова.

Она подтвердила, что был через год опять обыск, допросы, но она уже отказывалась от дачи показаний, ссылалась на 51 статью Конституции. В тот момент Лопухова ждала второго ребенка.

— После всех этих общений со следователями я попала в больницу на сохранение и до начала сентября лежала в больнице почти без перерывов. Туда звонил следователь, говорил, что арестует за неявки. Я отвечала, что на все есть справки. Следователь допрашивал моих врачей и частного, и заведующего женской консультации, отношение ко мне было в итоге [у врачей] отнюдь не радушное.

Следователи говорили докторам, что я преступница, украла миллионы денег у государства. И прессовали, чтобы они меня выписывали. Нам же следователи в открытую говорили, что дело заказное. Все остальные фигуранты, по словам следователей, смогли как-то решить вопрос – кто-то оказался сотрудником РАПО, кто-то как-то откупился, «вы одни дураки и козлы отпущения», — цитировала следователя обвиняемая.

Следователи также сообщали ей, что дело на их семью заведено «показное».

— Каждый раз заставляли подписать чистосердечное признание, но я ничего не делала! Я была сложным элементом для следователей – забеременела не вовремя. В итоге родился больной ребенок – с одной из форм ДЦП. Постоянно проходим курсы лечения. Врачи подтвердили, что девочка получила поражения в результате стрессов во время беременности. После родов я плохо себя чувствовала. Но главврач ЖК разрешила меня допрашивать.

Когда Анечке (новорожденной дочке, в семье есть еще сын чуть старше) был месяц, на улице подловил сотрудник СК или управления «К». Увез на машине в комитет, с ребенком в здание не пустили, мы все выясняли на проходной, там же проходил допрос. Мне предъявили обвинение без адвоката. Следователь говорил, что и этого ребенка, и того – заберет (Лопухова, по версии следствия, не являлась на допросы по повесткам). Повесток я не получала, как оказалось, муж мне их не передавал, чтобы не нервировать, чтобы не пропало молоко.

Работа с «нехорошими сайтами»

— Как вы впервые попали и с какой целью на сайт interfilm? – спросил прокурор Константин Судаков у Лопухова.

— По приглашению Сергея «Эппла» (лицо не установленное следствием, по словам Лопуховых – владелец и директор сайта interfilm.ru). Не помню, в каком году. Я зашел [на сайт], чтобы иметь возможность скачивать фильмы для ознакомления и частичного просмотра. Потом я начал заниматься модерированием форума, бесплатно. Поправлял картинки, убирал ругательства. Логин riper и пароль к нему мне дал «Эппл». Interfilm – это торрент-трекер, медиабиблиотека с различным контентом – фильмами, музыкой, играми. Торренты мог загрузить любой пользователь. Все было абсолютно бесплатно. Кроме «vip»-аккаунта, который давал возможность иметь красивые аватарки, нерасходный рейтинг и еще какие-то мелочи.

— Перечислялись ли средства на электронные кошельки, указанные на сайте? – продолжал обвинитель.

— Да, либо для «vip»-статуса, либо просто – для поддержки. Еще поступали деньги за размещенные на сайте рекламные баннеры и еще деньги моей фирмы, мы занимались аутсорсингом. Если деньги пересылались пользователями на поддержку сайта, то отправлялись «Эпплу» – на оплату серверов и так далее.

Представитель РАПО Сергей Кружалов попросил рассказать поподробнее про фирму, упомянутую Лопуховым.

— Что такое аутсорсинг, и почему, если у вас была компания, деньги отправлялись на некие виртуальные кошельки, а не на расчетный счет? – иронично интересовался Кружалов, переводя разговор в иное русло.

— Аутсорсинг – это предоставление работников для каких-либо организаций. Например, как работники в некоторых торговых центрах – нанимаются, а не находятся в штате. Мы имели штат сотрудников, и у нас их нанимали. Деньги перечислялись и на расчетные счета, и на виртуальный, — объяснялся Лопухов.

— Но это же противозаконно! Как я понимаю – есть штат сотрудников. И если ваша фирма получала доход, то он должен был облагаться налогами. А эти кошельки были зарегистрированы не на вашу компанию, а на вас и на неких лиц. Как это возможно, чтобы оплата в компании происходила в такой форме?

— Я был гендиректором, кошельки были оформлены на меня.

— Для вопросов налогообложения есть налоговые органы, все, поняли ответ, — сказала Аканова. Лопухов пояснил, что сейчас фирмы не существует, «кризис 2008 года по нам ударил, вытянуть не смогли».

— По материалам дела деньги вы снимали и в 2009 году тоже, – отметил прокурор.

— Это чудеса, не снимал, — парировал Лопухов. Фильмы на сайт он не заливал. Модерирование было в качестве хобби. Также Лопухов рассказал, что супруга занималась администрированием сайта puzkarapuz, но в чем конкретно были ее функции пояснить не смог. Об этом рассказала сама Надежда.

— После того как я родила первого ребенка в 2006 году, то зарегистрировалась на нескольких форумах для мам. В итоге мы с несколькими мамами решили сделать собственный форум, посвященный детям. Нам помогли знакомые. Так и возник puzkarapuz, — говорила Лопухова. К «interfilm«у она не имела никакого отношения.

— Сайт puzkarapuz возник после форума, знакомые сделали специальный движок, чтобы можно было вывешивать новости. На форуме я была администратором, Следила за спамом, нецензурными выражениями, а на сайте имела статус «журналист» — размещала переведенные статьи, линеечки для отчета возраста детей. Нам нравилось. В какой-то момент администраторы и редакторы сделали раздел, где размещались ссылки на фильмы и мультфильмы. Любой человек, элементарно зарегистрировавшись, мог разместить такую ссылку. Для поддержки сайта был указан номер, на который можно было отправить sms, но он не оправдал ожиданий – нам прислали рублей 20. На лечение мы собирали больным детям. Но пользование сайтом было бесплатным, —

Ник Nadezhda Лопухова использовала, но потом передала другому человеку.

Переписка с «Эпплом» и 700 дисков с фильмами

Прокурор зачитал переписку по ICQ, обнаруженную на изъятых ноутбуках. В ней лицо под никнеймом nadezhda обсуждает заливку фильмов, новинки, скорость поступления фильмов на сайт – в переписке с «Эпплом». Лопухова отрицала свою причастность к написанному.

– Находящаяся в вашем компьютере неизвестная переписка содержит сведения о днях рождения вас и вашего супруга, как вы можете это объяснить? – спросил прокурор.

– Не знаю, я на нем ICQ не пользовалась, — ответила Лопухова. Ответ ее супруга по переписке сходного содержания был аналогичным. Лопухова указала, что поскольку ее показания перепечатывали по-своему следователи, ничего не стоило подделать и переписку.

С «Эпплом» Лопуховы общались только в сети, лично не знали. У них были сведения, что он – гражданин Украины, но проживает в Германии. Надежду с «Эпплом» познакомил Андрей.

Прокурор стал перечислять программы, обнаруженные на изъятых компьютерах – «U-torrent», «Adobe Photoshop», программы для клонирования DVD, для монтажа, наложения субтитров и звуковой дорожки.

— Для чего вам все эти программы? – спрашивал обвинитель.

Лопухов пояснил, что диски приходилось переписывать после того, как их царапал маленький ребенок. То, что в ходе обыска в мусорном ведре был обнаружен жесткий диск Лопухов объяснил тем, что он сломался.

— Объясните, откуда у вас более 700 дисков с фильмами? – продолжал прокурор.

— Купил. Не за один год. В лицензионных магазинах, — невозмутимо отвечал Лопухов. – Я люблю кино, у меня и видеокассет было очень много раньше. На interfilm он «ничего не заливал».

— Вы покупали купили лицензионные диски, ребенок их портил, потом вы переписывали их. А как вы поясните, что большое количество из этих фильмов вообще не выходили на территории РФ? – Кружалов был скептичен.

— Я покупал в магазинах. Может, под видом лицензионных дисков мне продавали пиратские, — отвечал Лопухов.

На следующем заседании обвинитель намерен представить дополнительные доказательства. После этого стороны перейдут к прениям.

Автор: Екатерина Селезнева, Право.Ru

Читайте также: