Путь обмана. Дезинформационные мероприятия в конкурентной разведке

Чтобы не стать аутсайдером рынка, нужно научиться выживать в условиях жесткой конкурентной борьбы. Чем не война? А на войне – как на войне, все средства хороши. Ни друзей, ни союзников – все враги, явные, тайные или потенциальные. Единственный критерий истинности – эффективность действий в борьбе за власть и ресурсы! Китайский мудрец Сунь Цзы учил: «Война — это путь обмана»…

…Поэтому, даже если ты способен, показывай противнику свою неспособность. Когда должен ввести в бой свои силы, притворись бездеятельным. Когда цель близко, показывай, будто она далеко; когда же она действительно далеко, создавай впечатление, что она близко«.

Сегодня, в «деловой» войне, явная или скрытая агрессия не является обязательным элементом ежедневной практики. Главная роль отводится обширному комплексу взаимосвязанных обманных действий, имеющее общей целью введение оппонента в заблуждение, то есть — дезинформационным мероприятиям. О них и поговорим.

Опосредованные способы воздействия, активное применение различных дезинформационных технологий, неявное манипулирование чужим поведением применялись независимо друг от друга во все времена и у всех народов.

У Макиавелли, в его сочинениях «О военном искусстве», мы читаем о римском полководце Тите Дидии (98 год до н.э.), проявившем немалое искусство, чтобы скрыть потери, понесенные в бою. После битвы, в результате которой он потерял значительную часть своего войска, он приказал ночью же зарыть большую часть трупов. Наутро неприятель, увидев, что поле боя усеяно его мертвыми солдатами, а римских воинов почти нет, решил, что дела его плохи, и обратился в бегство.

Удачным примером может служить и проведенная лубянскими дезинформаторами в 1923 году операция по дискредитации великого князя Кирилла Владимировича, добивавшегося от монархической эмиграции признания себя местоблюстителем престола. В газетах Баварии, где жил великий князь, были опубликованы разоблачительные статьи о нем. Наряду с правдой, к примеру, о том, что Кирилл поддержал февральскую революцию, в публикации добавили и немало лжи. После этого от Кирилла Владимировича отшатнулись не только русские монархисты, но и финансировавшие его немецкие банкиры.

Кандидат военных наук полковник С. Печоров, рассказывая о вооруженном конфликте в зоне Персидского залива в 90-х годах, отмечает, что фактическое поражение Ирака явилось следствием дезинформационных мероприятий, развернутых задолго до начала боевых действий. С начала осуществления операции «Щит пустыни» (2 августа 1990 года — 17 января 1991 года), имевшей целью обеспечить всестороннюю подготовку к войне с Ираком, в том числе переброску в регион к развертывание значительного количества войск и военной техники, командование вооруженных сил США во взаимодействии прежде всего с руководством вооруженных сил Великобритании, Франции, принимавших активное участие в военной кампании, разработало и четко провело в жизнь комплекс мер по психологической обработке и дезинформации противника.

По данным иностранных СМИ, Дж. Буш-старший подписал три секретных документа, в которых санкционировал осуществление «самых разнообразных мероприятий по специальным программам», в том числе и дезинформационным. Они проводились совместно спецслужбами военных ведомств США и союзных стран с целью введения в заблуждение не только вооруженных сил и населения Ирака, но и народов своих государств, международной общественности.

Основным объектом дезинформации были вооруженные силы Ирака и население этой страны. Преследовалась цель подорвать доверие иракцев к президенту С. Хусейну, убедить в бесперспективности сопротивления США, дискредитировать иракскую армию и подставить под сомнение качество оружия и военной техники, а также дезинформировать иракского лидера и командование вооруженных сил Ирака о планах подготовки к боевым действиям американских войск и их союзников в целом.

В рамках этой кампании самолеты ВВС США сбрасывали над районами дислокации частей иракской армии прокламации, призывавшие солдат перейти на сторону коалиции, возглавляемой США. Вместе с листовками разбрасывались и малогабаритные радиоприемники, позволявшие прослушивать на фиксированных частотах передачи специальных «антииракских радиопередатчиков».

Одновременно с этими мероприятиями, американцы «расслабляли» иракское командование, умышленно искажая полученными ими разведданные, передавая прогнозы потерь многонациональных сил в случае начала боевых действий, исчислявшихся десятками тысяч и рассказывая о профессионализме и полной боеготовности иракской армии. В частности, выделялся факт прибытия из США в Саудовскую Аравию 55 тыс. пластиковых мешков-гробов, а также огромных плавучих госпиталей «Мерси» (США) и «Ла-Ранс» (Франция).

Эти дезинформационные мероприятия обеспечили полное перекрытие воспринимаемого иракцами информационного потока, стимулируя у командования вооруженных сил Ирака чрезмерную самоуверенность и непогрешимость в своих действиях.

Не могу не вспомнить горячо любимый мною фильм «Плутовство» («Wag the dog»), С Робертом де Ниро и Дастином Хоффманом. Неплохой пример безупречно проведенных дезинформационных мероприятий. Напомню, дело происходит в Америке. Накануне выборов на второй срок, президент США обвиняется в сексуальных домогательствах.

Чтобы отвлечь внимание общественности от скандала, предвыборный штаб срочно вызывает специалиста по нештатным ситуациям, который, в свою очередь, нанимает известного голливудского продюсера, и, посредством СМИ, они «развязывают» войну США с Албанией, тем самым полностью переключая внимание электората на несуществующее поле битвы, стирающее из памяти «шалость» горячо любимого президента. Читатель, думаю, без труда узрит в последнем примере определенную связь между бомбардировкой Югославии и набившей оскомину историей «Клинтон-Левински».

Попробуем связать историю с реалией. Системный процесс передачи специально подготовленных ложных сообщений для избранного объекта воздействия, или дезинформация, позволяет, как видно из вышеприведенных примеров, достигать внезапности в своих действиях, массированно и при этом весьма экономно расходуя свои ресурсы. Но эффекта можно достичь, лишь при условии тщательной подготовки.

Выделим основные принципы, применяемые при планировании и осуществлении мероприятий по дезинформации:

— определение объекта воздействия, то есть менеджера высшего звена, лица, держащего в своих руках фрагменты экономической власти, имеющего полномочия осуществлять желаемое действие. А.И. Доронин в своей книге «Бизнес-разведка» пишет, что «если цель дезинформации состоит в том, чтобы направить исследовательские работы конкурента на другое, менее перспективное направление, то главным объектом будет являться, то лицо из высшего руководства хозяйствующего субъекта, которому подчиняется исследовательский отдел. В данном случае необходимо учитывать, что менеджеры среднего и нижнего звена обычно не имеют полномочий для определения стратегических направлений — это прерогатива высшего руководства»;

— определение цели проведения операции. Цель должна всегда излагаться в терминах специальных и конкретных действий, и может быть атакующей, защитной и защитно-атакующей. Под «защитой» мы понимаем сокрытие собственных ошибок и поражений, уловку, отводящую от нас подозрения, создание условий, при которых конкуренты не могут получить доступ к информации, либо этот доступ затруднен.

При этом организуется воздействие на источники, организатора или центр управления дезинформационными мероприятиями противной стороны. «Атака» вводит противника в заблуждение, провоцирует объект воздействия к определенного рода действиям (или бездействию), навязывает ему свою волю и полностью дезориентирует. Если цель — защитно-атакующая, то создается легенда, ложная информация, призванная скрыть истинное положение вещей. При этом объекту дезинформации придется тратить время и ресурсы на проверку полученной информации, что позволит своевременно обнаружить такие попытки и противопоставить им эффективные средства;

— определения способа и метода доведения дезинформации до оппонента. Дезинформационные мероприятия могут быть манипулирующими, нацеленными на создание в сознании объекта ощущения реальности происходящего и склонение его к требуемым действиям, и отвлекающими, применяемыми для создания у объекта ложного представления о сути дела и отвлечении внимания, направления его в другую сторону от нежелательной информации.

В качестве способов дезинформации могут использоваться следующие:

— прямой (дезинформатор — объект дезинформации);

— опосредственный (дезинформатор — «источник» (СМИ, фиктивные документы, значимые для дезинформируемым официальные лица, «надежный и проверенный источник» итд) — объект дезинформации;

— диверсификационный. Если возможности скрыть нежелательную информацию нет, то для дезинформации используется так называемый «информационный (белый) шум». А. И. Доронин описывает его как смешивание разнородных мнений и фактов, создание некоего набора версий, в равной степени подтверждаемых спланированными фактами и тенденциями, закрепляющими тем самым эти версии в массовом сознании.

— централизованное управление. Данное правило подчиняется формальной логике. Обманом управлять и обман контролировать должен один орган. Иначе, как можно гарантировать, что люди, вовлеченные в операцию, придерживаются единого запланированного сюжета, и как еще можно исключить любую возможность утечки информации о имеющихся дезинформационных намерениях, не говоря уже о плане осуществления этих мероприятий? Центральный орган владеет полной информацией, а непосредственные исполнители знают только те элементы общего плана, которые им необходимы в работе ;

— разведывательное и контрразведывательное обеспечение. Информация, передаваемая конкуренту, должна быть правдоподобной, соответствовать реальному положению дел и обстановке, не выходить за рамки действий, которые противостоящая сторона в состоянии осуществить, идеологически соответствовать той среде, где будет использована, не изобиловать деталями, в обязательном порядке иметь возможности для отхода и маневрирования, отличаться гибкостью.

На каждом этапе дезинформационных мероприятий необходимо собирать и анализировать сведения о степени осведомленности объекта дезинформации о фирме, предпринимающей данные мероприятия, учитывать характер сведений, интересующих конкурента, составлять ложные сведения и документы, дающие неправильное представление о существующем положении дел, снабжать объект дезинформации вышеуказанными материалами через соответствующие органы (агентурные источники в стане оппонента и собственные ресурсы), разрабатывать информационные сообщения для средств массовой информации., также крайне необходим постоянный мониторинг косвенных разведпризнаков оппонента;

— своевременность. Как сказал Фрэнсис Бэкон «Нет большей мудрости, чем своевременность». Дезинформация хороша лишь при безукоризненной тактической и технической своевременности, а нахождение или создание такого момента — работа, требующая времени и усилий, это непростое тактическое искусство, не владея которым, не стоит и начинать дезинформационные мероприятия. Как пишет Карл фон Клаузевиц, «один из важнейших принципов наступательной войны, это — поразить неприятеля внезапностью. Чем атака внезапнее, тем она будет успешнее».

Он жке советует «не вводить сразу и на авось всех своих сил в дело, ибо через это мы выпускаем из рук все средства руководить боем; по возможности истомлять противника малым количеством сил, сохраняя решительную массу для последней решительной минуты. Раз пущен в ход этот решительный резерв, им надо действовать с величайшей дерзостью»;

— согласованность. Дезинформационные мероприятия требуют тесного сотрудничества и координации действий всех участвующих в них подразделений. Согласованность обеспечивает связь между задачами и действиями. Необходимо не просто соблюдать плановость в работе, но достичь определенной согласованности и взаимосвязи всех по целям, задачам, месту и времени, уровням управления содержания и показателей всех планирующих документов, по которым реализуют свою деятельность все структурные элементы — органы управления, все подразделения, отдельные исполнители, принимающие участие в дезинформационных мероприятиях.

На этом можно было бы поставить точку, но сухая трактовка правил делает статью скучной и бесполезной. Истинное знание, как говаривал Г. Бокль, состоит не в знакомстве с фактами, которые делают человека лишь педантом, а в использовании фактов, которые делают его философом. И жизненный опыт, как справедливо заметил Андре Моруа, приносит нам радость только тогда, когда мы можем передать его другим.

Поэтому «на десерт», хочу предложить для использования на практике несколько вариантов проведения дезинформационных мероприятий, руководствуясь китайскими стратагемами. Словом «стратагема» в европейской литературе принято переводить китайский термин, означающий некий план, расчет, но также и уловку, военную хитрость. Как говорит А.И. Воеводин в своей книге «Стратагемы — стратегии войны, манипуляции, обмана», «китайские стратагемы не просто дают рецепты возможных действий. Они определяют то поле, на котором ты находишься, те моральные и социальные нормы, которым ты следуешь или которыми ты пренебрегаешь во имя достижения цели».

Вариант 1. Маскировка цели, пути или направления.

Стратагема № 1. «Обмануть императора, чтобы он переплыл море».

Скрыть цель, сбить с курса. Стратагема «шапки-невидимки».

Император Тай Цзун и его штаб спланировали наступательную операцию и вышли в море. Однако разыгралась буря и флот был возвращен. Император был столь напуган, что потерял решимость к действию. Тогда штаб решил заманить императора на корабль с помощью обмана.

Был построен корабль, с виду походивший на обычный дом. Для императора в доме-корабле устроили банкет. Повсюду на стенах висели дорогие занавеси, на полу лежали ковры. Император и его спутники уселись и стали пить вино. Через некоторое время императору показалось, что со всех четырех сторон слышится свист ветра и шум волн. «Где мы?» — взволнованно вопросил он. «Вся армия движется в открытом море в направлении Когуре», — пояснил ему один из советников. Перед свершившимся фактом решимость императора окрепла. Отступать было некуда. Армия продолжила наступательную операцию.

Сущность: Открыто проводятся мероприятия, маскирующие действительность. Объект дезинформации становится зависимым от навязанного ему шаблона, теряет бдительность и адекватное восприятие ситуации. Тот, кто старается все предвидеть, теряет бдительность. То, что видишь изо дня в день, не вызывает подозрений. Ясный день скрывает лучше, чем темная ночь. Все раскрыть — значит все утаить.

Вариант 2. Стратегия обмана, мистификации, блефа, моделирования реальности, которой нет в действительности

Стратагема № 7. Извлечь нечто из ничего

Харро фон Зенгер в книге «Стратагемы. О китайском искусстве жить и выживать» приводит следующий пример. Во время корейской войны 8 октября — 25 ноября 1952 г. разгорелась битва на горе Сангамри-онг. США высадили на площади в 3,5 кв. км около 60 тыс. человек и сбросили много тысяч бомб, из-за чего высота горы уменьшилась на 2 м. Наконец китайские солдаты, удерживавшие вершину горы, вынуждены были отступить в катакомбы. Противник попытался выкурить их оттуда и уничтожить.

Однажды ночью некий китайский отряд воспользовался усталостью американцев. В направлении намеченной вылазки они бросали пустые консервные банки и другие производящие громкий шум предметы. Сначала противник очень чутко реагировал на каждый звук и стрелял по местам, откуда слышался шум. Китайцы произвели эти действия три раза подряд. Наконец бдительность американцев ослабла. Тут маленький китайский ударный отряд быстро вышел из катакомб и взорвал два вражеских бункера, находившихся в 20 м от входа. Когда американцы поняли, в чем дело, китайский отряд уже опять спрятался в катакомбах.

Сущность: вспомните басню. Пастушок два раза подряд зовет на помощь, утверждая, что на стадо овец напали волки. На поверку тревога оказывается «ложной». В третий раз волки действительно нападают и уничтожают все стадо. Но на помощь никто не приходит. Люди привыкли к тому, что пастушок лжет. Таким образом, следует так инсценировать угрозу, чтобы противник смог заметить обман; тогда его бдительность ослабеет, при виде настоящей угрозы он примет ее также за ложную, и, в результате, падет ее жертвой.

Вариант 3. «Взять, что плохо лежит»

Стратагема № 12. Увести овцу легкой рукой

А.И. Воеводин («Стратагемы — стратегии войны, манипуляции, обмана») приводит поистине уникальный в истории пример — Россия времен приватизации. Значительная часть общенародного состояния вдруг оказалась совершенно не защищенной государством. Некоторое время действовал страх, оставшийся со времен тоталитарного режима. Но практика показала, что все страхи напрасны. Расхищать можно все. Безнаказанность порождает вседозволенность, и в стране растащили почти все, что было можно.

Главная проблема оказалась не в том, что кто-то незаконно обогатился, а в том, что в результате неразумной политики были разделены составляющие части сложных экономических механизмов, разрушены технологические и финансовые потоки.

Механизм не может работать, не имея какой-то одной детали и органа управления. Если на конвейерном производстве прекращается одна операция — останавливается весь конвейер. Именно так в России и произошло. Часть имущества растащили в натуральном виде.

Предприятия растаскивали несколько более изощренным образом. Для этого, например, использовался следующий прием. Директор завода создавал подставную фирму, отдавал ей продукцию или деньги завода. Затем за счет отданных ресурсов выкупал акции своего предприятия, брал его под полный «законный» контроль и аннулировал обязательства предприятия перед собственной подставной фирмой.

В несколько измененном варианте, внешне более благопристойном, государство отдало финансовым группировкам нефтедобывающую и нефтеперерабатывающую промышленность. Банковские группы по дешевке скупили акции компаний, составляющих основу топливно-энергетического комплекса страны.

К середине девяностых годов в России был создан такой правовой климат, когда хищения и коррупция стали всеобъемлющими и всепроникающими явлениями. Из страны тащили государственные алмазы, современные истребители, космические технологии. Внутри страны безнаказанно в виде кредитов растаскивались бюджетные средства.

Спортсмены, церковь и афганцы получали таможенные и прочие льготы. Русская православная церковь стала одним из ведущих импортеров табака, афганцы и спортсмены погрязли во внутренних конфликтах, начались стрельба и взрывы, а государство теряло миллиарды долларов дохода. Российское государство само распустило овец, а взять их — легкой рукой — искать желающих особенно не пришлось.

Сущность: Маленькая слабость противника — это маленькое преимущество у меня. Даже малейшее, едва заметное преимущество не следует недооценивать. Мелкими каплями наполняется океан. Когда большое войско производит маневр, в его позиции возникает множество слабых мест.

Из этих слабостей нужно извлекать выгоду, не ввязываясь в открытый бой.

Этот принцип годится и там, где вы одерживаете победу, и там, где вы терпите поражение.

Вариант 4. Косвенное предостережение, запугивание, провокация

Стратагема № 13. Бить по траве, чтобы вспугнуть змею.

В книге о стратагемах, вышедшей в 1987 г. в Тайбэе, данная стратагема определяется как риторическая хитрость. Согласно ей не следует в критическом разговоре ясно высказываться самому, лучше короткими замечаниями побуждать высказаться противника. Поток речи противника также с легкостью можно пресечь немногими провоцирующими словами и по его реакции узнать его истинные намерения. Ни в коем случае нельзя самому разражаться нотациями, так как тогда противник получит возможность вернуться к спокойному изложению и к сокрытию задних мыслей.

Сущность: За счет одного процесса вызвать другой. Спровоцировать проявление истинных намерений, сорвать маску, заставить выдать тайные планы. Заставить добровольно следовать по задуманному пути, сорвать выполнение чужих планов. Лучше всего работает во время общения с «источником», который, в ходе беседы, вызывается на откровенность, втягивается в спор и в качестве аргументов для защиты своих утверждений или поддержания собственного авторитета приводит интересующую Вас информацию.

Вариант 5. Самооговор, самобичевание, «мнимые перебежчики»

Стратагема № 34. Стратагема самострела.

В «Книге шпионажа», составленной при китайском дворе в середине XIX в, приводится следующий пример. В эпоху Весен и Осеней правитель царства Цзинь хотел напасть на небольшой удел Ху. Он отдал свою дочь в жены правителю этого удела, а потом объявил своим советникам:

— Я хочу начать войну. На кого мне напасть?

— На удел Ху, — ответил сановник по имени Гуань Цисы.

Правитель был очень разгневан таким советом.

— Ху теперь родственное нам государство. Как же можно идти на него войной? — вскричал он и тотчас приказал казнить Гуань Цисы.

Прослышав об этой истории, правитель Ху решил, что цзиньский царь — его надежный союзник и не стал обращать внимания на военные приготовления в Цзинь. Вскоре правитель Цзинь напал на Ху и благодаря внезапности нападения одержал легкую победу.

Сущность: Продемонстрировать наличие противоречий в собственном лагере. Унизить себя, чтобы войти в доверие к противнику. «Подставить» людей, на которых противник может опереться, и, посредством их навязать необходимый образ действия, оценки, прогнозы.

Почему из множества вариантов, я выбрала именно эти пять? Потому что они реальны и действенны. Потому что они относительно просты в исполнении. Потому что они проверены на практике. Как сказал Эсхил, мудр тот, кто знает не многое, а нужное. И, согласитесь, что знание даже некоторых принципов легко возмещает незнание некоторых фактов.

Можно ли строить успех на обмане других? В бизнесе победителем выходит тот, кто добился успеха. А победителей, как известно, не судят…

Автор: Дарья Паскини, OXPAHA.ru

Читайте также: