Интернет против ТВ: как они влияют на нас, и как мы влияем на них

Литература о вредоносном влиянии телевидения на наши умы имеет долгую историю. От описания всевозможной паранойи и отупения после просмотра ТВ, до разгромной социальной критики книги Нила Постмана «Развлекавшиеся до смерти» и в «451 градус по Фаренгейту» Рэя Брэдбери. Казалось, «телеящик» заклеймен позором навеки.

После внезапного расцвета Интернета в последние двадцать лет, стало возможным ожидать появления аналогичной литературы с разоблачением уже его, ведь Интернет это не что иное, как новая технология. Во многих отношениях, это и произошло. Однако к моему удивлению, я нашел не так много работ с критикой Интернета, либо посвященных изучению «интернет-зависимости», на которую часто жалуются. Более того, многие из этих работ опубликованы в мейнстримных СМИ, то есть, вряд ли они полностью объективны.

«Обеспокоенность Интернетом», писал Том Стаффорд в статье из «BBC Future», «это просто последний в долгом ряду страхов относительно тех изменений, которые могут принести технологии».

Проявила свою веб-ипохондрию и Моника Гесс, вопрошая «не обречены ли мы стать истеричными пророками из-за любого технологического успеха, как древние охотники, пугающиеся огня потому, что они не понимали, как поджарить на нем мясо бизона?»

Консенсус между этими и другими критиками состоит в том, что хотя и есть такая вещь как зависимость от Интернета и его неправильное использование, вред от таких вещей сильно преувеличен.

В ответ на заявления, что Интернет якобы «запутывает нам мозги», они отвечают – все, что мы делаем, «запутывает нам мозги». Всемирная паутина в этом плане едва ли является чем-то особенным, и хотя у некоторых из нас возникают из-за нее сложности с самоконтролем, даже тогда мы все равно далеко не беспомощны.

Действительно ли ТВ «промывает мозги»?

Оставим на время Интернет, подумаем о телевидении. Любопытно, что я не нашел почти никого, кто бы его защищал. В действительности, мои наблюдения доказывают обратное. В октябре 2012 – как раз во время Хелоуина, журнал «Slate» напечатал статью под названием «ТВ промывает мозги американцам?»

Оставим в стороне крикливый заголовок, ведь статья поднимает некоторые важные вопросы, например, что телевидение командует нашим вниманием на базовом неврологическом уровне.

Иллюзия движения, которую оно создает, а также быстрая перемена планов активизируют нашу «реакцию ориентирования», неврологический механизм, который ослабляет внимание, чтобы проверить наше физическое окружение. Просмотр телепередач расслабляет зрителя и приводит к пассивности. Расслабление заканчивается вместе с просмотром, что вызывает привычку, однако пассивность не уходит. Это представляет собой резкий контраст с обычной деятельностью, которая успокаивает, но не приводит к пассивности.

Автор статьи из «Слейта», Брюс Левин, считает, что пассивность, возникающая из-за просмотра ТВ, ослабляет и политическую активность людей. Длительное действие ТВ буквально усыпляет людей.

Хотя выражение «промывание мозгов» звучит слишком сильно, под воздействием ТВ люди с ослабленной волей реже борются с несправедливостью, реже выступают против лжи, и меньше беспокоятся из-за событий, на которые, как они считают, они не могут повлиять.

Конечно, содержание телевизионных передач оказывает на нас большое влияние. Левин приходит к выводу, что «телевидение, вызывая в зрителях различные страхи, делает людей более боязливыми и недоверчивыми друг к другу, что особенно характерно для авторитарного общества».

Исследования показывают, что это правильный вывод. Теория культивации масс утверждает, что то, что мы видим по телевидению, как и через другие масс-медиа, культивирует определенный взгляд на мир, основанный на том, что мы видим, и что слышим через СМИ. Если они транслируют образы насилия, то мы начинаем думать, что в мире больше насилия, чем есть на самом деле, и склонны искать и доверять авторитарным лидерам, которые обещают нас защитить.

Тем не менее, статья Левина страдает и некоторой «желтизной». Она начинается с заявления: «исторически телевидение использовалось различными политическими режимами, чтобы успокоить потенциально активных людей…» Но кто эти люди? Бунтари? Политические диссиденты? Не обязательно. Среди них – «и подростки, и психически нездоровые, и заключенные».

Хотя тюремщики и медперсонал в психбольницах могут чудовищно злоупотреблять своей властью, они не слишком часто используют ТВ, чтобы утихомирить буйных – не в этом главный пропагандистский потенциал масс-медиа. Использование телевидения для успокоения выглядит не более опасным, чем засовывание ребенку в рот пустышки. Как пишет Левин, «зависимость от телевидения не более чем метафора». Сам термин «телевизионная зависимость» очень неточен, и грешит оценочностью, хотя и ухватывает суть вполне реального явления. Дело не в том, что нам нужно перестать смотреть телевизор. Проблемы возникают только от продолжительного и упорного сидения перед «ящиком».

Теория «культивации масс» и Интернет

Хотя сравнение Левиным «телеящика» с ящиком пива перекликается со смыслом статьи Роберта Куди в «Сайентифик Америкен», опубликованной в 2002, в остальном Левин не настолько умеренный, и активно цитирует высказывания Джерри Мандера, написавшего в 1978 году книгу «Четыре аргумента за запрещение телевидения. Это не ново, выражение «желтый журнализм» появилось еще в 19-м веке. В эпоху, когда единственным источником информации были газеты, теория культивации общественного мнения была вполне применима и к таблоидам. Телевидение это всего лишь новый король на старом троне.

Что действительно отличает телевидение от «старых» масс-медиа это то, что вы не можете говорить с телевизором. Зритель остается пассивным, следя за мелькающими картинками. Более того, мало кто из нас воспринимает увиденное так же критически, как написанное. Ловкие документалисты и репортеры, поэтому могут эксплуатировать нашу недостаточную грамотность в этом плане, и манипулировать правдивой информацией, выстраивая вполне убедительную ложь.

Однако критическое отношение к тому, что показывают на телеэкране, это, как говорится, «что доктор прописал». Один из основателей теории культивации, Джордж Гербнер, однажды сказал, что когда приходится сглаживать негативное влияние телевизионного насилия на детей, то «само осознание альтернатив уже является своего рода противоядием».

И в самом деле, я подозреваю, что это настроение объясняет, почему я нашел не меньше трех статей, авторы которых сомневаются в утверждениях крикунов, ругающих Интернет за его якобы разрушительное действие на здоровье. Вы не можете общаться с авторами телепрограмм, но к происходящему в Сети вы вполне можете выразить свое отношение. Вы можете оставить там свои комментарии. Вы можете написать отзыв в своем блоге. Вы можете снять свое собственное видео в ответ. Вы можете мгновенно найти противоположные мнения. Свобода и интерактивность в Сети могут стать своего рода наваждением, однако они все же более приемлемы, чем пассивный просмотр телепередач, лежа на диване.

Но по большей части, Левин прав насчет того, что телевидение может быть инструментом манипуляции общественным мнением. Телевидение и масс-медиа почти постоянно лгут нам. Но это отнюдь не приговор телевидению или любому другому средству массовой информации. Медиа плохи не сами по себе, а потому, как мы их используем. Телевидение делает нас пассивными, но не беспомощными. По мере того, как телевидение пожирается Интернетом, я полагаю, что это ощущение пассивности также будет уходить.

Чтобы разогнать туман пропаганды, нагнетаемый СМИ, нужен луч света – знание о том, как можно использовать масс-медиа для нашей общей пользы, чтобы преодолеть чувство беспомощности среди зрителей и читателей. Чувство беспомощности, которое так любят вызывать у людей диктаторы и узурпаторы власти…

Языком цифр

«Все признают, что Интернет изменил общество», сказал Том Грин, старший директор по исследованию сетевой инфраструктуры Национального Научного Фонда США. «Например, молодежь до 18 лет очень активно использует Интернет для общения, что имеет множество последствий». Социологический опрос, проведенный UCLA, о важности Интернета как первого источника информации показал, что более 90% считают его умеренно или очень значимым.

Еще более впечатляет другая цифра – процент людей, которые не считают Интернет важным источником информации упал с 2001 года с 17% до 3%.

Среди 16-18 летних треть опрошенных согласна с тем, что в Интернете проще завязать знакомство, чем в жизни. Среди детей до 15 лет эта цифра составляет 28%. Среди молодежи 19-25 лет с этим согласны 12,5%, причем даже среди людей зрелого возраста таких около 10%. Молодежи также нравится возможность скрываться за никами и аватарами, не открывая свое настоящее имя.

Интересно, что 55% детей не рассказывают родителям, на каких сайтах они бывают. Около 91% родителей лишь «в общем» присматривают за поведением своих чад в Сети, а специальные фильтрующие программы устанавливает 31%. Более 62% ограничивают время пользования Интернетом для своих детей, и две трети детей должны просить у родителей разрешения зайти в Сеть.

В 2010 году Интернет впервые обошел телевидение, став главным источником национальных и международных новостей для людей моложе 30 лет. Эта тенденция, видимо, сохранится и дальше, поскольку идет очень быстрый рост числа пользователей. И наоборот – значение телевидения для молодежи снизилось с 68% до 52%. Среди людей среднего возраста (от 30 до 49) Интернет догнал по важности телевидение, и даже превзошел его. Повысилось его значение и для людей старшего возраста (от 50 до 64), он стал основным источником информации для 34% из них. Изменения мало затронули лишь пожилых (старше 64), телевидение по-прежнему является главным источником информации для более 70% из них.

В то же время, значение телевидения заметно снижается – всего за три года оно потеряло 16% своих зрителей среди молодежи до 30 лет, 8% — среди 30-49 летних, и 6% среди людей старше 50 лет.

Телевидение все еще доминирует над относительно малообразованными и бедными людьми. Лица с высшим образованием заметно чаще указывают Интернет главным источником информации, чем те, кто имеет всего лишь среднее образование – 51% против 29%. Кроме того, в Соединенных Штатах люди с доходом более 75 тысяч долларов в год считают Сеть главным источником информации тоже заметно чаще, чем малообеспеченные – 54% против 34%.

Следует отметить и тенденцию сокращения аудитории крупных кабельных сетей типа CNN, Fox News или MSNBC; в то же время местные новостные СМИ остаются с относительно стабильной аудиторией.

Личный опыт — утраченное удовольствие

Определенно – Интернет наступает на аудиторию телевидения. Но почему так происходит?

Однажды, усевшись перед телевизором после долгого перерыва, я заметил, что во мне что-то изменилось. Что-то, что еще в моем детстве было существенной частью моей жизни, и самого существования. Я больше не нахожу удовольствия в том, чтобы смотреть телевизор.

Это странно, я знаю. Славное времяпровождение в расслабленной позе перед «ящиком» больше не приносит былой радости для глаз. Я больше не обсуждаю телевизионные шоу, новости, рекламу, телефильмы, да и вообще не хочу их смотреть. Всех их растворила одна великая вещь: Интернет.

Впервые я заметил свое отвращение к телевизору, когда после четырехмесячного перерыва, я сел, и попытался в привычном ритме пощелкать по телеканалам. Этот опыт показался мне не слишком приятным, и среди семидесяти телеканалов я не нашел для себя ничего интересного. Эти каналы были заполнены старыми шоу, древними фильмами, нудными спортивными передачами, плохой рекламой, и скучными новостями.

Реклама стала еще одной вещью, испортившей отношения с телевидением. Чем больше я смотрел рекламы, пытавшейся убедить меня что-то купить, тем чаще я замечал, насколько плохо она сделана.

Это было похоже на то, как будто вас окружила толпа людей, которые водят железом по стеклу, и этот скрежет столь ужасен, что хочется бежать и куда-нибудь забиться, свернувшись калачиком, лишь бы его не слышать.

Возможно, я несколько преувеличиваю, но признаться, меня уже просто тошнит от рекламы всех этих чудодейственных овощерезок и соковыжималок. И я теперь понимаю, что, будучи ребенком, я просто не обращал внимания на всю эту муть, которая обрушивалась на невинных зрителей с завидной регулярностью. И я понял, что больше не желаю смотреть эту ужасную рекламу и старые программы; возродить прежние отношения с телевидением уже не удастся.

Конец ТВ?

Тенденция изменилась. По данным Рональда Бейли из журнала reason.com, сегодня дети значительно меньше смотрят телевизор, чем это было 10 лет назад. Молодежь больше времени проводят на YouTube, просматривая бесчисленные музыкальные видео, разглядывая смешные картинки, и множество всякой всячины. Свой вклад в снижение интереса к ТВ внес и «Фейсбук», этот водоворот, высасывающий наше внимание своей бело-голубой пастью. Но это тоже – Интернет.

Это изменение во мне самом меня заинтриговало. Быть может, это возрастное? Или оно вызвано снижением качества телепродукции? А может быть, просто нашлась удобная замена?

Скорее всего, верно последнее – Интернет стал удобной заменой телевидению. Все, чем ценно ТВ, сегодня есть в онлайне. Крупные телесети, такие как FOX, ABC, и CBS стали выкладывать в Сеть эпизоды из своих новых телешоу. А благодаря подписке на Netflix, можно посмотреть массу фильмов и телешоу. Более того, они идут с очень небольшим количеством рекламы, а то и вообще без нее. В любой момент можно нажать кнопку «пауза» и досмотреть то, что вам интересно, позже.

И все же Интернет не может полностью заменить телевидение, хотя многое он делает значительно лучше. Да, он быстрее, эффективнее, увлекательнее. Но телевидение сохраняется в качестве некоего «голубого огонька», возле которого собираются всей семьей поохать и поахать за просмотром какой-нибудь «мыльной оперы». Таким образом, несмотря на тенденцию сокращения его аудитории, вряд ли стоит думать, что оно полностью исчезнет в сколь-нибудь обозримой перспективе.

Перевод А.Маклакова. Диалог

Источник: runicfire.net 

Читайте также: