Гражданский конфликт в Донбассе может затянуться на годы

АТО рано или поздно закончится, и в Украине наступит мир. В этом не сомневаются даже наиболее пессимистичные обозреватели – вопрос лишь в сроках. Однако даже после прекращения огня Донбасс надолго останется расколотым и разобщённым. Причём «договор о недружбе» уже подписан кровью – а это не шутки

 Не брат ты мне

Термин «гражданская война» популярностью в Украине не пользуется. И власть, и общество убеждены, что война на Востоке идёт не с гражданами, а с заезжими террористами и завербованными отморозками из числа местных. Издали всё примерно так и выглядит. Однако сам Донбасс уже несколько месяцев балансирует на грани самой настоящей гражданской войны. Катастрофе не даёт случиться лишь внешнее давление силовиков. Основные силы самопровозглашенных «республик» оттягиваются на фронт, а люди озабочены собственным выживанием в зоне огня. Донбасс пойдёт не по приднестровскому, а по боснийскому пути.

Война на Востоке объединила Украину перед лицом российской угрозы, но Донбасс разорвала по-живому. Общности, которые складывались годами, здесь рушатся на глазах. Пара картинок с натуры. В одном из сёл Луганской области на заборах начали появляться свастики и надписи «С*ука правосек», «Фашист» и тому подобное. Рисовальщиком оказался местный школьный учитель, искренне уверенный в том, что проукраински настроенные односельчане хотят его убить. «Мы вам свою Одессу устроим! За всё ответите!» — обещает дама предпенсионного возраста своим коллегам по госучреждению. И ничего, что в соседних отделах двадцать лет просидели – они ведь «правосеки». Таких и сжечь не жалко.

Градус взаимной ненависти таков, что плавятся даже семейные узы. Разговоры с родственниками нередко заканчиваются матерной ссорой и швырянием телефона в стену. Если в 2004-м спорили о языке и геополитике, то теперь ставки выше – на кону жизнь. Ведь, как известно, «колорады» собираются уничтожить патриотов, а Нацгвардия расстреливает вообще всех подряд. Так что ссоры – это ещё ничего. Приятеля-беженца не приняли родственники в Ровно, потому что, цитирую, «вы все там сепаратисты и террористам помогаете». Правда, на референдуме он голосовал против независимости ЛНР, но кто станет теперь разбираться? У других знакомых распался гражданский брак. В августе собирались расписаться, но оказалось, что идеологическая несовместимость порой серьёзнее, чем резус-конфликт.

Грань между своими и чужими растворилась и её постоянно приходится переопределять. Заклятым врагом может оказаться кто угодно – коллега, сосед, родственник. Идейные конфликты раскалывают устоявшиеся общности и за принципы приходится дорого платить. И речь не только о травле и остракизме инакомыслящих. Известны случаи, когда представители «республик» забирали людей «на разговор» по доносу: мол, вычислили «правосека». Приходили и за другом моего отца. Пожилой патриот был уже в бегах, но его сыну-предпринимателю сожгли мастерскую.

Механика ненависти

Порой кажется, что это временное помешательство и люди вот-вот очнутся Но не стоит питать иллюзий: ментальные процессы в Донбассе зашли слишком далеко, чтобы взаимная ненависть утихла столь же быстро, как и разгорелась. Самый очевидный из таких процессов – усвоение новояза ненависти. «Ватники», «укропы» — подобные термины помогают не только маркировать врага, но и расчеловечить его. Эти словечки – отнюдь не эвфемизмы или безобидные обзывалки. Во время геноцида в Руанде представителей племени тутси называли не иначе, как тараканами, почти как наших «колорадов». Поэтому и убивать их было проще – они ведь не люди, а насекомые. Точно так же легко одобрить уничтожение неких обобщённых «бандер», практически лишённых человеческих черт.

Акт расчеловечивания может быть не только вербальным. Так, в мае одного из луганских активистов задержали за расклеивание листовок против референдума. На следующий день в сети появилось видео, на котором ЛНРовцы водили его на четвереньках на верёвке, попутно отвешивая пинки и подгоняя палкой. «Правосек на поводке» — подписал видео безымянный автор. По другую сторону баррикад ожесточение ничуть не меньше. «Ничто так не радует, как запах горелой ваты» — говорит мой приятель, читая новости об уничтоженных представителях «республик» (то есть «ватниках»).

Жестокость к противнику выглядит не только оправданной, но и совершенно необходимой. Или мы, или они – и третьего не дано. Враг видится столь отвратительным и опасным, что заслуживает лишь смерти.

Невиновных нет

Усиливает гражданский раскол идея коллективной ответственности: невиновных больше нет. Президент, конечно, считает иначе – тем, кто не брал в руки оружие, обещана амнистия. Но легко быть великодушным, когда дело не касается тебя лично. Тем более, что с близкого расстояния грань между «мирным» и «не мирным населением» выглядит весьма расплывчатой. В войну в Донбассе вовлечены не только военные и боевики, но и гражданское население. Например, на севере Луганщины фермеры и предприниматели опекают украинские войска, а их земляки на юге носят продукты в штабы «республик». Не удивительно, что они считают друг друга пособниками «хунты» или «террористов».

Причём в вину друг другу вменяют ещё и вымышленные злодеяния. «В поселке Счастье сейчас проходит массовая чистка. Уничтожают мирное население, всех — от 16 до 50 лет — вырезают полностью» — рассказывают боевики о бесчинствах Нацгвардии. «После уничтожения местных ополченцев Киев устроит геноцид русскоговорящего населения, а землю отдаст «расово верным» уроженцам запада Украины» — пишут в ДНРовских пабликах в соцсетях. Смешно? А ведь Донбасс переполнен подобными слухами. Поэтому сопротивление АТО здесь проходит почти под эренбурговским лозунгом «Хочешь жить, убей немца!»

Только вместо немцев – «западэнцы» и «укры» в лице Нацгвардии и добровольческих батальонов. У сторонников единства Украины настроения аналогичные. Например, после штурма воинской части в Луганске прошёл слух, будто боевики расстреляли на месте всех солдат, которые отказались присягнуть «республике». Слава Богу, это оказалось выдумкой. Тем не менее, заявления Порошенко о прекращении огня вызывают у сторонников единства Украины бурю негодования. Ведь их жизнь находится в опасности, а уехавшие не могут вернуться домой, пока у власти находятся ДНРовцы.

Над пропастью

Атмосфера вражды и взаимной ненависти – одна из причин, по которой люди покидают Донбасс. Проукраински настроенные граждане здесь в меньшинстве. На них и раньше смотрели косо, а теперь они – объект травли, виновники всех бед, внутренний враг. Чтобы нарваться на неприятности, совсем не обязательно быть членом «Правого сектора», достаточно заговорить в людном месте на украинском языке. Будут ли последствия – неизвестно — но лучше не экспериментировать.

Впрочем, сторонники народных «республик» тоже не чувствуют себя хозяевами положения. Силы АТО сжимают кольцо вокруг Донбасса и им тоже приходится уезжать. Возможно, именно поэтому в регионе всё ещё не началась гражданская война, а точнее – зачистка инакомыслящих. Когда окраины города обстреливает артиллерия, устраивать погромы просто некогда. Но если «республики» оставят в покое, здесь повторится 1937-й.

Повстанцы уже вовсю примеряют на себя форму сталинских «ястребов». Например, в захваченном здании Донецкой ОГА есть кабинет с табличкой «НКВД», а в ЛНР организованы КГБ и СМЕРШ. «Борьба со шпионами будет жестокой и быстрой», — пообещал «губернатор» республики Валерий Болотов. Правда, кого посчитают шпионом – это ещё вопрос. Например, 19-летнего луганского студента Александра Мангуша задержали по подозрению… в координации авиаудара по ОГА с земли. Озлобленное войной население репрессии гарантированно поддержит.

И все же худший сценарий развития событий в Донбассе маловероятен. Боевиков в ближайшем будущем вытеснят и регион вернётся к относительно мирной жизни – без массовых репрессий и погромов. Но взаимная ненависть будет кипеть здесь ещё долгие годы, находя выход наружу в тех или иных политических формах. Опыт кровавой вражды легитимизировал политически мотивированное насилие. Иметь такой проблемый регион в составе страны – большое испытание для правительства. Но куда большие испытания ждут самих жителей Донбасса, которым придётся уживаться друг с другом. Как у нас это получится – одному Богу известно.

Автор: Анатолий Рублёв, Луганск , ФОКУС


Сергей Иванов :

Еще один эпический управленческий фейл руководства Луганской народной республики, да упокоится она с миром.

Примерно неделю назад люди, курирующие гуманитарное направление деятельности вышеупомянутой террористической организации (гуманитарии-террористы — новый мем), собрали руководство высших учебных заведений Луганска и стали выяснять, какого порядка суммы они перечисляют Киеву. Не знаю, что именно рассчитывали услышать террористические просветители, однако когда ректора ВУЗов чистосердечно назвали им сумму дотаций, которые они получают из государственного бюджета, с ними случился шок, отек Квинке и столбняк одновременно. Оказывается (!), сумма госдотаций ВУЗов Луганска исчисляется десятками миллионов гривен. 

Выйдя из ступора, министры посовещались и объявили, что молодая республика такие цифры не потянет, а рассчитывать на увеличение притока иностранных студентов (после ряда откровенно расистских перформансов со стороны колорадов), скорее всего, не стоит. Разговор завершился торжественным обещанием "освитян" выучить луганскую молодежь в российских ВУЗах. И, черт возьми, мне нравится эта идея. 

Ведь более легкой возможности безвозвратно и безвозмездно сплавить десяток краснолучских быков-колорадов на физвосп какого-нибудь Саратовского педагогического может и не представиться.

Читайте также: