Мифы и угрозы демилитаризации

Опасности   отводов артиллерии с волной спекуляций на теме ухода добровольческих батальонов с фронтовых позиций порождают множество вопросов, требующих не эмоциональных призывов, а основательного разбора ситуации. На данный момент мы видим, как украинское руководство поэтапно идет на всяческие уступки Москве, что не может не вселять тревоги и не порождать массу домыслов.

 Начальник пресс-службы Генерального штаба Вооруженных сил Украины Владислав Селезнев сообщил, что вопрос демилитаризации Широкино должны решить до 3 августа. 

Вчера Трехсторонняя контактная группа в Минске должна была представить план по демилитаризации Широкино. На момент сдачи номера информации о заседании группы не появилось. Отметим, что само Широкино как населенный пункт не представляет стратегического интереса. На днях Президент Петр Порошенко сообщил, что украинские военные не покинут стратегических высот, занятие которых боевиками может представлять угрозу нашим позициям и Мариуполю. Напомним, что украинские переговорщики во главе с экс-президентом Леонидом Кучмой предложили представителям незаконных вооруженных формирований демилитаризацию данного поселка еще в апреле.

Народный депутат Дмитрий Тымчук на своей странице в Facebook выразил недоумение относительно демилитаризации Широкино, назвав данный замысел «фикцией». В частности он отметил: «Наше высшее военно-политическое руководство утверждает, что высоты никто не отдаст, они останутся под контролем ВСУ. Это замечательно. Но чтобы избежать ненужного резонанса, разработанный «план демилитаризации Широкино» не мешало бы до этой самой «демилитаризации» показать украинской общественности.

Хотя бы в той части, которая убедит, что Мариуполь мы не «сдаем». В этом контексте учтем, что разговоры типа «подразделения ВСУ за 15 мин. смогут вернуться на прежние позиции» можно считать глупой шуткой, рассчитанной на излишне доверчивых. Если террористы разместят на оставленных нами территориях артиллерию (понятно, при поддержке пехотных групп), то о нашем «возвращении на позиции» можно забыть».

Руководитель подгруппы по безопасности на Минских переговорах Евгений Марчук считает, что ситуация вокруг темы демилитаризации и отвода войск слишком заострена в СМИ из-за недостаточной освещённости вопроса. Эту мысль он высказал в редакции газеты «День» на встрече с Летней школой журналистики. «Журналисты, к сожалению, попадают в ситуации,  когда они несознательно разжигают неоправданное напряжение в обществе, — сказал Евгений Марчук, — Яркими примерами этого есть так называемая демилитаризация Широкино и проблема Мариуполя.

Там не было абсолютно никакой необходимости поднимать такой большой уровень напряжённости, особенно среди жителей Мариуполя. Это обусловлено тем, что не было хорошей, разноплановой информации, в том числе для медиа. Необходимо провести регулярный брифинг «off the records» с той частью журналистов, которые занимаются этой темой».

Евгений Марчук указал на то, что добровольцы свои задачи выполнили и им необходимо дать отдохнуть, а также военным нужно поменять позиции так как они «пристреляны». Батальоны «Азов» и «Донбасс» заслуживают гражданской и государственной благодарности. Их место, — утверждает Марчук, — заняли лучшие регулярные войсковые части, специально подготовленная морская пехота.

Заместитель руководителя АТО Константин Соколов так прокомментировал «Дню» ситуацию: «В штабе АТО пока никакой информации по поводу отвода войск нет. Этим вопросом занимается Совместный центр по координации и контролю за отводом вооружений. Без команды никто ничего отводить не будет, а приказа такого не поступало. Сейчас идет согласовательный процесс. В Широкино на место «Азова» зашла морская пехота. В Счастье на место «Айдара» пришли подразделения мотострелковых бригад. Отведения войск не было. Была плановая ротация, так как бойцы того же «Айдара» и «Азова» находятся на передовой уже больше года. Им нужно и отдохнуть, и доукомплектоваться.

На фронте они заменены штатными подразделениями ВСУ. Тема отведения вооружений будет рассматриваться только тогда, когда будут согласованы все вопросы контактными группами. Нужно понимать, что если ситуация будет угрожать безопасности наших сил, наших граждан и наших территорий, то процесс отвода не будет реализовываться. Все будет делаться для максимального следования Минским договоренностям и при этом обеспечения безопасности жителей в частности Мариуполя.  Сейчас нет смысла паниковать».

На сегодня существует проблема с пониманием того, чем может угрожать демилитаризация Широкино, в частности отвод вооружений за 30-километровую зону в целом. Очевидно, что «минский формат», как производная от нормандского, когда к переговорному процессу не были подключены США, изначально поставил украинскую сторону в условия тупика. Каждое решение, каждый пункт договоренностей предполагал в лучшем случае замораживание конфликта. По факту наблюдалось перманентное ожесточение по всей линии фронта, полное и циничное нарушение соглашений. Кремль, используя ситуацию, в которой он формально не был участником, давил и давит на Украину военной армадой и политическим шантажом.

Годичный опыт переговоров с боевиками и Путиным доказывает, что правила игры, установленные Кремлем, односторонни, а заявления еще в августе прошлого года о том, что Путину нужно дать возможность выйти из конфликта с «сохраненным лицом» обнажили наивность экспертов и политологов. Вероятно, непонимание психологического портрета агрессора, его мотивации и принципов принятия решений изначально повело украинскую сторону по ложному пути – пути уступок и диалогов.

Существует и другая версия истоков подобных переговоров. По ней практически уничтоженная за время правления Януковича армия была попросту неспособна к отражению путинской агрессии. Это объяснение казалось настолько очевидным, а количество экспертов, «свидетелей» и мнений настолько зашкаливало, что не все обращали внимание на детали. Успешное освободительное продвижение украинских войск, в том числе добровольческих батальонов, разрушило общепринятое мнение о «слабой» украинской армии.

Однако уже в августе наша армия столкнулась с, казалось бы, неожиданным – Россия ввела дополнительный (подчеркнем – именно дополнительный) контингент войск, чем обнажила просчеты украинского командования, которое, вероятно, просто не учитывало подобной угрозы. Трагедия под Зеленопольем, когда Россия со своей территории обстреляла украинские войска, регулярные обстрелы украинской территории из-под Гуково Ростовской области, наверное, не намекали ни на что.

Опыт перемирий с врагом, который практиковался с момента инаугурации Президента, сомнительный подбор участников переговоров давал возможность России всячески укреплять свои позиции на востоке Украины, а затем и вовсе создать там свой анклав. Принятый Закон Украины в сентябре 2014 года «Об особенностях местного самоуправления в отдельных районах Донецкой и Луганской областей» многими был расценен как капитуляция.

Боевики, в свою очередь, просто проигнорировали этот документ, демонстративно назначив «местные выборы» на 2 ноября. Напомним, что уже сейчас при попытках изменить Конституцию Украины и разговорах о местных выборах на Донбассе по украинским законам боевики вновь демонстративно назначают свои даты и ставят свои условия….

С другой стороны, Украина оказалась один на один с российской армадой, и ждать, что вместо украинцев будет воевать Европа или США, не приходится. В сложившихся условиях нам необходима посильная помощь тех, кто был гарантом нашего суверенитета. Нужно осознавать, что любое открытое вмешательство мирового сообщества в конфликт приведет к ответному усилению агрессии Кремля.

Помощь от Европы и США может быть получена лишь при условии их уверенности в том, что Украина заняла четкую позицию в своем европейском выборе, а это значит, что готова придерживаться взятых на себя обязательств. Опыт новейшей истории Украины свидетельствует, что революционные рывки и решительный героизм без четкой, консолидированной позиции дают эффект в краткосрочном периоде.

Однако нельзя забывать так же и то, что «дьявол кроется в деталях». Чем может грозить отвод техники из Широкино, Счастья, Станицы Луганской, Авдеевки, Песок, прочих стратегических пунктов? Будут ли боевики следовать Минским соглашениям, которые они никогда за все это время не соблюдали? Не станет ли отвод техники в итоге отступлением, при котором мы опять окажемся наедине с врагом?

Опасности подобных отводов артиллерии с волной спекуляций на теме ухода добровольческих батальонов с фронтовых позиций порождают множество вопросов, требующих не эмоциональных призывов, а основательного разбора ситуации. На данный момент мы видим, как украинское руководство поэтапно идет на всяческие уступки Москве, что не может не вселять тревоги и не порождать массу домыслов.

Автор: Валентин ТОРБА, «День»

Читайте также: