Как Россия нашла свой джихад

Религиозную войну России объявили две террористические организации и 52 суннитских богослова. Роман Попков объясняет, какие именно действия российских властей к этому привели и как они могли бы обойтись без убийственных для собственных граждан последствий.Теперь, убивая российского солдата, мусульманин получает пропуск в рай. Куда попадет душа российского летчика, который убивает мусульман?

В чем Россия хочет догнать США и в чем догнала их в реальности

На протяжении двух последних недель, что длятся российские бомбардировки в Сирии, Министерство обороны, а вслед за ним и прокремлевские СМИ, тщательно копируют военную пропагандистскую стилистику США и других западных стран.

Российский телезритель, находясь в сотнях километров от войны, смотрит вместе с летчиком в прицел, видит, как ракеты пошли к цели, смотрит на то, как где-то внизу взрываются коробочки каких-то строений. «Возможное отклонение от цели не превышает трех метров», — заверяют его минобороновские пресс-секретари. Все «точь-в-точь как у американцев».

Отдельного восторга удостоился пуск ракет с кораблей Каспийской флотилии — через территорию трех стран к далекой цели, к бункерам ИГИЛ. Это тоже как у американцев с их «Томагавками». То есть мы совсем уже по-взрослому умеем. Ну и пусть потом злопыхатели рассказывают, что мы якобы своими ракетами овец в Иране убили, а не террористов в Сирии: про американцев тоже много подобных вещей рассказывали, и ничего.

Уже почти четверть века немалая часть россиян мается с определенной психической травмой. Напомним, откуда эта травма взялась.

В январе 1991 года возглавляемая американцами международная коалиция начала военную операцию против саддамовского Ирака. Советские граждане Саддаму не особенно сочувствовали — странная симпатия к диктаторам третьего мира пришла позже. Дело не в Хусейне. Дело в том, что Ирак был вооружен в основном техникой советского происхождения.

И первые же дни операции «Буря в пустыне» показали, что горы этого советского оружия являются в руках Ирака хламом, что война американцев и иракцев — это почти как война европейцев с пушками и ружьями против индейцев с луками и копьями. «Мгновения технологической войны» — так назывался материал об этой операции в популярном среди советских подростков журнале «Техника — молодежи».

Советский зритель завороженно смотрел в прицел американских «Стелсов» и F-16, видел, как горят сотни советско-иракских танков, как американцы почти без потерь со своей стороны истребляют хваленые самолеты МиГ, как противоракеты Patriot легко перехватывают ракеты «Скад», как вся война превратилась в зловещую компьютерную игру. 

Разумеется, военным специалистам, в том числе западным, было понятно, что феномен «Бури в пустыни» заключался еще и в том, что оружие у иракцев было в основном старое, а немногочисленной новой техникой они просто не умели толком пользоваться. Да и в целом уровень военного командования в Ираке был ниже, чем на «двойку» по пятибальной шкале. Но в массовом сознании все упрощается, огрубляется.

Истребитель F-16 ВВС США атакует иракские военные объекты (19 января 1991 года)

видео Министерства обороны США

К убеждению о бытовой отсталости позднего СССР (и преклонению перед бытовым благополучием Запада) прибавилось еще и уныние, вызванное впечатлением о военной несостоятельности Союза, — и, соответственно, жгучая зависть к США, открывшим новый век военного искусства. «У нас вся Восточная Европа танками заставлена, как будто сейчас сорок третий год, а у американцев, вон, компьютеры воюют» — такую черную слезу ронял гражданин СССР в 1991 году.

Потом американцы ввязались в свой длительный и кровавый Афганистан, а потом еще и Ирак для них стал провалом (как для СССР — Афганистан), но все же разница между американской и российской армией продолжала, скажем так, чувствоваться очень сильно. В 90-е – 2000-е была выпущена гора «военно-патриотической» литературы разной степени убогости. Этот «нон-фикшн» работал на преодоление травмы января 1991 года, рассказывал новые сказки, в которых русские — совсем как американцы — воюют умением, а не числом, в каждом глазу у летчика по компьютерному дисплею, в атаки на супостата идут роботы новой русской империи. 

Сейчас военно-политическое руководство РФ делом, а не только словом, пытается взбодрить обывателя, не очень-то вдохновляющегося сирийской кампанией.

У нас своя «Буря в пустыне». Все как у белых людей. Возможно, лично для Владимира Путина тоже важно, чтобы все было «как у американцев». Нельзя этого исключать. Неплохо бы, раз уж на то пошло, к берегам Сирии еще и тяжелый авианесущий крейсер «Адмирал Кузнецов» (единственный наш авианосец) подогнать, чтобы самолеты эффектно взлетали с палубы. 
 

О том, насколько российская военная машина в Сирии в действительности похожа на американскую, можно спорить. Но по одному пункту мы Америку точно догнали: рассвирепевшие исламисты провозгласили нас (как и американцев) «крестоносцами» и объявили нам (как и американцам) джихад.

Американские военные во время операции «Буря в пустыне», 1991 год. Фото: AP

 «Россия вмешалась в конфликт — ждать ответа приходится». Орхан Джемаль, журналист

Джихад России объявили не только террористы-отморозки

Джихад России объявили две террористические, запрещенные в России организации — «Исламское государство» (Штатам они тоже объявили джихад) и «Джабхат ан-Нусра», подконтрольная «Аль-Каиде». Похоже, что заявления лидеров ИГ и «Джабхат ан-Нусры» о джихаде — акт скорее пропагандистский, а не богословский.

«Джихад в смысле исламской юриспруденции («фикх») означает войну. Что касается джихада как борьбы мусульманина со своими пороками, то это не юридическая (фикховая) категория, поэтому, когда говорят об объявлении джихада, имеется в виду именно объявление войны. Что может означать объявление войны России со стороны ИГ или «Джабхат ан-Нусры», с практической точки зрения сказать сложно: это целиком зависит от возможностей указанных организаций вести такую войну. Однако можно предположить, что природа этой декларации не столько юридически-шариатская, сколько медийно-пропагандистская. Хотя бы по той причине, что оборонительный джихад не нуждается в объявлении, а обе данные группы считают, что он идет уже давно и является обязанностью всех половозрелых мусульман. 

Это не отменяет того, что сейчас происходит консолидация суннитского мира против России как силы, открыто выступившей на стороне враждебного ему шиитско-алавитского блока. И это тоже никаких деклараций не требует, хотя ряд авторитетных исламских ученых и организаций открыто осудили вторжение российских войск в Сирию, назвав его агрессией».

Харун Сидоров политолог, специалист по исламу

 Объявление джихада России исламскими террористами для многих стало заметной и неприятной (хоть и вполне ожидаемой) новостью. Гораздо меньшего общественного внимания удостоилось другое событие, также напрямую связанное с Россией, Сирией и джихадом. На днях 52 саудовских улема (авторитетных богослова) тоже объявили джихад нашей стране. По мнению экспертов, на этот шах улемов толкнули вовсе не сочувствие ИГИЛ и «Аль-Каиде» (деятельность той же «Аль-Каиды» в Саудовской Аравии запрещена), а известия об авиаударах России по умеренной сирийской оппозиции, поддерживаемой властями королевства и местным суннитским духовенством.

Уже 16 октября, во время традиционной пятничной молитвы, аравийские мечети превратились в центры яростной антироссийской пропаганды.

Позиция аравийских улемов относительно джихада для России потенциально даже опаснее, чем заявления Абу Бакра аль-Багдади (один из лидеров ИГ) и Абу Мухаммада аль-Джилани (представитель сирийского отделения «Аль-Каиды»). Из уст вождей «Джабхат ан-Нусры» и ИГ действительно исходят политические, пропагандистские заявления, а не фетвы (решения, повеления). А вот саудовские улемы выступают именно с фетвами. Правда, эти фетвы будут исполняться только теми мусульманами, для которых выпустившие их улемы — авторитеты: в суннитском исламе отсутствует свойственная православной и католической версиям христианства вертикаль власти.

Но наверняка у этих 52 аравийских улемов достаточно людей, серьезно относящихся к их фетвам, в которых говорится о подлинных и вымышленных жертвах российских бомбежек в Сирии, о необходимости защиты веры и мщении, новыми красками заиграет подзабытая было суннитским миром тема «порабощеннного кафирами» Кавказа.

Члены группы «Джабхат ан-Нусра» в Алеппо. Фото: Karam Al-Masri / AF

«Россия стала привлекательна для террористов». Анатолий Ермолин, подполковник ФСБ в запасе 

Могла ли Россия избежать джихада

Анализируя сирийскую кампанию, многие комментаторы, критически настроенные по отношению к Кремлю, отмечают, что Россия де-факто ввязалась в чужую религиозную войну — между суннитами и шиитами, встав на сторону шиитов. Они же приводят аргументы, что сунниты превалируют в исламском мире, а в нашей стране живет, по официальным данным, 8 млн граждан-мусульман, которые в подавляющем большинстве как раз сунниты.

Вывод из этого напрашивается невеселый: мы разгневали яростный суннитский океан, который нас сметет или как минимум искорежит нам жизнь всерьез и надолго.

Некоторые видят здесь тупик. С одной стороны, кто бы ни был у власти в России, бороться с ИГИЛ все равно нужно: это террористы. Да и не врет ведь тот же Сергей Иванов, говоря о том, что множество россиян уже находится в рядах «халифата», и рано или поздно они захотят привести этот халифат в Россию. Можно как угодно относиться к Иванову, к Путину, но уж об этом они точно не лгут. С другой стороны, война в Сирии неизбежно провоцирует антироссийский терроризм.

Тупика на самом деле могло не быть, если бы Россия воевала именно против ИГИЛ, не трогая другие антиасадовские группы. Повстанческая коалиция (которую в основном и бомбит наша авиация) состоит не только из светских сил типа Свободной сирийской армии, но и из умеренной суннитской оппозиции. Да, в Сирии есть умеренная суннитская оппозиция, и россиянам недурно было бы это знать.  

В Турции такие силы тоже есть (во главе с президентом Реджепом Тайипом Эрдоганом), только они там пришли к власти, и Россия с ними вполне мирно строит газопроводы. 

Сирийская умеренная исламская оппозиция выступает за создание в Сирии исламского государства, но не террористически-фашистского, а-ля ИГИЛ. Она против включения Сирии в состав «халифата» и прочих интернациональных экспансионистских проектов. Именно умеренная суннитская оппозиция сейчас держит главный фронт против ИГИЛ, и именно она является самым страшным врагом ИГИЛ не только на поле боя, но и в борьбе за умы мусульман. 

Если бы Россия в тесном союзе с западной коалицией атаковала ИГИЛ, воевала бы не за иранскую марионетку Башара Асада, а против терроризма как такового, игиловцы все равно влепили бы ей джихад. Но этот джихад интересовал бы только их отмороженных ультрасалафитских сторонников. Это, конечно, угроза, но с такой угрозой справиться гораздо проще.

Однако мы бомбим обычных мусульман, которые просто борются за то, чтобы жить в своей стране — без доставшей их за многие десятилетия диктатуры, без всевластия алавитского религиозного меньшинства. Они борются против тирании, и именно в этом их главная вина в глазах Путина. Именно это беспокоит Кремль.  

Война против всей сирийской оппозиции неизбежно приведет к тому, что все больше суннитских улемов (и отнюдь не только салафитских) будут издавать фетвы о джихаде. 

И тут уж американцы не будут нам товарищами по несчастью; мы будем в одиночестве. Страшен не джихад со стороны крайне-салафитских экстремистов. Страшно оправдание джихада и стремление к джихаду со стороны умеренных суннитов. Война против сирийских суннитов приведет и к растущей враждебности по отношению к русским туристам со стороны местного населения в традиционно популярных у нас суннитских странах — в Тунисе, в Турции и особенно в Египте. Война приведет к радикализации наиболее молодой и наиболее пассионарной части российских мусульман. 

Ислам переживает непростой период своей истории. Христианство пережило похожие времена в XVI–XVII веках, когда протестантско-католическая бойня опустошала Германию и Францию. И нам хватило умения ввалиться в кровавую межмусульманскую баню максимально глупым и кошмарным способом.

Во время запуска крылатых ракет «Калибр» с кораблей Каспийской флотилии ВМФ России по объектам ИГ в Сирии. Фото: Управление пресс-службы и информации Министерства обороны РФ / ТАСС

 Автор: Роман Попков, Открытая Россия

Читайте также: