Взгляд со стороны: Российско-украинский конфликт глазами белорусских экспертов

В конце мая эксперты по безопасности из Беларуси совершили рабочую поездку в Киев. В рамках которой прошли встречи с рядом украинских политических и военных экспертов. Среди них не было звезд ток-шоу и таких популярных сегодня на ТВ специалистов   «во всех областях». Только узкие специалисты, занимающиеся скучными практическими вопросами. Некоторые выводы по итогам поездки приведены ниже.

 Российско-украинский конфликт не будет разрешен в ближайшие годы, а скорее — десятилетие. Беларусь, Украина и Молдова рискуют стать полем противоборства между Россией и Западом. При этом вероятность формирования некоего союза между Киевом и Москвой невелика. Российское влияние в ЕС уже в обозримой перспективе резко снизится. Не в последнюю очередь благодаря активизации НАТО. 

После окончания активной фазы боевых действий в Украине и начала очередного финансово-экономического кризиса в Беларуси события в соседней стране исчезли с передовиц отечественных СМИ. А если информация о ситуации в Украине и появляется, то в большинстве случаев её источниками являются российские масс-медиа.

Тем более важным представляется фактор прямой коммуникации с украинскими экспертами (в том числе и представляющими государство). Это позволяет понять не только текущее положение дел, но и увидеть ситуацию в перспективе. С учетом масштабов Украины, влияние происходящих там процессов на наш регион в целом не просто огромно – оно определяюще.

Минские соглашения

Вероятность реализации Минских соглашений в сегодняшнем виде в части предоставления некоего особого статуса оккупированным территориям Донбасса практически равна нулю.

Во-первых, это вызовет общественный взрыв. 125 тыс. ветеранов войны является уже политическим фактором. Равно как и тысячи погибших со стороны Украины. Попытка реализации Минских соглашений станет актом политического самоубийства для украинского руководства.

Во-вторых, подписывая соглашения, Петр Порошенко превысил свои полномочия. С точки зрения украинской Конституции правомочность подписания соглашений как минимум оспорима.

В-третьих, любая война — это большой бизнес. По обе стороны фронта сформировались новые бизнес-цепочки. Которые работают только в существующих условиях. Соответственно, бенефициары этих схем (люди весьма влиятельные) заинтересованы в замораживании ситуации.

В-четвертых, пророссийские силы в Украине без электорального потенциала Донбасса маргинализированы. И у основных политических игроков Украины нет никакого желания создавать себе конкурента в лице очередной реинкарнации Партии регионов через реализацию Минских соглашений.

Несмотря на давление со стороны некоторых западных стран, наши собеседники были едины в том, что Минские соглашения по сути себя исчерпали.

Определенные и влиятельные круги в Германии стремятся принудить Украину к исполнению Минских соглашений. Связано это с интересами немецкого бизнеса, который активно инвестировал в организацию производств на территории России. Введенные против Москвы санкции, несмотря на их половинчатость, делают сохранение немецкого присутствия в российской индустрии весьма затруднительным. Связано это с производственным циклом, необходимостью ритмичного обновления мощностей. Если санкции не будут сняты с России в ближайший год, произвести такое обновление не получится. Ценность российских активов для немецкого бизнеса резко упадет. И можно ожидать резкого снижения активности Германии в части давления на Украину.

Что неожиданно, так это давление со стороны США на Киев с целью добиться реализации Минских соглашений. При этом американцы работают на широком фронте, стараясь повлиять не только на политическое руководство, но и на политические элиты, общественные структуры, бизнес и экспертное сообщество. И везде встречают негативную реакцию. Политика США объясняется желанием сохранить за уходящим президентом Обамой имидж миротворца.

Мнение Запада в целом играет все меньшую роль для украинского общественного мнения. Связано это с рядом факторов, среди которых невнятность позиции в ходе российско-украинской войны, непоследовательность в части введения безвизового режима с Украиной. Кроме того, украинские власти многие свои непопулярные шаги объясняют некими (часто вымышленными) требованиями Запада или МВФ.

Перспективы нормализации российско-украинских отношений

 Таковые не просматриваются вообще. Если в настоящее время украинцы по инерции прошлых десятилетий еще видят разницу между Кремлем и простыми россиянами и соответственно отношение к ним различается, то через 10 лет в активную жизнь вступит поколение, у которого в целом Россия не вызывает никаких чувств кроме ненависти. Украинская пропаганда демонстрирует высокую эффективность в отношении внутреннего потребителя. Однако пока слабо работает с внешней аудиторией. Работа Министерства информационной политики Украины оценивается в целом негативно.

Украинские власти работают в направлении судебной защиты своих финансовых и имущественных интересов, связанных с временной оккупацией части украинской территории. В ближайшем будущем можно ожидать массовой подачи исков в отношении России о возмещение материального вреда.

Опыт войны на Донбассе

Советская легкая бронетехника продемонстрировала свои низкие боевые качества. Особенно это касается БМП. Они устарели и их модернизация считается неперспективной.

Бригадная система продемонстрировала низкую эффективность для маневренной войны. Наиболее эффективным тактическим формированием является батальонная группа, включающая в свой состав подразделения на легкой и тяжелой бронетехнике, разведки, артиллерии. Такая структура диктует необходимость реорганизации боевых подразделений по западному образцу, когда батальон по своей численности практически приближается к 1000 человек.

Добровольческие батальоны Украины являются скорее фактором пропаганды, а не реальным военным ресурсом. Было создано большое количество добровольческих формирований, большинство из которых немногочисленны. Ряд командиров добробатов больше были озабочены собственным пиаром. Имелись случаи неподчинения приказам военного командования, самовольства и в целом низкий уровень скоординированности действий добровольцев и регулярной армии.

В силу сухопутного характера российско-украинской войны ПВО играет скорее роль сдерживания от использования ВВС для каждой из стороны.

Текущий позиционных характер российско-украинской войны продемонстрировал особую опасность БПЛА, корректирующих огонь собственной артиллерии и вскрывающих систему обороны противника. Проблема в том, что нет ясности о путях борьбы с ними. Использование управляемых зенитных ракет может оказаться финансово нецелесообразным. Зенитная артиллерия имеет ограничения по высоте, дальности и точности.

Эффективность применения средств РЭБ, основанных на нарушении канала управления БПЛА и подавлении сигнала GPS снижается. Беспилотники последних модификаций имеют функцию автоматического возвращения в последнюю достоверно известную системе навигации точку либо вылета из зоны действия средств РЭБ в направлении своих позиций.

Украинское командование фиксирует активную отработку российской армией в ходе последних военных учений применения тактического ядерного оружия.

Присутствует понимание важности ракетного вооружения. Есть основания ожидать практический результат по проекту создания украинской противокорабельной ракеты «Нептун».

В настоящее время в среде украинских специалистов идет дискуссия о дальнейших путях развития авиационной промышленности в Украине. Так, ряд военачальников считает необходимым развертывание собственного производства боевой авиации. С другой стороны, независимые эксперты продвигают идею приоритетного развития производства БПЛА, включая ударные.

Роль НАТО в регионе

 Переход Вооруженных Сил Украины на стандарты НАТО является необходимой предпосылкой для дальнейшей интеграции в Альянс. Хотя в Киеве есть понимание нереальности присоединения к НАТО в обозримой перспективе.

У НАТО нет внятной стратегии для Украины. В настоящее время Альянс, как и ЕС, занят внутренней консолидацией и выработкой единых позиций по противостоянию с Россией. Наблюдается все большая конвергенция позиции НАТО и ЕС по вопросам региональной безопасности. Несмотря на рост напряженности, наш регион в целом не является приоритетом ни для США, ни для ЕС. Фокус их внимания сместился на Ближний Восток и Средиземноморье.

Размещение военной инфраструктуры НАТО на «Восточном фланге» приведет к резкому снижению российского влияния в странах региона. Хотя бы по той причине, что за военными придут спецслужбы. Это весьма осложнит деятельность пророссийского лобби в постсоциалистических странах.

Наш регион (Беларусь, Украина и Молдова) интересен для Запада как буферная зона с Россией. И возможное поле противостояния российской экспансии. В обозримой перспективе можно ожидать размещения в одной из постсоциалистических стран НАТО мощного центра радиоэлектронной разведки, который будет ориентироваться не столько на российскую территорию, сколько на Беларусь и Украину. Цель- повысить уровень осведомленности военно-политического руководства западных стран о ситуации в регионе, своевременно выявить факт российской агрессии, исключить возможность «неприятных неожиданностей».

Потенциал регионального сотрудничества

 Имеется потенциал для формирования двух региональных площадок в области политической и оборонной кооперации: Киев-Анкара и Варшава-Киев-Бухарест («Карпатский треугольник»). Пока процессы на начальном этапе, но стороны демонстрируют открытость в отношениях между собой и готовность к разноплановому и глубокому сотрудничеству.

Участие Беларуси в ОДКБ и интеграционных образованиях с Россией не позволяет рассчитывать на высокий уровень взаимодействия в области безопасности между Минском и Киевом. Украинская сторона опасается возможной утечки через Беларусь в Россию чувствительной для себя информации.

Реформа правоохранительного сектора

 В целом новая полиция вызывает позитивную реакцию. Однако есть и проблемные моменты. Так, уровень подготовки сотрудников очевидно недостаточен, полицейские в кризисной ситуации зачастую демонстрируют растерянность: сказывается отсутствие опыта.

Ограничение фактических полномочий полиции в сравнении с милицией приводит к тому, что поведение правонарушителей становится более дерзким и вызывающим. В отличии от милиции полицию не боятся. По крайней мере, пока.

Источник: Belarus Security Blog 

Читайте также: