Убийство с выдумкой: современные дуэлянты сражаются при помощи башенных кранов

Ближе к выборам все чаще звучит слово дуэль. Дуэлью собираются смывать оскорбления политики, теледуэли устраивают шоумены. При слове «дуэль» у большинства в воображении наверняка сразу же возникают шпаги, шляпы с перьями, плащи. И диалог: «Сударь, позвольте вам сказать, что вы невежа!» – «Это вызов?» – «Именно! Стреляемся завтра, на рассвете…». Ну и так далее. Хотя, на безыскусном языке современного Уголовного кодекса, всякая дуэльная романтика сводится к двум понятиям – «убийство» либо «покушение на убийство». Поэтому масса громких заявлений о дуэлях — а на них, заявления, не скупятся горячие политики и люди, причастные к высокому теле-, кино- и шоу-бизнесу, — оканчиваются пшиком. Кишка тонка супротив УК!

Нынешние «аристократы» смывают обиду кровью посредством киллеров. Бывает, что обходятся тривиальным мордобитием или повесткой в суд. И в этом публичные люди преуспели: помнится, Николай Лысенко содрал крест со священника Глеба Якунина, пытавшегося его урезонить. Честь жены защитил депутат Сергей Шашурин – побил водителя служебной машины, который не дождался ее из магазина. Член правления Ассоциации коренных малочисленных народов Севера Алексей Бобряков вызвал на дуэль губернатора Камчатской области Михаила Машковцева. В эфире местной телекомпании он предложил губернатору стреляться на карабинах в любое удобное для него время.

Победителей – судят

Надо признать, настоящие дуэли в России всегда были и сейчас имеют место быть. Хотя со времен Петра Первого наказание за дуэль было жестоким. Все участники, вплоть до секундантов, а также раненые и убитые, должны были быть повешены. Единственное послабление: в 1894 году царь Александр III внес дополнение в Дисциплинарный воинский устав. Суть: всякое оскорбление одного офицера другим подлежало рассмотрению полкового суда общества офицеров. Если уж офицерский суд выносил вердикт о поединке, тогда обоим участникам дуэли оставалось либо драться, либо уходить со службы. Но на офицеров по-прежнему распространялась уголовная ответственность за дуэль.

К слову, упомянутый вызов Бобрякова Машковцеву – пример безграмотности. Классический дуэльный кодекс позволяет пользоваться только теми пистолетами, которые заряжаются с дула, но отнюдь не карабинами. Потом, тип оружия – сабли, шпаги либо пистолеты – выбирает вызванный на поединок, никак не вызывающий. А ведь оскорбления различаются еще и по тяжести, и это тоже существенно влияет на условия поединка.

Впрочем, невежество господ дуэлянтов вполне извиняет то обстоятельство, что последняя классическая дуэль была зафиксирована в России в 1909 году. После этого распространились всевозможные «простолюдинские» извращения, вроде имитации самоубийства, пилюлей с ядом и «русской рулетки». Пришли они к нам из Франции, где даже лавочники всегда были не прочь сразиться за свою попранную честь.

Смертельная грамматика

Вообще, французы горазды на дуэльные выдумки. Был случай: два друга повздорили на одном из спектаклей в Гранд-опера, после чего поднялись в воздух на двух воздушных шарах, вооруженные старинными мушкетами с одним зарядом. На высоте шары сблизились, грянули выстрелы, и шар одного из дуэлянтов вспыхнул. Победителя ждали на земле восторженные поклонники.

В маленьком городке, в департаменте Сена-и-Уаза, в клубе, во время партии в бильярд, одному завсегдатаю было нанесено оскорбление проезжающим господином. Противники решили биться бильярдными шарами. Гость, которому досталось первым принять удар, встал на колени перед бильярдным столом. Голова его поднималась над сукном как раз между лузами. Мсье завсегдатай аккуратно установил два шара, тщательно натер кий мелом, примерился и ударил. Шар перелетел борт и с треском врезался в лоб обидчика. Сотрясение мозга – не шутка!

А самое оригинальное оружие выбрал писатель Виктор Гюго, прочитав статью одного малограмотного критика, в которой содержался вызов. Он отправил критику записку: «С радостью принимаю вашу перчатку. Право оружия за мной. Я выбираю грамматику, и вы можете считать себя убитым на месте».

У нас поединки и сейчас разыгрываются по «профессиональному принципу»: между крановщиками, скажем, дуэль на башенных кранах, между медиками – дуэль на таблетках. И это не шутка! Вернее всего исповедуют классический принцип дуэлей, конечно, армейские офицеры, сотрудники правоохранительных органов и охотники. Совершенно ясно, что некоторый процент «самострелов» в армии и милиции, а также несчастных случаев на охоте – это все результаты замаскированных дуэлей между повздорившими мужиками.

Дуэль для рапорта

Несколько лет назад был такой курьезный эпизод в Санкт-Петербурге. Два сильно подвыпивших оперативника, назовем их Т. и Щ., ссорятся из-за девушки. Пьяная драка, спровоцированная высокими чувствами, по традиции бытовых разборок просто обязана перейти в поножовщину. Но! «Менты мы или не менты?! – рассуждают опера. – Ик… Офицеры мы или не офицеры?! Ик… Стреляться!.. С тридцати шагов!»

Вываливаются на улицу, недалеко от здания РУВД расчехляют табельные стволы и начинают выбирать позицию. О дуэльном кодексе ребята представление имели очень слабое, к тому же Т., встав на дистанцию, окончательно поддался алкоголю: в момент выстрела Щ. он рухнул на землю. Стрелявший сообразил, что напарник просто пьян, и малодушно уклонился от дуэли. Тут услышал стон. Оказалось, по парку в момент выстрела пробегал мужичок конкретного, спортивно-бандитского вида, и вот сейчас он стонал, ибо получил ментовскую пулю прямо в грудную клетку.

Оба дуэлянта протрезвели моментально. Убивец бросился к потерпевшему в надежде оказать ему первую помощь, а второй помчал вызванивать «скорую». Щ. расстегивает подстреленному им мужику куртку: что это? Ствол! Мужичок оказался киллером, убегавшим после того, как буквально за минуту до ментовской «дуэли» замочил в соседнем доме местного криминального авторитета.

Рапорт был такой: «Выйдя с Т. за булочками к чаю, Щ., благодаря своей врожденной внимательности, увидел подозрительного мужчину, у которого под полой куртки просматривался предмет, похожий на пистолет. Он хотел подойти к нему, чтобы проверить документы, но мужчина достал пистолет…». И так далее.

Честь и бомба

Недавно в Белгороде был другой случай нетипичной, но все-таки дуэли. Два молодых анестезиолога городской больницы крепко разругались, пошли на принцип и выбрали такое оружие: пригоршню таблеток – сильнейших нейролептиков. Точнее, две пригоршни, но в одной безобидные витамины, внешне похожие. Вытянули жребий в присутствии свидетелей, кому какую кучку заглатывать. Откушали. Ну, конечно, профессионалы собрались, аппаратуру для спасения с того света держали под рукой. Проигравшего благополучно откачали.

Самая курьезная и в то же время разрушительная по последствиям дуэль состоялась между кочегарами двух котельных в одном из райцентров Саратовской области. Излишне объяснять, что поцапались сельчане по пьяной лавочке, но, надо заметить, на почве профессиональной чести. Кочегар из ДорПМК обвинил соратника из совхозной котельной, что у того вентили и прочие механизмы на ладан дышат. Оскорбил прилюдно, в компании. Оружие для улаживания вопроса чести мужики выбрали незаурядное – собственные водонагревательные котлы.

Условия дуэли – каждый запирается в своей кочегарке, в присутствии свидетелей пускает котел «вразнос», после чего свидетели удаляются, а дуэлянты, сидя рядом с «бомбой», ждут, чей агрегат взорвется первым. Тогда, после получаса нешуточной нервотрепки, сдали нервы у работяги из ДорПМК – он прислал сопернику парламентера и приглашение за общий стол. История эта всплыла вот почему: победитель приглашение принял и с радостью помчался допивать, а котел заглушить забыл. Через пару часов он взорвался. Многотонная махина пробила стену котельной, пролетела двести метров и рухнула на пустырь.

Василий Бабушкин, Наше время

Читайте также: