Несельское хозяйство: мутанты к нашему столу

«Глобальное заполнение международного рынка генетически измененными продуктами вопреки всем международным документам может обернуться для человечества глобальной войной против него самого — вплоть до самоуничтожения. Речь идет о глобальном эксперименте, результат которого станет известен лишь в будущем…» Акция международной организации «Гринпис», проверившей продукты питания в московских супермаркетах еще в 2004, наделала много шума в России. Поползли слухи о том, что Россия — не только свалка низкокачественного продовольствия, но и полигон для генетических опытов над людьми.

Вответ на заявления «зеленых» о том, что генетически модифицированные источники содержатся в сорока процентах исследованных ими продуктов, появились комментарии ученых: не верьте им, это рекламная акция против прогресса и самого президента США, призывающего открыть ворота европейского рынка для всех видов продуктов, в том числе и генетически модифицированных.

В прошлом году уже раздавались залпы американо-европейской, американо-российской и российско-европейской продовольственной войны и пресса грозила, что «ножки Буша» вот-вот заменят «вырезкой Шрёдера», а в ответ на квотирование российского экспорта зерна со стороны Европы мы вводим квоты на импорт европейского мяса. Такие войны были и будут. И неизвестно, сколько еще обнаружат биологи в поступающих на наш стол продуктах красителей, антиокислителей, загустителей, стабилизаторов, нейтрализаторов, антибиотиков, которые навсегда остаются в птичьем мясе, радионуклидов цезия, стронция и прочей дряни, способной погубить все живое.

Однако это ничто по сравнению с тем, что предлагают, а то и просто навязывают миру американцы. Глобальное заполнение международного рынка генетически измененными продуктами вопреки всем международным документам может обернуться для человечества глобальной войной против него самого — вплоть до самоуничтожения.

Об этом во весь голос заявляют ученые из Европы, Соединенных Штатов. В американской прессе можно прочитать, что миф о дешевизне и высокой урожайности генетически модифицированных организмов (ГМО) — рекламная кампания монополий, делающих деньги на «генетическом мусоре». В США отнюдь не все в восторге от подобной акции. А закрытые исследования, проведенные в европейских странах, доказали, что возделывание генетически модифицированных сортов приведет к росту себестоимости сельскохозяйственной продукции и фактически уничтожит традиционное фермерство.

Сомнительные экономические выгоды от внедрения ГМО (в чем активно и агрессивно убеждают Россию американские благодетели) подкрепляются серьезными опасениями за здоровье наций со стороны европейских и российских специалистов. Так что вряд ли настойчивое требование американского президента будет услышано и выполнено Европой.

Что же касается России, то у нас сторонники новых генетических теорий не перестают доказывать, что это естественный процесс при выведении новых сортов полезных растений. Его знали задолго до открытий Дарвина и Менделя. Но только раньше на это уходили годы и десятилетия. Теперь же с помощью генной инженерии можно в течение всего лишь нескольких дней получать новые сорта с заданными свойствами. Эти сорта назвали пугающим словом — трансгенными (т.е. с перемещенными генами).

Сильные мира сего с помощью трансгенных растений как в компьютерных играх-стратегиях в одночасье хотят изменить мир: устранить голод, царящий в бедных странах Азии и Африки, резко улучшить качество продуктов и удешевить их производство.

В США такие опыты начали в 1994 году с помидоров, а сейчас во всем мире трансгенами засеяно уже более 3 млн. гектаров. Посевы ежегодно расширяются, причем скорость этого расширения больше, чем увеличение числа пользователей Интернетом.

Такие эксперименты широко рекламируются: чем, к примеру, плоха картошка, которую не поедает колорадский жук? Или технология, ускоряющая рост рыбы? Но вот вопрос: чем отзовется такая еда в будущем? Точно это науке пока не известно, но некоторые ученые предполагают, что применение таких технологий может привести к тому, что антибиотики перестанут справляться с инфекционными болезнями.

Вообще-то вмешательство в генотип уже сейчас сказывается на дикой природе. «Гринпис» опубликовал данные о том, что в Англии на землях, засеянных некоторыми видами генетически измененных растений, за три года количество сорняков уменьшилось на 20-30 процентов. Это привело к сокращению популяции беспозвоночных животных, которым эти растения дают кров и пищу, а также к гибели примерно 30 процентов пчел. Но это не остановило ученых.

Они пошли еще дальше и научились выращивать лекарственные препараты в теле растений. Сегодня в США ведется более 300 исследований по выращиванию кукурузы, картофеля, помидоров, риса, табака и других растений, в которые добавлены уже не рыбьи и даже не обезьяньи, а человеческие (!) гены, способные бороться с теми или иными заболеваниями. Список болезней широк: от простой простуды, герпеса и гепатита до болезни Альцгеймера, холеры, рака и СПИДа. Если научные испытания такого «фармакологического фермерства» пройдут успешно, то можно будет говорить о начале новой генной революции в истории человечества.

Специалисты призывают к осторожности, ведь мы имеем дело со скрещиванием ежа не с ужом, а, например, с крапивой или кактусом. Медики высказывают предположения, что трансгенные продукты питания негативно отражаются на здоровье людей. Рост числа случаев аллергии, онкологических и сердечно-сосудистых заболеваний, а также ожирения стало принято объяснять реакций организма человека на успехи генной инженерии. Однако их не слышат, ссылаясь на то, что в точности эта связь не доказана. Но тогда по сути речь идет о глобальном эксперименте, результат которого станет известен в будущем. Ведь для того чтобы получить быстрый результат, в генетический код растений внедряется чужеродный ген, после чего они приобретают иммунитет против болезней и вредителей и дают невиданные урожаи. Генетически измененной продукции становится все больше, и это не может не настораживать.

За последние годы импорт генетически модифицированного продовольствия в Россию вырос в сто раз. ГМ-компоненты содержатся даже в отечественных колбасах и конфетах. Эти факты прозвучали на заседании «круглого стола», посвященного биобезопасности России, в Торгово-промышленной палате.

Как выяснилось, соя у нас почти сплошь импортная. А в Америке 80 процентов бобовых выращивается из генетически модифицированных семян. В отношении кукурузы этот показатель не намного ниже.

В России наука и сельское хозяйство сейчас переживают не самые лучшие времена. В связи с этим можно предположить, что на развитие производства генномодифицированных и обработанных дорогостоящими химикатами продуктов вряд ли выделяется столько же средств, сколько на Западе. Но и в России они отвоевывают поля. С 1999 года зарегистрировано 7 трансгенных сельскохозяйственных культур: соя, сахарная свекла, два сорта кукурузы, устойчивой к гербицидам, кукуруза, устойчивая к стеблевому мотыльку, и два сорта картофеля, устойчивого к колорадскому жуку. Уже через несколько лет на рынок может поступить первая генетически модифицированная картошка отечественного образца. Именно с устойчивой картошки и решили начать экспансию в наше сельское хозяйство растений- «модификатов» ученые.

В самые популярные наши сорта — «Невский», «Луговской», «Елизавета» — ввели ген, «убивающий колорадского жука». Однако, как ни странно, экспериментаторы совсем не распространяются об исследованиях подопытных мышей и крыс, которые ели генетически модифицированную свеклу в лаборатории структурной организации генома Института цитологии РАН. У них понизилось содержание гемоглобина и лейкоцитов в крови.

— Эта свекла устойчива к гербицидам, сорняки вокруг гибнут, а она дает прекрасный урожай, — говорит сотрудник этого института Максим Вонский, — а между тем в свекле накапливаются продукты распада гербицида. Если ее будет употреблять человек, продукты распада в организме снова превратятся в гербицид — в яд.

В тканях других экспериментальных мышей, которых долго кормили трансгенной картошкой, стали происходить изменения, напоминающие раковые образования.

Широкий эксперимент над населением США в потреблении генетически измененной пищи привел к тому, что более половины населения страдает ожирением. По мнению ученых, превращение белка из полезного в опасный может происходить более 30 лет. А бактерии, составляющие микрофлору кишечника, немедленно вставляют в себя ДНК из клеток генетически модифицированной пищи, действие которой еще не известно

Споры о том, надо ли закупать ГМ-продукты, идут не первый год. Ученое сообщество разделилось на два лагеря. Одни ученые проталкивают на наш рынок продукты питания, полученные трансгенным путем, доказывая, что они безвредны. Другие опасаются, что страна станет «генетической помойкой», что победит не чувство самосохранения, а лоббистские усилия американских биокорпораций.

Они ссылаются на вступивший в силу Картахенский протокол по биологической безопасности, который объединяет усилия более 100 стран мира, в том числе наших партнеров по Единому экономическому пространству (ЕЭП) — Украины и Белоруссии, в деле обмена информацией о ходе глобального эксперимента. Россия же почему-то остается пока равнодушной к этому протоколу, как, впрочем, и к самому эксперименту.

Мысли наших чиновников сконцентрировались на том, чтобы обязать производителей продуктов питания информировать потребителей о содержании ГМИ в их изделиях. Казалось бы, в соответствии с Законом РФ «О защите прав потребителей» потребитель вправе настаивать на расторжении договора купли-продажи, требовать возврата уплаченных денег, если состав продукта не указан. Кроме того, контролирующие органы (Госторгинспекция, Госсанэпиднадзор и Госстандарт) должны изымать ГМ-товары из торговли, требовать их перемаркировки. За обман потребителей полагается штраф от 100 до 200 МРОТ.

Почему же даже столичные мясокомбинаты не маркируют продукцию, в состав которой входят ГМ-компоненты? Во многом это объясняется тем, что правила маркировки прописаны таким образом, что предъявить какие-либо претензии к руководству предприятий невозможно. И пока изменять эти правила никто не намерен.

Госторгинспекция, проверяющая качество товаров на потребительском рынке, по словам начальника отдела Галины Чубаровой, не в состоянии за всем уследить: нет ни методики, ни соответствующего оборудования. Для такого дела понадобятся очень дорогие лаборатории, оснащенные специальным оборудованием.

В некоторых регионах уже есть лаборатории, отслеживающие на рынке товары, содержащие ГМ-компоненты. Но все ли проходят сквозь это сито? Например, в Курском областном центре Госсанэпиднадзора к этой работе только приступают, проверили несколько наименований продуктов и генетически измененных не нашли. В республиканском центре Госсанэпиднадзора модифицированных продуктов в этом году еще не встречали. Антимонопольное управлении по Орловской области поручило районным отделам по защите прав потребителей выяснить, имеется ли на продуктах, в состав которых входят генетически модифицированные компоненты, маркировка, предупреждающая об этом потребителей. Как правило, такие робкие попытки остановить вал ГМ-продуктов погоды не делают.

— На мой взгляд, единственно верный путь для России — развивать экологичное сельское хозяйство, — говорит Иван Стариков, руководитель Комитета Совета Федерации по агропродовольственной политике. — Это наша ниша, именно тут мы можем преуспеть. Ставка на производство генетически модифицированных продуктов — своего рода игра в догонялки. Америку в этом деле не догнать.

В мире найдется немного стран, способных производить экологически чистые продукты питания. На наше счастье, мы в их числе.

Теперь все зависит от того, как поведет себя власть.

Юрий Сазонов, Россия, «Парламентская»

Трансгенные продукты атакуют Украину

Трансгенные продукты – это понятие пугает нас почище уже обвиненной во всех грехах пищи из Макдональдса или кока-колы. Вопрос генетически измененных продуктов интересует политиков, финансистов, общественных деятелей. Европа закрылась для трансгенной пищи, более прогрессивная к нововведениям Америка сейчас – лидер на этом рынке, активно продвигает идею безопасности и выгодности трансгенных культур. На карту поставлено удобство и экономия. Вот только проблем – медицинских, экологических, экономических, настолько много, что специалисты в каждой области будут спорить о них еще долгие годы.

Безопасность трансгенных продуктов – это как вера в Бога: вы или верите в него или не верите. Какие же доводы приводят приверженцы трансгенной биологии? В университете штата Невада путем использования методов генной инженерии было получено растение, способное накапливать значительное количество витамина Е, который очень важен для обмена веществ человека. Его дефицит ускоряет старение организма, вызывает бесплодие, предрасположенность к атеросклерозу, сердечно-сосудистым заболеваниям, раку. Суточная норма витамина содержится в двух килограммах шпината или в килограмме соевого масла. Зато новое растение могло дать нужную дозу в одной чайной ложке масла из него.

В странах третьего мира, где население постоянно страдает от голода, выращивание устойчивых к местным условиям сортов измененных растений может решить проблему недоедания. Кроме того, население планеты стремительно растет и не факт, что скоро нам не понадобятся дополнительные пищевые ресурсы. Поэтому и появляются: картофель, который не едят колорадские жуки, потому, что в него «вмонтирован» ген бактерии, чей яд смертелен для насекомых; помидоры с лаковой кожицей, растущие с невероятной скоростью, морозоустойчивые и не подверженные порче, потому что в них встроили гены глубоководных акул; соя и кукуруза, выживающие там, где от пестицидов погибают стойкие сорняки. Все это трансгенные растения, созданные при помощи генетической инженерии.

Пока ученые и люди заинтересовано рассуждают о том, можно или нельзя применять трансгенные продукты, они распространяют себя сами. Вот почти детективная история об этом. В Украине впервые полевые испытания семенного генетически модифицированного картофеля начались в 1997 году. С острова Принца Эдварда (Канада) было завезено 37,8 т трансгенного картофеля. По утверждению ввезшей его в Украину компании, он был высажен в колхозы им. 40-летия Октября и им. Шевченко Черкасской области, а также на станции разведения «Бородянка». По данным Академии сельскохозяйственных наук Украины, испытания картофеля проводились и в Институте картофелеводства при Академии сельхознаук Украины – на шести станциях тестирования новых видов растений и в одном колхозе. В 1998 г. из Канады завезли еще 367 т семенного картофеля и высадили его на девяти площадках: на станциях «Бородянка» и «Любешовская» (Волынская область), в колхозах им. 40-летия Октября и Шевченко (Черкасская область), им. Баглия и «Свитанок» (Ровенская область), в колхозах «Россия» и «Киевский» (Киевская область). Хотя полевые испытания вроде бы проводились под контролем Комитета по тестированию и охране видов растений, только три станции разведения могли обеспечивать поддержание буферных зон, предотвращающих переопыление исследуемого сорта картофеля с другими сортами и сдерживающих исследовательский интерес местного населения. В конце 1999 г. две компании – американская и канадская – заявили, что намерены развернуть в Украине производство семян трансгенного картофеля. Первая фаза проекта, которая предусматривала ввоз и полевые испытания картофеля, уже обошлась в $1 млн и теперь единственным препятствием на пути к «созданию мощной картофельной индустрии в Украине» является регистрация этого картофеля.

Украинские ученые недвусмысленно назвали трансгенный картофель новым растением, которое только «выглядит как картошка». Виктор Муравьев, тогдашний глава департамента научных исследований Института овощеводства и садоводства Академии сельскохозяйственных наук Украины, доходчиво объяснил, что генетические изменения не могут не затрагивать биохимический состав картофеля, поскольку «не бывает так, что один ген отвечает за одну функцию организма». Одно свойство организма, как правило, контролируют несколько генов, взаимно влияющих друг на друга.

Картофель, собранный в 1998 г., хранился в рефрижераторах в ожидании разрешения на регистрацию. К концу весны 1999 г. Комитет по тестированию и охране видов растений так и не зарегистрировал трансгенный картофель. Начинать сев было уже поздно. В письме Минагропром посоветовал той самой компании, которая его ввезла, переработать его в технический спирт или крахмал. Однако бизнесмены не пожелали тратиться на транспортировку, и 1300 т картофеля из рефрижераторов колхоза им. Шевченко начали гнить и превращаться в компост. В июне 1999 г. этот картофель был захоронен в трех местах на территории колхоза. Такова официальная версия. Однако существуют серьезные опасения, что ГМ-растения нелегально разошлись с испытательных полигонов по просторам Украины. Даже в некоторых отдаленных селах можно найти людей, которые выращивают картофель, стойкий к колорадскому жуку. Какую же картошечку массово продают на наших рынках? Не трансгенную ли?

Европейские производители обязаны выносить на упаковку информацию об использовании ГМ-технологий, если доля трансгенных ингредиентов в продукте составляет от 0,9%. В России, где не разрешено производить ГМ-продукты, но зато их можно ввозить, необходимо маркировать продукцию, если в ней содержится 5% трансгенных ингредиентов. В Украине вопрос о маркировке продуктов содержащих ГМ-ингридиенты еще не решен. Не определено и процентное содержание ГМ-компонентов, допустимое в продукте без соответствующего указания на этикетке. По идее, вся импортная продукция, поступающая в Украину, подлежит обязательной сертификации, и, если в продукте содержатся генетически модифицированные компоненты, об их наличии должно быть написано на упаковке. Это теория. А на практике ГМ-продукцию на границе никто не проверяет. В Украине сегодня существует всего несколько лабораторий, которые могли бы проверять ГМ-продукцию. Экспертиза эта недешевая. Например, в Германии такая проверка обходится в 150 евро. В Украине она будет стоить намного дешевле, но для этого систему маркировки следует поставить «на поток», создав соответствующие лаборатории и группы экспертов. Однако когда это произойдет – неизвестно.

Сегодня в Украине нет закона, запрещающего выращивание ГМ-растений. Если в советское время существовал реестр разрешенных к выращиванию сортов сельскохозяйственных культур, то теперь каждый может выращивать все, что душе угодно.

Ксения Нестеренко, Утро.ua

Читайте также: