Украина: банкиры «стучат» финразведке впустую. Пока…

Предприятия, привыкшие доверять своим банкам, могут оказаться на крючке у Госфинмониторинга. Нацбанк намерен ужесточить контроль над внедрением банкирами процедур изучения финансового состояния клиентов и источников поступления средств на их счета. На прошлой неделе Нацбанк обвинил своих подопечных в недостаточной бдительности. По мнению регулятора, банкиры слишком халатно относятся к проведению финансового мониторинга, и прежде всего недостаточно качественно информируют финразведку об операциях, проводимых предприятиями. Финансисты, мол, делают послабления своим клиентам — закрывают глаза на их финансовое положение, не изучают род их деятельности и вовсе не вникают в суть проводимых клиентами транзакций.

«Такие схемы финансовых операций могут быть связаны с уклонением от уплаты налогов, выведением капиталов, а также преступной деятельностью, включая отмывание доходов, полученных преступным путем», убеждены в Нацбанке. А посему ведомство намерено ужесточить контроль над внедрением банкирами процедур изучения финансового состояния клиентов и источников поступления средств на их счета. Ведомству Владимира Стельмаха есть о чем беспокоиться. По словам руководителя группы советников главы Нацбанка Валерия Литвицкого, только за первые три квартала нынешнего года отток капитала составил $7,3 млрд., что на $1,2 млрд. больше, чем поступление прямых инвестиций.

Между тем, если судить по весьма редким, но достаточно бодрым рапортам самой финразведки, очевидные поводы упрекать банкиров пока отсутствуют. Ежегодно финразведчики получают примерно 775 тысяч сообщений о подозрительных операциях, причем около 95% всей информации поступает именно от банкиров. Правда, о том, что финансисты забивают головы финразведчиков порой совершенно ненужной информацией, свидетельствует хотя бы тот факт, что из всей этой кипы бумаг в прошлом году в правоохранительные органы попал лишь 661 материал относительно отмывания «грязных» денег и финансирования терроризма. Всего же с 2003 по 2006 год в МВД было передано почти полторы тысячи дел на сумму 100 млрд. грн. Как рассказывают сами банкиры, отчитываться перед Госфинмониторингом приходится даже по самым банальным операциям. Например, предприятие приобретает валюту и переводит ее на счет автосалона за купленный автомобиль — и такая незатейливая операция уже фиксируется в специальном реестре.

«Банки сейчас очень активно работают на международных рынках, поэтому заинтересованы в поддержании безукоризненного имиджа. Если по какому-либо финучреждению пройдет информация, что оно не борется должным образом с международным терроризмом или отмыванием денег, это может навсегда погубить его репутацию и привести к разрыву связей с западными партнерами, потере потенциальных инвестиций, закрытию корсчетов и т.д. Поэтому в вопросе финмониторинга банки проявляют завидное законопослушание», — утверждает заместитель председателя правления одного из крупнейших отечественных банков. Если же какие-то «мелочи» и упускаются из виду, то у банкиров есть на то вполне логичное оправдание.

«Сейчас многие банки трансформируют свои филиальные сети в сеть отделений. И при больших объемах трансформаций осуществление финмониторинга в оперативном режиме может быть затруднено. Если у финучреждения много филиалов, которые получают статус отделений и переходят на баланс банка, функция мониторинга передается от филиалов в головной офис, а следовательно, процесс может затормозиться», — считает председатель правления банка «НРБ-Украина» Владислав Кравец.

Еще один возможный повод для беспокойства финразведчиков банкиры видят в увеличении количества внешних операций, проводимых финансистами. «Довольно значительная часть таких операций не подпадает под классификацию Госфинмониторинга, а значит, априори выглядят в его глазах подозрительными. Банкирам приходится самостоятельно выносить вердикт об отнесении таких операций к сомнительным и самим решать, нужно ли информировать финразведку, что оставляет простор для маневра. Но это не вина банков, а пробелы в законодательстве, которые должны быть со временем устранены», — объяснил один из столичных банкиров. Впрочем, более откровенные финансисты в неофициальных беседах признаются, что могут не информировать Госфинмониторинг о той или иной операции, подпадающей под классификацию сомнительной, если транзакцию проводит их VIP-клиент, поскольку борьба банков за солидную клиентуру ужесточается с каждым годом. А одним из главных требований крупной компании к обслуживающему ее банку является полная конфиденциальность.

Единственная причина, по которой такие сведения могут дойти до финразведчиков, — слишком плохо продуманная схема вывода или отмывания средств клиентом. В этом случае финансисты, перестраховываясь от возможного попадания в поле зрения контролирующих, а то и правоохранительных органов, действительно делятся с Госфинмониторингом своими знаниями. Согласно постановлению НБУ от 17 марта 2001 года за непредоставление требуемой информации финразведке банк может быть наказан штрафом в размере до 17 тыс. грн.

Если же проведенной транзакцией заинтересуются правоохранители и выяснится, что банк не исполнил должным образом свои надзорные функции, последствия могут быть куда хуже. Впрочем, как признаются финансисты, в последнее время схемы движения средств, применяемые их крупными клиентами, настолько безупречны, что скрывать информацию о них можно совершенно безболезненно.

Единственное, чего опасаются финансисты, так это возможного рейда, который может устроить Нацбанк для того, чтобы проверить, насколько эффективно его подопечные выполняют функции субъектов финансового мониторинга. В этом случае банкирам действительно придется выбирать между клиентом и дружбой с регулятором. Напомним, что тот может найти повод применить к банкам и более строгие санкции. НБУ вправе налагать штрафы в размере 0,1–1% от уставного фонда или аннулировать лицензии на право проведения того или иного вида операций.

Андрей Гудзенко, Комментарии

Читайте также: