Откровения беспризорника: «не пугайтесь нас…»

Никто точно не знает, сколько беспризорников живет по всей Украине в подвалах, в канализациях и на заброшенных чердаках. По некоторым оценкам, их может быть до 40 тысяч… …На прошлой неделе мы просили милостыню в подземном переходе возле торгового центра «Украина». «Наколядовали» совместными усилиями 31,95 гривни. На эти деньги мы отправились кормить беспризорного ребенка. «Генерала подземного перехода» мы нашли возле киоска, что теснится у клыкастого пристанища нищих, неформалов, просто прохожих и смачно прикуривающих бомжей — подземного перехода у ТЦ «Украина».

Беспризорники — народ неразговорчивый. Это могло оказаться проблемой. Не обладая достаточной практикой, чтобы внушить доверие, мы просто подошли к мальчику в худой одежке и туфлях явно с чужой ноги. Он сидел на лавочке, замечтавшись, глядя на проспект. Во взгляде немного зависти, чуточку грусти и крупица деятельного озорства.

«Меня воспитывали братья»

Представившись корреспондентами, мы предложили парню побеседовать под ароматный кофе и шаурму. «Генерал», судя по всему, был голоден, потому согласился, предварительно смерив нас оценивающим взглядом тигролани.

— Как тебя зовут и сколько тебе лет?

— Женя. Мне 12.

— Как ты стал беспризорником?

— Я из Бердянска. Мои родители погибли в автокатастрофе, когда мне было три месяца. Меня воспитывали братья, но старшего несколько лет назад посадили в тюрьму, а средний стал наркоманом. Он хотел подсадить меня на наркоту, но я ушел из дома. Потом на автобусе приехал в Запорожье и обосновался здесь. Вот уже три года живу без дома, семьи и документов.

— А ты пытался вернуться или, может быть, тебя искал брат?

— Да, но брат не хотел меняться и использовал меня для заработка денег на наркотики. Поэтому я уходил снова.

— Скажи, ты работал где-то? Как питаешься? Где живешь?

— Я раздавал листовки, был грузчиком на рынке. Это места, куда меня берут. В основном я прошу у людей деньги, еду и одежду. Хорошо одевают и кормят в церкви на Анголенко. Я там время от времени свечку ставлю за упокой мамы и папы… В переходе и в киосках меня знают, поэтому не прогоняют и помогают: тетя Таня из киоска подкармливает, угощает кофе; местные неформалы защищают и дают одежду — вот, куртку мне отдали; под киоски падает много мелочи — пройду, соберу, — вот уже и на хлеб есть. По пятницам и субботам я собираю на бульваре Шевченко цветы, оставленные после свадеб, и продаю прохожим. А живу в переходе. Вечером, часов в десять, мы просим у охранника, чтобы он нас с моим другом Максимом впустил и закрыл в переходе. Там не холодно. Постелил куртку — постель и готова.

«Я не хочу, чтобы у меня высохли мозги…»

— Сколько тебе подают в день?

— По-разному. Бывает, особенно по пятницам и субботам, и 70 гривень набросают. Богатые дяди на джипах возле «Кита» могут и 100 гривень дать. Все уходит на еду.

— Тебя забирали в интернат, а учился ли ты в школе?

— Да, забирали, но я каждый раз убегал оттуда, потому что старшие обижают, а вожатые смотрят на это сквозь пальцы. Теперь милиционеры нас знают в лицо и просто не обращают на нас внимания. А в школе я учился до шестого класса.

— Воровал?

— Нет. Ведь из тюрьмы не убежишь.

— А как ты относишься к алкоголю и наркотикам? Нюхаешь клей?

— Бывает, иногда выпиваем, чтобы согреться. Клей я нюхал всего один раз и больше не хочу. Мне не хочется, чтобы у меня высохли мозги и меня выгнали из перехода, как какого-то наркошу. Я не связываюсь с теми ребятами, что, обнюхавшись клея, бродят по ночам и раздевают прохожих.

— Ты часто болеешь?

— Нет. Если у меня кашель или простуда, я иду в аптеку и покупаю лекарства.

«Бухие мужики хотели со мной позабавиться…»

— Скажи, были ли случаи, что тебя хотели усыновить или принять в семью?

— Усыновить меня никто не хотел, а вот домой отправиться помогали, когда я еще верил в то, что брат изменится. Бывало, приходили мужики и звали к себе домой. Я один раз по дурости пошел. Когда мы пришли в квартиру, я понял, что ничего хорошего меня здесь не ждет — бухие мужики хотели со мной позабавиться. Я попросился в туалет; тот, кто привел меня, пошел за мной и мне пришлось через форточку прыгать со второго этажа, чтобы выбраться.

— А что, были случаи пропажи мальчиков?

— Не знаю. Был тут один пацан Никита. Пришли какие-то мужики нерусские, сказали, что отвезут его домой. Я ему говорил, чтобы не шел, а он не послушал. Не знаю — может, домой отвезли, а может… После того случая с форточкой я и не знаю, что думать.

«Не пугайтесь нас…»

— Ты хочешь завязать с бродяжничеством? Кем хочешь стать?

— Подрасту — выучусь на повара, несмотря на то, что привык уже так жить. Я очень люблю готовить. Умею варить борщ, жарить котлеты, резать разные салаты. Не хочу жить так, как брат или пацаны-токсикоманы. Держусь, как могу, а там посмотрим…

— Что ты хотел бы сказать окружающим?

— Не пугайтесь нас…

… Накормив нашего нового знакомого, мы дали ему билет в кино, так как он сообщил, что любит смотреть мультики, предварительно показав мальчика кассиру кинотеатра имени Довженко. Правду ли рассказал паренек или наврал с три короба доверчивым журналистам — этого мы не знаем, но утверждать можем одно: среди нас живут такие вот «генералы подземных переходов». Мы подаем им милостыню, они проедают ее или закупают клей, который забивает им легкие и иссушает мозги. Что они такое? Наша ошибка, урок или просто пьяные от свободы и «склеенные» в стаи мальчики и девочки, которым надоели глупые игры взрослых? Тех взрослых, которые им подают и их же боятся?

Еда для бездомных

Подкармливать бездомных запорожское Общество Красного Креста начало еще шесть лет назад, а сейчас оплату их питания взяла на себя облгосадминистрация, которая выделила деньги для этой цели каждому району города. Как рассказала председатель Общества Красного Креста Ленинского и Хортицкого районов Валентина Басова, подобные акции милосердия проводятся постоянно. Сейчас это — бесплатный обед для нищих. В сам обед, который рассчитан на семь гривень на человека, входит сосиска в тесте, стакан бульона, пирожок и пять кусочков хлеба. Здесь бездомные могут и одежду выбрать себе, которую приносят люди. Но есть и недовольные подобной инициативой — жители дома, возле которого кормят бездомных. Они неоднократно выступали против таких «собраний». Тем не менее каждый день к зданию Общества Красного Креста Ленинского и Хортицкого районов приходят около 60 бомжей, которые вполне довольны тем, что о них еще помнят. На всю акцию, что началась 5 ноября и продолжится до нового года, выделили 14700 гривень.

Дмитрий Кушнир, Ольга Приходько, Остров свободы

Читайте также: