В России пытали, пытают и пытать будут

К таким неутешительным выводам пришли социологи, проводившие опрос в 5 регионах России (среди них – и Петербург). В городе на Неве было опрошено почти 2000 человек и результаты подтвердили: в российских правоохранительных органах раскрываемость напрямую зависит от «инквизиции». Профессор, доктор юридических наук, сотрудник социологического института РАН Яков Гилинский обнародовал неутешительные данные: 21% от опрошенных петербуржцев когда-либо в своей жизни подвергались пыткам в «застенках» властных структур. Кроме того, с тем, что невиновных у нас пытают, согласны 51,9% респондентов, и 80,7% считают: для того, чтобы граждане не подвергались пыткам сотрудниками милиции, в нашей стране необходимо вводить специальные меры. 64,3% петербуржцев считают, что пытки в России применяются эпизодически либо систематически. По словам Якова Гилинского, пытки в последнее время стали изощрённее. Кроме обычных «ласточек», «слоников», «звонков президенту» и обычных избиений, сейчас появились такие чудовищные и изощрённые пытки, что их даже описывать противно. «По всей видимости, товарищи милиционеры, которые очень часто ездили в командировки в Чеченскую республику, набрались опыта у своих чеченских коллег», — заявил профессор.

Действительно, давно не для кого не секрет, что показатели раскрываемости сотрудники правоохранительных органов зачастую «выбивают». В народе существует масса «чёрнушных» анекдотов на эту тему, об этом пишут и авторы детективов. Причём совершенно не обязательно человек действительно оказывается виновным в совершении преступления. От милицейского произвола не защищён никто. Любой обычный прохожий, остановленный на улице сотрудниками ППС, вскоре может признаться в совершении преступлений, которые у милиционеров давно считались «глухарями». Наверное, именно поэтому 47,6% петербургских респондентов вполне вероятными считают случаи, когда им или их родственникам может потребоваться реальная защита от пыток.

Сложившаяся система не позволяет бороться с «инквизиторскими» порядками. Заработная плата милиционеров напрямую зависит от раскрываемости – милиции важна статистика. По этому принципу работают практически все правоохранительные органы. От произвола не способно защитить даже УСБ (управление собственной безопасности милиции). Во-первых, их основная задача – выявлять факты коррупции, а во-вторых, расследуемые ими дела о пытках направляются в прокуратуру. По словам наблюдателей, в 50% случаев они возвращаются обратно и дальнейшего хода не получают. Вообще, по словам председателя Нижегородской региональной общественной организации «Комитет против пыток» Игоря Каляпина, в российском законодательстве даже понятие «пытка» определена не так, как в международной декларации: «У нас даже статьи в Уголовном Кодексе подобной нет. Максимум осуждают по статье 302 — принуждение к даче показаний, которая не точно определяет понятие».

Каляпин рассказал о самом громком деле, которое было доведено до Европейского Суда, в результате чего пострадавший от произвола получил 250 тысяч евро. Однако, по его словам, подзащитному эти деньги не сильно помогут – в результате полученных травм он стал инвалидом 1-й группы, и в настоящий момент медленно умирает.

Всё началось 8 лет назад, молодого человека, сотрудника нижегородского ДПС Михеева задержали его же коллеги из уголовного розыска по подозрению в изнасиловании и убийстве знакомой, которую накануне Михеев подвозил до дома. 10 дней сотрудники правоохранительных органов издевались над бывшим милиционером (задним числом его из органов уволили – дабы не порочить «честь мундира»). Его избивали, пытали током и сажали в камеру к уголовникам, пока Михеев отказывался подписывать явку с повинной. Когда же он уже согласился подписать признательные документы, в здании милиции появился следователь прокуратуры, который вёл это дело. И Михеев наивно обратился к нему с просьбой о помощи, объясняя, что девушку он не насиловал и тем более не убивал (ее тело на тот момент найдено не было). Сотрудник контролирующего милицию органа не только не помог ему, но и отдал указания милиционерам продолжить «допрос с пристрастием». Молодой человек не вынес пыток и выпрыгнул из окна вниз головой, на всю оставшуюся жизнь став инвалидом. Девушка же, живая и невредимая, в тот день вернулась домой – оказывается, что она просто «загуляла».

Это было первое дело, касающееся темы пыток, которое попало в руки Каляпина. И именно тогда родилась идея о создании общественной организации «Комитет против пыток» и только спустя шесть лет двое из шести сотрудников, участвовавших в издевательствах, получили сроки в колониях — по 4,5 года. В настоящий момент 75 дел, которые ведёт комитет, находятся в производстве. Фактов же пыток неизмеримо больше, некоторые из них практически невозможно доказать, поэтому они так и остаются без рассмотрения.

На вопрос корреспондента о том, как можно эту проблему решить, Яков Гилинский ответил лаконично: «Выхода нет!». В России настолько устоявшаяся система, что какие-либо изменения представить себе невозможно. «Даже грамотные специалисты, умеющие работать и раскрывать преступления (как бравый капитан Ларин из сериала «Менты») уже через несколько месяцев понимают, что побоями и пытками проблему решить проще», — заявил социолог. А ведь эти представители власти живут за счёт налогоплательщиков – зарплата идет из наших отчислений.

Проблема эта не решаема до тех пор, пока милиционеры чувствуют свою безнаказанность, существующая система не может изменить эту ситуацию, а менять её никто не собирается, – это невозможно. «Вообще в России насилие существует на всех уровнях, это и дедовщина в армии, и семейное, и сексуальное насилие. Тот факт, что по количеству убийств наша страна на третьем месте в мире (после Колумбии и ЮАР) говорит о том, что такое же отношение будет и у сотрудников милиции», — заявил профессор.

Недавно в эфире одной из программ петербургского телевидения Яков Гилинский и адвокат Михаил Барщевский высказывали своё мнение по вопросу «инквизиторских» систем работы правоохранительных органов. По словам Гилинского, он был очень удивлён ответом известного адвоката «лучше потерпеть, чем давать показания против себя». По оценке социолога, этот ответ предполагает: Барщевский даже не знает, насколько изощренные в милиции «заплечных дел мастера» — любой человек может оклеветать себя через несколько часов пыток.

Александр Фролов

http://www.fontanka.ru/2007/04/02/089/

Раскрываемость как результат пыток

В России раскрываемость преступлений в два раза выше, чем в Европе. Какова цена столь высоких показателей?

В России пытки, в частности, в милиции, носят массовый и систематический характер, заявила правозащитная организация «Хьюман Райтс Уотч» ещё в 2003 году. По ее данным, Россия вместе с Египтом, Филиппинами, Сирией и Узбекистаном занимала тогда «почетное» место в списке стран, где пытки стали традицией. С тех пор ситуация только ухудшалась.

По данным правозащитников, не менее 40% подозреваемых в уголовных преступлениях сталкиваются с пытками, при помощи которых милиция выбивает из них показания. Раскрываемость преступлений же в России составляет более 70%, а в среднем в странах ЕС, к примеру, — около 40%.

Наиболее распространенным методом пыток в российской милиции является избиение на протяжении длительного времени; часто применяются также удушение, подвешивание за различные части тела и электрошок. Помимо этого, милиция использует «своих» заключенных в КПЗ, чтобы побоями и угрозами принудить подозреваемого к сотрудничеству со следствием. Практически всегда сотрудники милиции совмещают пытку с угрозами еще больших страданий и другим психическим давлением. В некоторых случаях применение пыток приводило к смерти или стойкой инвалидности подозреваемого.

8 сентября 2007 года в здании Малгобекского РОВД во время допроса скончался уроженец села Верхние Ачалуки 30-летний Юсуп Богатырев, доставленный в милицию накануне по подозрению в участии в банде. Местные жители утверждают, что в отношении Богатырева сотрудниками уголовного розыска применяли пытки.

В середине июля 2007 года находкинские силовики в поисках фактов коррупции провели ряд задержаний и допросов на таможенном посту в Восточном, после чего инспектора отдела таможенного оформления (ОТО) Михаил Редькин, Александр Маун и Вадим Кочерещенко оказались в клиниках. Позже инспектор Кочерещенко в заявлении, которое он направил в генпрокуратуру, аппарат полпреда президента по ДФО, указал, что после избиений и пыток получил переломы и сотрясение мозга.

В марте 2007 года были осуждены двое оперуполномоченных Кондинского РУВД Ханты-Мансийского автономного округа. Милиционеры силой добивались у местного жителя признания в убийстве. Опера получили по пять лет лишения свободы условно.

Тогда же в Татарстане два милиционера были признаны виновными в пытке человека. Сотрудники правоохранительных органов привязали мужчину к дереву, вывернув ему руки, и в течение получаса пытали с целью получить признание в краже. Милиционеров приговорили к 3,5 годам лишения свободы условно.

28 августа 2006 года сотрудники РОВД Эльбрусского района Кабардино-Балкарии Машезов и Байчекуев задержали жителей поселка Нейтрино Эльбрусского района несовершеннолетних Юсупа Накани и Равиля Нуралиева. Доставив их в отделение, Машезов и Байчекуев подвергли подростков избиению и пыткам. После пяти часов «допроса» с применением физических мер воздействия милиционеры, продержав подростков в отделении милиции до 23 часов, затем отпустили их и извинились.

17 октября 2004 года около семи часов вечера. Майор, сотрудник дежурной части Калининского УВД Тюмени, «беседовал» с подозреваемым – местным жителем. В ходе допроса произошел непонятный конфликт. В результате милиционер достал табельный пистолет и несколько раз выстрелил в собеседника. С тремя огнестрельными ранениями «допрашиваемый» был госпитализирован.

12 октября 2004 года прокуратура Кировского района Волгограда возбудила уголовное дело против двух сотрудников одного из районных ОВД, подозреваемых в изнасиловании 7 октября 24-летней девушки, приглашенной оперативниками для опроса.

27 сентября 2004 года в поселке Хасанья Кабардино-Балкарии сотрудниками милиции был задержан мастер спорта, чемпион России по боксу Расул Цакоев. Через несколько дней его, сильно избитого, выбросили в районе сельской свалки. Цакоев смог доползти домой и сообщить, что его избивали милиционеры по указанию начальника отделения. На другой день после госпитализации пострадавший скончался.

19 сентября 2004 года в Москве в Институте имени Склифосовского скончался от побоев Александр Пуманэ, который накануне был задержан сотрудниками милиции в заминированной машине. Заочное обвинение в убийстве предъявлено скрывшемуся от следствия бывшему начальнику антитеррористического отдела УБОП ГУВД Москвы Вячеславу Душенко.

19 августа 2004 года в Улан-Удэ в следственном изоляторе скончался от острой сердечной недостаточности начальник управления по делам информации и печати в администрации президента Бурятии Андрей Капустин, которого 31 июля задержали за получение взятки. Адвокат умершего Анатолий Ивлев уверен, что Капустина пытали, надевая ему противогаз и пережимая клапан.

19 июля 2004 года в Ульяновске арестовали двух сотрудников уголовного розыска РУВД Засвияжского района Фаниса Халимова и Алексея Федорова. Как установило следствие, они пытали задержанных, заставляя их признаться в угонах машин и кражах автозапчастей. Милиционеры надевали задержанным противогазы и пережимали шланг. Затем раздевали и пытали током.

18 июля 2004 года в Москве в вестибюле дежурной части ОВД района Ясенево скончался 46-летний безработный москвич, который незадолго до этого был задержан за то, что разбил стекло автомобиля. По данному факту задержан 22-летний милиционер, который забил задержанного резиновой дубинкой.

28 июня 2004 года в Москве арестовали начальника одного из отделений УГРО ОВД столицы, где в феврале жестоко пытали двух москвичей. Мужчин заковали в наручники, надели одному на голову полиэтиленовый пакет и наносили удары руками и ногами.

26 февраля 2003 года несовершеннолетние Д. Петров и А. Нуриев были незаконно задержаны сотрудниками отделения милиции «Дербышки» Советского РУВД г. Казани. Сотрудники милиции держали Петрова и Нуриева в отделении милиции около двух суток, в течение которых подвергали пыткам и избиениям с целью получить информацию о краже магнитолы. Как сообщил начальник Управления собственной безопасности МВД Республики Татарстан С.В. Чепуштанов корреспонденту газеты «Вечерняя Казань», только за 3 месяца 2003 года с жалобами на такого рода факты к ним обратилось 12 человек.

В сентябре 2001 года в кабинете старшего следователя ГРУВД города Серова Свердловской области Першина, после ночного допроса погиб Эдуард Смольянинов. Милиция хотела тайком захоронить труп, не сообщая родственникам. Мать случайно узнала о смерти сына и успела в морг до похорон. Она увидела изувеченный труп, с многочисленными кровоподтеками, сломанным носом и ребрами.

В марте 2001 года в городе Щекино Тульской области было возбуждено два уголовных дела против сотрудников местного Управления по борьбе с организованной преступностью. Сотрудники правоохранительных органов задержали посетителей местного кафе и выбивали из них признание в совершении хулиганских действий.

«Избранное»

Читайте также: