Как мы ловили должников

«Наша служба и опасна и трудна» – это можно отнести не только к работникам милиции, но и к судебным исполнителям. Именно им после того, как суд вынесет решение, приходится идти к проигравшей стороне и взыскивать с них долг. Естественно, что с распростертыми объятиями исполнителей никто не ждет – большинство пытается уклониться от уплаты, и госслужащим приходится долго оббивать пороги квартир должников.Коллеги из газеты «Кременчуцький ТелеграфЪ » поработали вместе с судебными исполнителями.

Само законодательство довольно лояльно к должникам, и дает им массу возможностей для того, чтобы схитрить и не выплатить причитающуюся сумму. Накануне Международного дня юриста, который отмечают 8 октября, мы отправились в рейд с работниками исполнительных органов и вместе с ними «пооббивали» пороги квартир должников.

Первый объект – малосемейка на Молодежном



Здесь живет так называемый злостный неплательщик алиментов – за два года он задолжал своему 17-летнему ребенку 11 тысяч гривен. Попадаем внутрь дома – все грязно и обшарпанно, прикасаться к стенам страшновато. Двери в квартиру нашего должника даже не закрыты. Предупредив с порога о нашем приходе, заходим внутрь. В нос сразу ударяет резкий запах, вонь неимоверная, такое чувство, что этим «счастьем» пропитается вся одежда. Мужчина, спящий в кровати, резко «подрывается». Судя по всему, у него ночь была бурная и проведенная в компании бутылки.

– Виктор Борисович, надо алименты платить, – обращается к нему исполнитель. –

У меня денег вообще нема, – отвечает тот.

– А алименты вы вообще настроены платить?

– Да…

– А когда? Что мне говорить вашей жене? И почему вы не работаете?

– Я физически работать не могу, я хворый, – пояснил мужчина с подпухшим «фейсом».

В итоге, ему в очередной раз письменно напомнили о необходимости платить алименты. И пригрозили, если не заплатит, материалы будут поданы в правоохранительные органы для возбуждения уголовного дела. Срок грозит до трех лет лишения свободы. Правда, как оказалось на практике, злостных алиментщиков сажают не так уж часто, а максимальный срок никому не дают.

Еще один алиментщик – бывший военный, задолжавший своему чаду за пару лет около 12 тысяч гривен



Поднимаемся к нему на этаж целой толпой – судебные исполнители, милиция, работники ЖЕКа, понятые, журналисты…Вобщем, топот неимоверный. Возможно, именно поэтому, когда милиционер подошел к двери и позвонил, не открыли. Хотя народ даже пустился на ухищрения: милиционер снял китель, чтобы не видно было, кто он такой, и стал по-свойски звать хозяина квартиры «Толя, Толик, открой!». Но, увы, в ответ тишина.

– Часто бывает так, что не открывают двери, – рассказывают нам судебные исполнители – Тогда приходится общаться с соседями. А иногда и с бабками, что под подъездом сидят. Они все про всех знают.

Направляемся в район Троицкого рынка



– Здесь живет торговка с Троицкого рынка. Ей штрафы за незаконную торговлю выписывают чуть ли не каждый день, но на их не платит. И так уже года два. Часть денег стянули с ее пенсии. К ней приходили, извещали, но реакции никакой, – делятся с нами судебные исполнители.

Придя на квартиру торговки, мы только «поцеловали» замок двери. Представители ЖЕКа имели право ее взломать, так как у судебных исполнителей было соответствующее разрешение. Но делать это они не спешили – если взломают, то застрянут здесь до ночи, потому что придется описывать все, что есть в квартире, вплоть до булавок. Поэтому пришлось выискивать должницу на Троицком рынке. Много времени это не заняло, женщина появилась минут через 10.

– Вас штрафовали? – обратился к ней исполнитель.

– Ну, штрафовали

– Почему не платили?

– Буду платить теперь…

Но одними деньгами уже не отделаешься – по процедуре судебные исполнители должны забрать какое-либо имущество, которое покроет сумму долга. Должник в течение пяти дней может явиться и заплатить свой должок. Если же он этого не сделает, то забранные у него вещи пойдут с торгов. Поэтому судебным исполнителями пришлось изъять домашний кинотеатр.

Последний адрес на сегодня – опять Молодежный



Здесь за коммунальные услуги задолжали практически четыре тысячи гривен. Женщину, работающую на рынке «Аврора», пришлось вылавливать где-то на рынке. В квартиру она нас пустила спокойно, со словами проходите пожалуйста». Только вот от визита к ней домой толка не много – взять нечего, из более менее ценного – один телевизор, и тому уже восемь лет. Еще один телевизор забираться нельзя, он принадлежит не хозяйке квартиры, а женщине, живущей с ее сыном. Изъятый телевизор забрали, но он уж точно не покроет сумму долга – четыре тысячи гривен.

В долг лучше брать, чем давать

Нынешнее законодательство стоит на защите прав должников, а не на стороне пострадавшей стороны, говорит Владимир Скрипник, начальник Автозаводского отдела государственной исполнительной службы.

– С должниками из-за законодательства приходится «цацкаться». Необходимо отправить им оповещение об исполнительном производстве, удостовериться, что они его получили. должник может обжаловать в суде каждый наш шаг.

– С кем работать сложнее всего?

– С безработными. Если человек работает, то из его зарплаты можно удерживать 20 процентов. А если от выплат уклоняется безработный, то необходимо на сумму долга описать часть его имущества. Оно идет с торгов, вырученные деньги идут в оплату долга, если вещь стоила дороже, чем долг, то разница возвращается хозяину. Но если должник не пускает в свое жилье, то нам нужно обратиться в суд, чтобы он выдал разрешение о принудительном вхождении. Тогда представители ЖЕКа смогут взломать дверь.

— Выгодно ли уклоняться от выплаты долга?

– Должнику выгоднее выполнить решении суда добровольно, потому что в случае принудительного выполнения, траты на само выполнение могут в несколько раз превышать долг. Например, одному нигде не работающему кременчужанину выписали штраф в 17 гривен. Он не допустил госработника в жилье. Тогда тот получил постановление о принудительном входе в жилье должника. В итоге была описана бытовая техника на сумму 1600 гривен. Имущество реализовали на аукционе, оплатили штраф, исполнительный сбор, траты на проведение выполненных действий, оплата аукционной организации, коммунальной службы, которая обеспечила принудительное вхождение (выломала двери – Ред), оплату услуг по хранению и перевозке имущества. И ему вернули остаток денег в сумме 90 гривен.

– Много ли людей пытаются уклониться от выполнения судебных решений?

– Большинство. Тех, кто платит добровольно, всего 3-5 процентов.

– А сколько тех, с кого нечего взять?

– Таких процентов 30-40. Иногда приходишь в квартиру, смотришь, а там нет ничего такого, что покроет долг. Старую мебель и вывозить нет смысла, так как нам надо еще покрыть и транспортные расходы.

– А богатые среди тех, кто уклоняется от выплаты долгов, есть?

– Да, бывает, заходишь в квартиру, там все есть. Но у должника по документам ничего нет – все записано на родственниках. Конечно, можно забрать и то, что в квартире. Но бывали случаи, когда те, на ком было записано это имущество, подавали в суд и отсуживали забранные вещи.

– А если человек не может выплатить свой долг, его не отправят в тюрьму?

– Нет, сейчас у нас такого нет.

– Если человек отказывается добровольно выплачивать деньги, согласно судебным решениям, то сколько времени занимает процедура взыскания?

– По закону – полгода, но на практике – и пять лет реально. Иногда бывало и 6-7 лет.

Олена ЯРЕМКО, Кременчуцький ТелеграфЪ

Читайте также: