Есть кое-кто страшнее террористов…

Когда энергичные молодые люди угрожают жизни и благополучию нескольких десятков человек, их называют террористами и предлагают две опции: тюрьму или пулю. Когда энергичные люди постарше угрожают жизни и благополучию десятков тысяч человек, их называют выдающимися руководителями и предлагают тоже две опции: много денег или очень много денег. 

Разница между ними лишь в том, что ни одному террористу не придет в голову потребовать от правительства такой суммы, которую без всякой неловкости запрашивают руководители идущих ко дну концернов.

У тех и у других объяснения укладываются в одно слово. Одни орут: джихад! Другие скорбно молвят: кризис.

Самое удивительное, что парни в шахидских поясах и дяди в костюмах от Бриони имеют даже одну цель: они хотят попасть в рай. Но исключительно за счет наших жизней, благополучия и покоя.

И, в общем, не так важно, что рай каждому из них представляется разным. Убежденность в том, что оплачивать их мечту должны мы с вами, роднит их покрепче пола или общего хобби.

И требования их не выдерживают никакой осмысленной критики.

Вот который день спрашиваю у себя: смогу ли я прожить без «Опеля»? Не без личного автомобиля, а без одного из подразделений американского автоконцерна GM? Будет ли Германия аутентичной себе, если эта старая добрая марка уйдет в историю? Или станет принадлежать не «Дженерал моторс», а, скажем, «Тойоте» или там «Порше»…

Наверное, Германии случалось переживать и большие потери. Но ведь генералы «Опеля» так не думают. Идут к канцлеру и потрясают не головами, посыпанными пеплом, а цифрами – у нас в заложниках, мол, 75 тысяч человек. С семьями и смежниками это – огромный город.

Давайте нам срочно денег, а то ведь погибнет этот город…

А где канцлеру взять денег для этих финансовых террористов? Только у нас с вами. Больше негде. При том, что у нас с вами уже взяли 450 миллиардов евро! Это, если грубо, по 10 тысяч евро у каждого нормально работающего жителя Германии. Вслед за «Опелем» выстроилась очередь соискателей поскромнее. Но у каждого – свой «город заложников». И свои резоны. Одни говорят: как проживет страна без нашего чудесного банка? Другие угрожают: без нашей надежной страховки все рухнет в Германии! Третьи…

А вот у моего знакомого – автоплощадка. И уже третий месяц никто не покупает ни одной машины. Ни «Опеля», ни завалящего «Сеата». А зарплату платить надо, а «миту» платить надо, банку кредит возвращать надо, за квартиру платить надо, за свет, за телефон, за еду, за бензин, за кабель – за все ему надо! Казалось бы, в такой ситуации чего бизнесмену грустить? До канцлерамта – две остановки. Иди к Меркель да рассказывай про свои беды и требуй денег.

Чем он плоше «Опеля»? А вот чем – нет у него заложников. Жена да сын, да еще двое, как говорится, на полставки. Нечем пугать! Остается ему только выкручиваться как-то, больше работать, ужиматься с наемными, ценами играть (хоть уж все песни на них давно спеты!), искать выход, одним словом. Потому что никто ему не поможет. Хотя на нем да на таких, как мы с вами, вся страна стоит!

И ведь, поверьте мне на слово, выкрутится мой знакомец! Обязательно выкрутится. И снова начнет зарабатывать, платить день в день налоги (попробуй просрочь больше, чем на три дня, мигом тебя финансово обесточат, ты же не «Опель»), наймет новых работников, а они на зарплату от него купят в кредит и машину-другую… Может, тот же «Опель». В итоге все наладится и в «Опеле». И даже в «Дженерал моторс»…

Но вот только приятелю моему никто из тех самых дядей в костюмах спасибо не скажет. Они во всем будут благодарить свою собственную изворотливость и снова станут бездумно тратить деньги, тупо расширяться, нанимать угодников, изгонять таланты, продвигать своих, отфутболивать чужих, покупать все прибыльное, превращая его в убыточное… Потому что знают отлично: люди, работники – это лучшее накопление на черный день. Надежнее золота, акций, недвижимости. И эффективнее любого оружия…

А вы говорите, опасность терроризма… Есть кое-кто пострашнее террористов…

Ухо, которое не слышит…

Райне – типовой немецкий рай. Сказочный городок на границе с Голландией: короткие улицы, длинная история. Это место вроде бы не предназначено ни для драм, ни для трагедий. Между тем на прошлой неделе там стряслась огромная трагедия, почему-то не всколыхнувшая Германию. И может быть, именно эта «невсколыхненность» еще жутче, чем само случившееся.

Владельцы пиццерии и небольшого домика (все куплено в кредит, понятно) одними из первых ощутили на себе ледяное дыхание кризиса. День за днем заведение стояло пустым. Нет клиентов – нет доходов. А кредиторы всех мастей ничего знать не хотят, требуют своего, грозят судами и позором.

И вот 38-летний глава семьи совершил нечеловеческое. Он убил своих двоих сыновей и жену, а затем застрелился сам. Трезвый, молодой, трудолюбивый немец турецкого происхождения, счастливый отец, современный, незашоренный европеец. Он даже предсмертное послание отправил в виде смс. Причина – долги. Глава семьи не хотел перекладывать груз долгового рабства на плечи близких. И пошел на свою голгофу, утащив их за собой…

Самое горькое в этом – Германия не ахнула.

Турецкий трудяга, предпочевший ужасную смерть банкротству, не потянулся вслед за «Опелем» к стенам канцлерамта. Он знал, что страна, живущая на его налоги, не имеет органов слуха, чтобы услышать его комариный стон.

В прошлом году разорилось 29 000 фирм. Львиная их доля – вот такие скромные «одиночки с мотором».

100 000 евро в долг – спасли бы хорошую трудовую немецкую семью. Выросли бы мальчики, завели бы свои семьи, открыли свой бизнес – получилось бы уже три семьи… Какая пришла бы Германии прибыль! И вот все они убиты. Потому что не нашлось в стране уха, которое слышит простых людей. Прибой кризиса и визг тормозящего «Опеля» перешибают голос жизни.

Арсений Каматозов, Германия , РГ

Читайте также: