Украина: как крадут заповедники

Указ Президента о создании заповедника — стартовый сигнал для тех, кто подумывал заполучить там участок. Заповедный статус лишь поднимает цену на землю, но не защищает ее от разворовывания.

В Сальвадоре официально существует десять национальных парков, что составляет 7% территории страны. Активисты Greenpeace ежегодно фиксируют новые вырубки в каждом из десятка нацпарков, но сальвадорское министерство туризма и природы на это даже не реагирует: денег на охрану парков нет, и практически все заповедные территории в этой перенаселенной стране существуют лишь на бумаге.

Украина в развитии заповедного дела ориентируется отнюдь не на Сальвадор, а на ЕС, где территория заповедников достигает 15% от общей площади каждого из государств — членов Евросоюза. В Украине этот показатель составляет 4,95%. Но уже к 2020 г. он вырастет вдвое. По крайней мере, так свидетельствует Общегосударственная целевая экологическая программа развития заповедного дела на период до 2020 г. (далее — Госпрограмма). Дабы пойти по европейскому пути сохранения своей природы, Украине нужно отыскать 6 млрд грн., предусмотренных на выполнение Госпрограммы, то есть 493 млн грн. ежегодно. И вот тут-то и возникают сомнения.

1 декабря президент издал указ о создании 26 новых и расширении девяти существующих природно-заповедных объектов (ПЗО). И в этот же день Минприроды получило письмо из Минфина, в котором сказано, что в связи с мировым финансовым кризисом «к рассмотрению Госпрограммы считаем целесообразным вернуться после преодоления экономического кризиса в Украине, а до этого создание необходимых ПЗО осуществлять… в установленном порядке». А спустя пять дней Минэкономики сообщило, что, согласно постановлению Кабмина от 26 ноября 2008 г. по стабилизации экономической ситуации в стране, временно прекращена подготовка проектов новых целевых госпрограмм.
Не всем Указ

В начале лета, анализируя планы Минприроды довести количество заповедных земель в Украине к концу года до 7%, «ВД» решила публично поспорить с министром охраны окружающей среды Георгием Филипчуком, что данные планы реализованы не будут. За несколько дней до окончания календарного года можно констатировать, что за последние шесть месяцев не появилась документация даже у тех национальных природных парков (НПП), которые были созданы в 2007 г.

Так, в Киеве уровень охраняемых земель практически достиг европейского показателя, составляя 14,4%. Но с момента создания 27 августа 2007 г. НПП «Голосеевский» никаких изменений, свидетельствующих о существовании нацпарка, тут не произошло. Нет ни табличек, гласящих о нахождении на заповедной земле, ни обозначающих границу парка колышков. Из 26 вакансий сторожей заполнены лишь четыре — кто захочет охранять парк за 700 грн. в месяц?

Финансируется нацпарк плохо: 1,5 млн грн. в год, а лишь на проект землеотвода нужно столько же. Взять их негде, потому и нет землеустроительной документации. А без нее распоряжаться 4,5 тыс. га заповедной земли НПП фактически не может. Чего не скажешь о других землепользователях, участки которых находятся на территории НПП «Голосеевский», — ККО «Киевзеленстрой», входящее в его состав лесопарковое хозяйство «Конча-Заспа», КП по содержанию зеленых насаждений Голосеевского района.

«Часть земель, находящихся в их распоряжении, должна быть включена в состав НПП «Голосеевский», но пока не передана нам, — говорит Борис Дробот, директор НПП «Голосеевский». — И сейчас никто не мешает этим землепользователям отказаться от этих земель в пользу других юридических лиц».

На следующий год НПП «Голосеевский» должен получить около 6 млн грн., но нет никаких гарантий, что эта сумма не будет сокращена. Поэтому Борис Дробот, как депутат Киевсовета и член депутатской комиссии по вопросам экологической политики, решил искать помощи у КГГА, от которой надеется получить 20 млн грн. из бюджета столицы на финансирование парка в следующем году.

Но, не имея источников для финансирования действующих заповедников и нацпарков, власть создает новые. «Это не создание парков, а перечень перспективных парков, которые кто-то когда-то, возможно, создаст», — пессимистичен Алексей Василюк, заместитель председателя Национального экологического центра Украины.

«ВД» решила подсчитать, в какую сумму выльется создание 26 и расширение девяти существующих? Лишь научное обоснование создания заповедника обойдется в сумму не менее 50 тыс. грн., еще столько же придется потратить на проект создания НПП. Что же касается проекта землеотвода, который также в идеале должен иметь каждый природоохранный объект, то его создание обойдется в сумму не менее 1,2 млн грн. И такую же сумму нужно будет ежегодно тратить на поддержание минимальной деятельности нацпарка. Относительно расширения уже существующих ПЗО, то и тут вряд ли удастся сэкономить. Так, в 2003 г. проект расширения на 10 тыс. га границ Карпатского биосферного заповедника обошелся его администрации в 40 тыс. грн. Таким образом, по самым минимальным подсчетам, выполнение президентского указа потребует 34,5 млн грн. И это — не считая разработки проекта землеотвода.

При этом в 2003-2008 гг. из государственного бюджета на реализацию Программы формирования национальной экологической сети выделялось 440 тыс. грн. ежегодно, и еще 800 тыс. грн. — из местных бюджетов. Этого хватает на ведение научной работы в заповедниках, проведение природоохранных мероприятий по взятым Украиной на себя в международных соглашениях обязательствам и сохранение видов флоры и фауны.

Но отнюдь не на разработку проектов землеотвода и ведения государственного кадастра природно-заповедного фонда. Иными словами, даже если предположить сохранение бюджетного финансирования в 2009 г. на уровне текущего года, этих денег хватит лишь на то, чтобы худо-бедно поддерживать деятельность существующих заповедных территорий, но не на работу новых. Но это если предположить, что все существующие на бумаге ПЗО уже функционируют — взять же миллионы гривен на создание новых нацпарков неоткуда.

Туманное завтра

Сколько бы указов о создании новых парков ни вышло из-под президентского пера, без финансирования ситуация с охраной земель будет только ухудшаться. Процессу застройки и дележу земель на паи в Украине ничто не препятствует, а придание статуса заповедности лишь стимулирует этот процесс, ведь заповедная земля всегда ценится на рынке выше.

Так, создание заказника «Конча-Озерная», предусмотренное президентским указом, опоздало на три года — тогда там лишь начинали строить коттеджный городок. Сейчас, когда там уже намыт 4-метровый слой песка и все застроено, создавать НПП — это уберечь собственников коттеджей от появления нежеланных соседей. Зато создание нацпарка «Остров Жуков» в Киеве, давно требующего охраны на национальном уровне, проигнорировано: там вовсю хозяйствует киевское КП «Жуков Остров».

Примеров, когда именно местные власти блокируют решения по созданию ПЗО, — предостаточно. Закарпатская ОГА не согласовывает проект приказа по созданию НПП «Зачарованный край», депутаты Запорожского облсовета в течение двух лет не удосужились рассмотреть проект создания НПП «Приазовский», а проект создания НПП «Нижнесульский» в Полтавской и Черкасской областях застрял в органах местного самоуправления на стадии согласования.

«Проблема всех заповедников сегодня в том, что надо получить согласие всех собственников земли, попавшей в заповедание, — сетует Владимир Плющев, первый заместитель начальника управления экологии Луганской ОГА. — Если земли распаеваны, то это десятки владельцев, и всегда найдется кто-то, кто против.

Законодательного механизма, обязывающего собственников передавать земли НПП, нет. И повлиять на тот же лесхоз, дабы он передал землю, мы не можем». Но одними разъяснениями не обойтись: любая хозяйственная деятельность на территории НПП требует согласования с администрацией нацпарка. Лесхозу же это невыгодно — зачем ему что-то с кем-то согласовывать, если сейчас он сам себе хозяин?

«Процессы самозахвата земель НПП в 2008 г. участились, — говорит Алексей Василюк. — И ничего поделать с этим Государственная экологическая инспекция не может: на 10 тыс. заповедных объектов Украины есть только 40 экоинспекторов».

Если Украина не хочет повторить судьбу Сальвадора, Филиппин и других стран, практически лишившихся дикой природы, она должна от создания заповедников на бумаге перейти к их охране на деле. Для этого нужно увеличить количество экоинспекторов и дать больше полномочий Госэкоинспекции. Плюс законодательно запретить передачу в аренду земель, которые формально находятся в составе заповедных объектов.

К тому же нужно потратиться на оформление землеустроительной документации для существующих заповедников и нацпарков. По данным Минприроды, из 220 типов природных ландшафтов около 60% не обладают заповедным статусом. Экологи считают, что эта цифра давно нуждается в корректировке в сторону уменьшения. Ведь на близких к туристическим центрам территориях еще пять лет назад были заповедные земли, сейчас там уже нечего заповедать: земли распределены, освоены и стали частной собственностью. Но на бумаге они продолжают быть перспективными территориями отведения под национальный парк.

Заработай сам

По данным Госслужбы заповедного дела, заповедные объекты Украины финансируются по заработной плате на 100% и на 70% по оргтехнике и транспорту.

В Минприроды считают, что кивать на бюджет не стоит, а деньги нужно зарабатывать самостоятельно.

«Человеку нужно дать удочку, а рыбу он поймает сам, — говорит Петр Грынык, начальник Государственной службы заповедного дела. — Мы нацеливаем руководство на то, чтобы парки сами зарабатывали деньги на туризме, изготовлении сувениров, «отелях на сене» и прочем — источников доходов есть множество. Кроме того, мы ведем работы по привлечению инвесторов, к примеру, на лыжные спуски».

«Удочку» заповедным учреждениям Кабмин дал еще 28 декабря 2000 г., приняв Постановление №1913 о предоставлении бюджетным организациям ПЗФ права оказывать платные услуги. Частичное снятие финответственности власти понравилось — и постановлением от 2 июня 2003 г. Кабмин расширил перечень видов деятельности по оказанию платных услуг. В него попали, например, услуги по обеспечению рекреационной деятельности и организованного туризма на заповедных территориях.

В Дунайском биосферном заповеднике из госбюджета получают деньги только на зарплату, а остальное — это самофинансирование, которое составляет сейчас около 34%. Средства, заработанные на использовании природных ресурсов, заготовке тростника, экологическом туризме, рыбалке, идут на покупку топлива для охраны территории. Собственные доходы помогают заповеднику выжить, но приносят и немало хлопот.

«Всякое зарабатывание денег вызывает вопросы у контролирующих инстанций, которые, вместо проверки природоохранной сферы, начинают интересоваться законностью хозяйственной деятельности, — говорит Василий Федоренко, замдиректора по охране и природопользованию Дунайского биосферного заповедника. — Мы сами создаем себе головную боль, но иначе содержать 50 тысяч гектаров невозможно».

Справка

Как создается заповедник

Появляется указ президента о создании заповедника.
Создается администрация учреждений заповедника, которая финансируется из госбюджета.
В течение шести месяцев разрабатывается Положение об объекте заповедника.
В течение двух-трех лет разрабатывается Проект организации территорий объекта заповедника.
Администрация в установленном порядке получает акт на право постоянного пользования земельным участком, определенным указом.

Госслужба заповедного дела

Наталья Ковалевская, Власть денег

 

 

Читайте также: