Жертвы долга. Бизнес ценою в собственную жизнь

С началом кризиса в России и за рубежом регистрируется всё больше самоубийств среди бизнесменов. Что для них смерть — спасение от угрызений совести за неверные бизнес-решения или уход от проблем?

Руководитель компании по продаже авиа- и железнодорожных билетов был найден мёртвым в своей квартире в Москве. По предварительной версии, это самоубийство. В Нижнем Новгороде повесился владелец сети элитных бутиков. О разорившихся заграничных миллиардерах-самоубийцах пресса сообщает каждую неделю.

Когда сведены счёты и закрыты счета

Делийский брокер повесился на люстре. Хозяин мехового ателье в Новосибирске снял со стены гаража карабин «Вепрь». Цена вопроса у каждого из них была, конечно, своя.

— У деловых людей вместо крови по жилам текут деньги, а когда средств нет, жизнь угасает, — писали немецкие блогеры после самоубийства президента германской фармацевтической компании. Зарубежные психологи считают, что отчасти чувство ответственности за дело толкает бизнесменов на отчаянный шаг. Наши же объясняют всплеск самоубийств, в частности, неспособностью коммерсантов расстаться с атрибутами богатой жизни. Ещё один сугубо российский аргумент, толкающий в петлю, — наезды криминального мира. Браткам про кризис не объяснишь. А загадочной русской душе кажется, вот он, простой выход из тупика: окончательно разобраться не с делами, а с самим собой.

В Воронеже в ноябре директор мебельной фирмы не смог выполнить взятые заказы — столы, стулья, шкафы… И достал нож. Ему повезло больше, чем директору мехового ателье, у которого заказов не стало вовсе и его карабин «Вепрь» попал точно в цель. Нож в живот — директор мебельной фирмы остался жив.

В Новосибирске в ноябре из обреза выстрелил себе в сердце директор строительной фирмы. В берёзовой роще, в своей «Тойоте»… Полтора миллиона долга банку и «сложности с получением кредита»: предсмертная записка на пассажирском сиденье — серьёзно, по-деловому — его последний документ строгой отчётности.

В Екатеринбурге в начале октября покончил с собой владелец ресторанной сети Александр  Д. От сообщений информагентств хочется плакать: сначала в одном из заведений нашли кишечную палочку, потом весь его общепит накрыл медным тазом мировой финансовый кризис. Ресторатор сеть закрыл. С собой — покончил.

Такая проза эта смерть. Кровь, хрип, вскрытие, хмурый участковый, у мамы — сердце, похороны — в складчину, долги — в наследство. Но они об этом могут уже не беспокоиться. А как жить дальше, будут думать теперь осиротевшие семьи. Жена Игоря  С. из Кстова, не нашедшего средств платить 8 тысяч ежемесячного кредита, по которому выросла ставка, — он бросился под «Жигули». Пятеро детей монтёра на железной дороге из посёлка Первушино — папа всадил себе нож в сердце (формулировка прокуратуры — «из-за нищеты, усугубленной финансовым кризисом»). Мама плиточника из Новосибирска — плиточник взорвал себя ручной гранатой. У него был долг. В двадцать тысяч рублей. Цена его жизни?

Иван Полынин

 

Довели конкуренты?

Владимир Зубков, застрелившийся в своей квартире в районе Патриарших прудов, был владельцем билетного концерна «Соби», агента крупнейших авиакомпаний — «Аэрофлота», «Трансаэро», Air France, British Airways, Swiss и др.

По некоторым данным, на сегодняшний день долги компании составляют от 70 до 100 млн. руб., но оборот позволял погасить их без проблем.

Поговаривают, что ситуацией воспользовались конкуренты, которые давно зарились на бизнес Зубкова. По слухам, они использовали все возможные рычаги, чтобы отобрать концерн, что и привело к роковым выстрелам.

Как сообщила «АиФ» старший помощник руководителя Следственного управления Следственного комитета при Прокуратуре по г. Москве Виктория Цыпленкова:

— Уголовное дело по данному факту не возбуждалось. На данный момент версия следователя о самоубийстве не опровергается никакими фактами. Зубков застрелился у себя дома из собственного карабина, на который у хозяина было официально оформленное разрешение. Выстрел был произведён в грудь. Тело бизнесмена обнаружил водитель, обеспокоенный долгим отсутствием Зубкова и поднявшийся в квартиру. Рядом с телом находилась записка, в которой говорилось, что причиной ухода из жизни является тяжёлое материальное положение коммерсанта. Однако следственным отделом по Пресненскому району Следственного управления Следственного комитета сейчас проводится доследственная проверка по факту смерти Владимира Зубкова на основании статей 105 (убийство) и 110 (доведение до самоубийства) Уголовного Кодекса Российской Федерации.

Так было всегда

Начало Великой депрессии в США породило целую волну самоубийств финансистов. Букмекер Джесси Ливермор, которого и считают главным виновником Великой депрессии, берущей начало 29 октября 1929 г., смог сколотить состояние в 100 млн. долл. на чужом разорении. Но уже в начале 30-х гг. и его постигла биржевая неудача, пережить которую он не смог.

Кризис 1998 г. стал причиной самоубийств крупного японского банкира Хонма и главы компании «Джапан хайвей» Сасаки.

К счастью, все российские миллионеры из пресловутого списка Форбса живы. Легко заработанные миллионы легко и уходят…

Мнение эксперта

Павел Пономарёв, психотерапевт, научный сотрудник Центра экстренной помощи МГППУ:

— Надо понимать, что бизнесмены — люди особого склада ума и психики. Как правило, они приравнивают самих себя, своё «я» к тому статусу, которого достигли. И если этот статус исчезает, то теряется смысл жизни. Фундаментальные убеждения о том, кто ты есть, рушатся, и человек остаётся без опоры, он словно подвешен во враждебном пространстве. А когда к этому добавляется агрессия, направленная на самого себя, то человек может покончить жизнь самоубийством. Ему кажется, что это единственный способ разрешить ситуацию, снять с себя бремя финансовой ответственности. То есть для него это некое движение вперёд, часть бизнес-плана на самый экстренный случай.

Разумеется, не все предрасположены к суициду. В группе риска — люди, которым не хватает гибкости мышления, способности взглянуть на себя со стороны.

2 смерти за 2 месяца

«Первая помощь» не спаслась

14 января в Арбитражном суде С.-Петербурга и Ленинградской области состоялось первое слушание по делу о банкротстве фармацевтического холдинга «Генезис».

В холдинг входило 14 компаний с годовым оборотом в $500 млн., в том числе сеть аптек «Первая помощь». По некоторым данным, сумма долгов кредиторам составляет более 5 млрд. рублей.

Именно неминуемое банкротство, как полагают следователи, довело одного из владельцев сети аптек Алексея Хромова до самоубийства. Кредиторы якобы требовали срочного возвращения долгов. Квартира и машина бизнесмена были уже заложены.

Мистики этому странному происшествию прибавил тот факт, что Хромов всего на два с лишним месяца пережил своего партнёра — Владимира Григориади. Последний выпрыгнул из окна 16-го этажа. По одним данным, оба руководителя набрали слишком много кредитов, по другим — вложенные в открытие новых аптек средства не оправдали себя.

Перед тем как свести счёты с жизнью, Владимир Григориади вёл переговоры в Москве о продаже 49% своего бизнеса. Однако сделка не состоялась. Ходят слухи, что всё дело в кредиторах: возврата своих денег они требовали, мягко говоря, агрессивно. Кто кредиторы — тайна за семью печатями: говорят, что адвокаты заинтересованных сторон требуют, чтобы арбитражный процесс шёл в закрытом режиме.

Вместо послесловия

Владимир Мединский, член Комитета Госдумы по экономической политике:

— Разумный предприниматель никогда не дойдёт до того, чтобы решать вопрос самоубийством. Наверное, это может случиться, если люди пускались в финансовые авантюры на деньги криминала. Тогда исход печален, что называется, смотрите сериал «Клан Сопрано» и мотайте на ус. А если вести бизнес в рамках закона, выход найдётся всегда. Например, продать имущество предприятия и выплатить долги либо постараться договориться с банком, которому вы должны. Либо продать предприятие за невысокую цену более эффективному предпринимателю. Наконец, объявить себя банкротом.

Однако проблема в том, что сегодня в России много мнимых банкротов. К сожалению, 90-е годы воспитали определённую плеяду коммерсантов, которые очень чётко разделяют, где условно их «личные» деньги и где «деньги бизнеса». Они считают, что средства, которые уведены за границу, спрятаны в офшорах, размещены в лихтенштейнском фонде и т. п., — это уже не деньги компании. И они уже не собираются инвестировать их в бизнес. И как только предприятие начинает работать в убыток, такие бизнесмены выбрасывают работников на улицу с грубейшим нарушением трудового законодательства. Они также «кидают» своих партнёров и поставщиков, ходят клянчить деньги у правительства, хотя имеют ого-го какой «жирок» за рубежом. Вот малые и средние предприниматели, которые начинали с нуля, они и свою квартиру, и машину заложат, лишь бы сохранить бизнес, лишь бы не лишиться команды, которую создавали сами.

Кристина Важенина, Санкт-Петербург, АиФ

 

Читайте также: