Выдающиеся личности. Кого и почему экстрадируют в Россию и из России

Есть страны, которые традиционно отказывают в выдаче россиян, руководствуясь политическими соображениями. По мнению экспертов, сама Россия, соглашаясь на экстрадицию людей, которые ищут на ее территории убежища, часто действует в угоду дружественным отношениям с теми или иными странами. Попытаемся разобраться в этой неоднозначной проблеме.

В ближайшее время бывший владелец компании «Евросеть» Евгений Чичваркин может пополнить ряды политических эмигрантов. В России бизнесмена обвиняют в похищении человека и вымогательстве. Предприниматель уехал на Рождество в Лондон и не вернулся. Вполне вероятно, что вскоре Генпрокуратура РФ потребует его экстрадиции. Вообще же, процесс выдачи иностранного гражданина из страны – длительная юридическая процедура, отношение к которой в разных государствах не одинаковое.

Есть страны, которые традиционно отказывают в выдаче россиян, руководствуясь политическими соображениями. По мнению экспертов, сама Россия, соглашаясь на экстрадицию людей, которые ищут на ее территории убежища, часто действует в угоду дружественным отношениям с теми или иными странами. «НИ» попытались разобраться в этой неоднозначной проблеме.

Специалист по экстрадиции, адвокат Анна Ставицкая объяснила порядок выдачи иностранных граждан в разных государствах: «В каждой стране – свои законы. Решая вопрос об экстрадиции того или иного гражданина, государства руководствуются не только внутренним законодательством, но и международными договоренностями, которые они ратифицировали.

Для европейских стран это Европейская Конвенция о выдаче, которая запрещает экстрадицию обвиняемых в политических преступлениях. Государство также не может выдать своего гражданина в другую страну. Оно отказывает в экстрадиции и тех лиц, которые просят и получают статус беженца. И, наконец, ни одно государство не должно возвращать гражданина другому государству, если есть основания полагать, что в этой стране нарушаются права человека, и выдаваемому лицу может там угрожать применение пыток».

Двойные стандарты

В конце 2008 года глава Национального центрального бюро Интерпола при МВД РФ Тимур Лахонин заявил, что «год стал самым «урожайным» в плане экстрадиций за последние пять лет». В Россию из других стран было выдано 57 ее граждан. Наших соотечественников экстрадировала Финляндия, Швеция, Чехия, Германия, Франция. По данным российского Интерпола, сейчас еще около 80 человек, которых обвиняют на родине в различных преступлениях, ждут решений судов зарубежных стран о своей выдаче в Россию. Всего же в списках Интерпола числятся около 1200 фамилий российских граждан, объявленных в международный розыск. Этих людей обвиняют в мошенничествах, убийствах и терактах.

В одном из своих последних интервью, говоря о двойных стандартах, которые в вопросе выдачи объявленных в международный розыск россиян применяют власти западных стран, Тимур Лахонин упомянул случай Магомеда Успаева. Этот выходец из Чечни обвиняется в причастности к похищению в 1999 году фотокорреспондента ИТАР-ТАСС Владимира Яцины. Успаев был проводником Яцины, убитого во время рабочей командировки в Чечне, и мог бы рассказать об обстоятельствах его гибели. Тем не менее Швеция упорно отказывается выдавать Успаева России.

Среди тех, кто был экстрадирован в нашу страну в декабре прошлого года – уроженец Ингушетии Мурат Гасаев. Генпрокуратура РФ требовала его выдачи в связи с подозрением в причастности к терактам в Ингушетии в 2004 году. «Мурат жил с семьей в Испании, начиная с мая 2005 года, – рассказал «НИ» его брат Тимур. – Он работал в строительной компании. Обращался за политическим убежищем. Но в декабре 2006 года его арестовали. А вот теперь сначала привезли в Москву, а потом этапировали в Ставропольский край. О его деле писала Анна Политковская».

Между тем переговоры о выдаче г-на Гасаева Испания и Россия вели около двух лет. Все это время отечественные и западные правозащитники протестовали против его экстрадиции, считая, что в России Гасаев может быть подвергнут пыткам. Теперь местные правозащитники обратились к новому президенту Ингушетии с просьбой защитить Гасаева от незаконных методов воздействия. Как выяснили «НИ», Испания выдала Мурата Гасаева России еще и потому, что Европейский суд, в который он обращался, отказал ему в применении 39-го Правила Регламента Европейского суда.

Страсбург нам указ

«Гражданин, которого собираются выдать на родину, имеет право обратиться в Страсбургский суд и убедительно мотивировать свои опасения о том, что в случае выдачи он может стать жертвой пыток, – рассказала «НИ» руководитель программы помощи политическим беженцам из Центральной Азии комитета «Гражданское содействие» Елена Рябинина. – В таком случае он как раз и использует 39-е Правило, в соответствии с которым суд указывает правительству запрашиваемой страны на необходимость приостановить экстрадицию». Г-жа Рябинина занимается защитой выходцев из Центральной Азии, которые бегут от религиозных или политических репрессий, а также преследуются как приверженцы нетрадиционных духовных течений. «Они не только не получают убежища в России, – утверждает правозащитница, – но и становятся еще и предметом охоты для спецслужб на родине».

Достаточно типичным можно считать дело уроженца Узбекистана Абдуллажона Исакова. Генпрокуратура России и суды посчитали возможным экстрадировать его в Узбекистан. Но поскольку Евросуд приостановил его выдачу, сейчас исполнение этого постановления Генпрокуратуры РФ невозможно до дальнейших указаний Европейского суда.

Исаков был задержан в Тюмени 6 марта 2008 года по обвинению в причастности к нетрадиционной религиозной организации. Высылка была назначена на 25 марта и приостановлена в связи с тем, что правозащитники подняли шум, и делом занялся Уполномоченный по правам человека в России Владимир Лукин. Тем не менее 12 августа Генпрокуратура вынесла постановление о выдаче Исакова в Узбекистан. Его адвокат оспорил это решение в Тюменском облсуде. Защитники обвиняемого заявляют, что он – гражданин России, а прокуратура и суд уверены, что российский паспорт Исакова недействителен. Защита предоставляла на суде копии документов, якобы подтверждавшие фальсификацию обвинений узбекской стороной. Но к аргументам адвокатов не прислушались. Тогда Исакова защитил Страсбург: 10 ноября прошлого года он предписал России остановить выдачу Исакова на его родину. Сейчас он содержится в одном из СИЗО Тюмени.

«Конституционный запрет на выдачу граждан РФ действует, когда речь заходит об экстрадиции в Великобританию Лугового, подозреваемого в политически мотивированном убийстве. И та же самая Генпрокуратура оказывается слепа и глуха к аргументам о необоснованности аннулирования российского гражданства выходцев из стран СНГ, выдачи которых требуют коллеги по ШОС (Шанхайская организация сотрудничества) по обвинениям в антигосударственной деятельности, – объясняет «НИ» Елена Рябинина случаи выдачи граждан, имевших российские паспорта. – Документы, на основании которых узбек, «не так» совершающий намаз, принимал гражданство России, оказываются отсутствующими в архивах. А если надо, то появляются другие, из которых следует, что он наврал, принимая гражданство РФ, и по этой причине аннулируется решение о его предоставлении».

Самым известным делом об экстрадиции по праву считается «дело ивановских узбеков». 12 выходцев из Узбекистана и гражданин Кыргызстана обвинялись в причастности к андижанскому восстанию. Они отрицали свою вину, заявляя, что в момент восстания находились в России. Генпрокуратура РФ приняла решение об их экстрадиции, несмотря на то, что Европейский суд выдачу узбеков приостановил. Их содержали в Ивановском СИЗО и освободили, только когда их жалоба была коммуницирована в Страсбурге. В апреле прошлого года Европейский суд принял решение о недопустимости их выдачи в Узбекистан, присудил каждому заявителю компенсацию по 15 тысяч евро. Пару лет назад Швеция предоставила 12 гражданам Узбекистана убежище. Из России они пока не уехали: решение Генпрокуратуры об их экстрадиции до сих пор не отменено.

Правозащитники утверждают, что в последние годы удалось предотвратить больше 15 случаев незаконной высылки выходцев из стран Центральной Азии.

А по официальным данным, за 11 месяцев прошлого года Россия выдала иностранным государствам 1063 человека.

Колумбии не выдаем

Люди, объявленные в международный розыск, не могут чувствовать себя в безопасности ни в одной стране мира. Когда в Россию поступает запрос о выдаче того или иного иностранца, разыскиваемого по линии Интерпола, Генпрокуратура должна определить, соответствует ли этот запрос уголовному и конституционному законодательству России и международным документам. Как правило, они удовлетворяются. Не стал исключением и запрос об аресте и экстрадиции израильского гражданина, осужденного в Колумбии.

Колумбийские спецслужбы много лет охотились за 64-летним израильтянином Яиром Кляйном по всему миру. И довольно быстро нашли его в России. Арестовали израильского полковника в аэропорту «Домодедово» 27 августа 2007 года по запросу Колумбии. Кляйн – один из самых известных наемников в мире. Он прославился тем, что освобождал захваченный террористами ливанский самолет в аэропорту «Бен-Гурион» и отличился в боях за Суэц.

Вышел в отставку в конце 1970-х. В 1988 году он основал тренировочный лагерь самообороны в охваченной гражданской войной Колумбии. Впоследствии власти обвинили эту группу в подготовке убийства кандидата в президенты Луиса Карлоса Галана. В феврале 2001-го суд по уголовным делам специального округа города Менисалес Республики Колумбия приговорил Кляйна к 14 годам заключения за содействие террористической деятельности. Потом срок был снижен до 10 лет восьми месяцев. В Россию полковник приехал открывать бизнес по бронированию автомобилей, но вместо этого оказался в московской транзитной тюрьме.

29 января 2008 года Генпрокуратура РФ вынесла по запросу Республики Колумбия постановление о выдаче Кляйна, – сообщил «НИ» его адвокат Дмитрий Ямпольский. – Между Россией и Колумбией не существует соглашения о правовой помощи. Тем не менее российские суды поддержали это решение. Тогда мы послали жалобу в президиум Верховного суда и в Страсбург. В мае прошлого года Европейский суд, применив 39-е Правило, указал правительству России на невозможность выдачи Кляйна Колумбии до дальнейших указаний Евросуда.

И 29 мая 2008 года Генпрокуратура России направила поручение ФСИН о приостановлении передачи моего подзащитного Республике Колумбия». Адвокат Ямпольский объяснил, какие аргументы против экстрадиции израильского гражданина в Колумбию выдвигала защита в российских судах и в Страсбурге. В случае выдачи в Колумбию жизни израильтянина там угрожает смертельная опасность. В одной из газет было опубликовано заявление вице-президента Колумбии Филиппа Сантоса: «Мы надеемся, что Россия передаст его (Гала Яира Кляйна) нам. Надо сделать так, чтобы этот господин сгнил в тюрьме».

«Вице-президент – фигура в Колумбии чрезвычайно влиятельная, – уточнил адвокат Ямпольский в своих жалобах. – Согласно Конституции, он обладает наиболее широкими после президента полномочиями по руководству исполнительной властью и вооруженными силами, может назначать и смещать министров. Таким образом, сложившаяся ситуация создает более чем серьезные основания опасаться расправы с осужденным по уже отданному вторым человеком в Колумбии прямому указанию». Пока Яир Кляйн сидит в одном из московских СИЗО и пишет книгу, ожидая окончательного решения Европейского суда.

Зоя Светова, Новые известия 

ГЕРМАНИЯ ЛЕГКО ЭКСТРАДИРУЕТ ЛЮДЕЙ ТОЛЬКО В СТРАНЫ ЕС

На сегодня в ФРГ перебрались свыше 3,5 млн. русскоговорящих. Большинство из них – немецкого или еврейского происхождения. Это, согласно параграфам 4 и 7 закона «Об иностранцах», позволяет рассчитывать на полновесный социальный пакет и льготы. Бесплатное жилье, страховки за счет налогоплательщиков и денежное пособие полагаются и беженцам, претендующим на статус политического эмигранта. Сколько их в Германии, точно не скажет никто.

По оценкам СМИ, только перед возвращением Западной группы советских войск на Родину около тысячи солдат и офицеров самовольно покинули расположение своих частей и нелегально перебрались в ФРГ. И поток этот лишь нарастал. Если в 1989-м Германия пополнилась 865 тыс. беженцев, то в 1992-м их было 1,5 млн.! Бундестаг принял жесткую ограничительную поправку в параграф 16 Основного Закона страны, и над политэмигрантами навис дамоклов меч принудительной отправки на Родину. Руководитель пресс-центра баварской прокуратуры Антон Винклер разъяснил «НИ», что «немцы не могли подвергаться экстрадиции до 29 ноября 2000 года, когда была принята конституционная поправка, позволившая выдавать граждан ФРГ судам стран – членов ЕС и некоторым международным органам юстиции.

Проще говоря, когда действия человека с германским паспортом или же иностранца, оказавшегося на немецкой территории, подпадают под какую-либо из 32 статей, предусмотренных «Единым европейским ордером на арест», суды ФРГ не перепроверяют решение коллег из другого государства ЕС. Экстрадиция, как правило, проводится за неделю или даже быстрее. Совсем по-другому складывается общение с Россией и другими странами, не входящими в Евросоюз. Оттуда, как заявили «НИ» в министерстве юстиции ФРГ, ежегодно поступает до 300 запросов. Удовлетворяются лишь 80–90 из них, причем порой через несколько лет. В каждом случае германские юристы обязаны проверить, «не преследуется ли затребованное лицо по политическим мотивам, по признакам расы, религии, национальности, убеждений, пола или социального статуса, не грозит ли ему смертная казнь или условия содержания в пенитенциарном учреждении, не отвечающем требованиям «Европейских тюремных норм» и угрожающем здоровью».

Сергей Золовкин, Берлин

ПОЛЯКИ ОТНОСЯТСЯ К НАШИМ ЗАПРОСАМ ОБ ЭКСТРАДИЦИИ С ПОДОЗРЕНИЕМ

Польша, подписавшая Европейскую конвенцию об экстрадиции от 13 декабря 1957 года, активно сотрудничает в этом вопросе со всеми европейскими странами. Однако к запросам Генеральной прокуратуры РФ об экстрадиции граждан нашей страны, совершивших преступление на территории России, в министерстве юстиции Польши подходят с особенной осторожностью.

В восприятии поляков восточный сосед до сих пор остается тоталитарным государством. Как рассказал «НИ» источник в департаменте международных дел министерства юстиции Польши, даже из-за мелких шероховатостей в обосновывающих требование экстрадиции материалах принудительное возвращение на родину беглого преступника может не состояться. Тем более если тот успел подать прошение о наделении его статусом политического беженца. Еще одним препятствием для экстрадиции может служить преступление, совершенное разыскиваемым на территории Польши. Так и произошло с задержанным в октябре прошлого года Ализаном Махтиевым (российская сторона разыскивала его по подозрению в покушении на вице-мэра Москвы Иосифа Орджоникидзе).

По запросу Генпрокуратуры РФ польские спецслужбы арестовали Махтиева в Варшаве. Но вскоре выяснилось, что нарушитель в составе преступной группы занимался рэкетом в отношении варшавских бизнесменов. В случае если вина Алихана Махтиева в преступлениях на территории Польши будет доказана, ему предстоит сначала отсидеть срок в заграничной тюрьме и лишь затем отправиться на родину. В министерстве юстиции Польши также отметили, что за минувший год в стране не было ни одной экстрадиции в Россию.

Виктор Шаньков, Варшава

 

Читайте также: