Берлин в 45-м выглядел лучше. Как ликвидируют предприятия в Украине (письмо в «УК»)

На нашем предприятии, в котором доля государства составляет 66%, была назначена процедура санации. Инициатором процедуры санации предприятия выступила налоговая инспекция города Днепродзержинска. Кредиторами предприятия были: налоговая инспекция Днепродзержинска, пенсионные фонды и Горводоканал — все госпредприятия. Госпредприятия начали банкротить госпредприятие — кому-то это было нужно?

На начало банкротства ситуация на нашем предприятии была следующая: задолженность по предприятию была около 2 ммиллионов гривен,в том числе 500 000 гривен по зарплате работникам.

С начала процедуры санации началось разворовывание госимущества чиновниками и ликвидация предприятия. На должность главного махинатора-ликвидатора госчиновники наняли некого Шполяренко, на котором в то время б «висело» незакрытое уголовное дело по махинациям с госимуществом (!) на бирже «Приднепровская». По подложенным документам управляющих санацией Плахотника (сына одного из руководителей совета кредиторов), Михайлова, Смирновой шаг за шагом Шполяренко уничтожает и разворовывает наше госпредприятие с помощью чиновников. Он и сейчас руководит последней стадией уничтожения госпредприятия – ликвидацией.

Сейчас Смирнова (дама из Бердянска. Почему именно оттуда? Да потому, что они вместе со Шполяренко и Плахотником в 2003-2005 годах уже аналогично разворовывали госпредприятие в г.Бердянске) «подставила» свои документы под Шполяренко, и он с помощью ее документов и других чиновников пытается спрятать «концы в воду», ликвидировав предприятие.

А разворовывалось оно по следующей схеме: санаторами инициировалась подача исковых заявлений работниками ОАО «Днепрохимстрой» в суд или в комиссию по трудовым спорам по невыплате задолженности по зарплате(иногда даже сами писали за работников). Решение судов и комиссии по трудовым спорам не выполнялись управляющим санацией. Цель этих исков и решений комиссий заключалась в том , чтобы решения и иски попали в исполнительную службу управления юстиции г.Днепродзержинска. Там в сговоре с чиновниками от юстиции блокировалась работа «нужного» подразделения ОАО «Днепрохимстрой». Почему «нужного»?

Потому что санаторы уже что-то решили на тот момент из этого подразделения продать (или пришел «заказ» на какое-то имущество). Но блокировать работу подразделения нельзя было, потому что подразделения не имели статус юридического лица, все претензии были к юридическому лицу — тресту ОАО «Днепрохимстрой». Но чиновникам юстиции плевать на законы; наверняка им пообещали хорошие барыши.

После того, как была, заблокирована работа различных подразделений (закрыты все счета) , подразделения не могли платить налоги государству, страховые взносы пенсионным фондам, зарплату работникам. Дальше санаторы без согласованного и не утвержденного плана санации с департаментом по банкротству и Фондом госимущества (план до сих пор не согласован и не утвержден) с помощью совета кредиторов (туда вошли налоговая инспекция г.Днепродзержинска, пенсионные фонды, Горводоканал) начали разворовывать госимущество.

На совет государственных кредиторов выносилось решение о продаже того или иного имущества, и комитет государственных кредиторов (!) утверждали решение. Санаторы подделывали документы или с помощью продажных экспертов занижали стоимость госимущества, оплачивали услуги этих експертов за счет предприятия, продавали госимущество своим родственникам и подставным лицам. Через некоторое время госимущество, переоформленное в частное, перепродавалось новому собственнику по реальной цене. И барыши делились между санаторами, чиновниками из Фонда госимущества, департамента по банкротству, исполнительной службой управления юстиции и советом госкредиторов.

После продажи по заниженной цене или продажи по поддельным документам особая роль отводилась исполнительной службе управления юстиции. Теперь деньги, полученные от продажи, не возвращались на счета подразделений — юр.лицу ОАО «Днепрохимстрой» или на счет управляющего санацией, а поступали на счета органов юстиции. А делалось это для того, чтобы увеличить барыши санаторов и совета госкредиторов, и сума этих барышей увеличивалась пропорционально сумме не выплаченных налогов и страховых взносов.

Чиновники от налоговой инспекции, пенсионного фонда сознательно допускали увеличение долгов по налогам государству, страховых взносов в Пенсионный фонд, а санаторы вместе с чиновниками с исполнительной службы юстиции (Дзышко) специально не платили с выплаченной задолженности по заработной плате после распродаж. И каждый раз госчиновники зная, что от распродажи была выплачена задолженность по заработной плате, а налоги и страховые взносы с этой выплаты задолженности по заработной плате не поступали ни одной гривны, утверждали советом кредиторов следующую распродажу. В следствии этого задолженность по заработной плате уменьшалась (о чем везде отчитывались санаторы), а долги в Пенсионный фонд и налоговую инспекцию возрастали.

Санаторы весь период санации пользовались этим, пользуются и сейчас. Выплачивают заработную плату и частично платят налоги и страховые взносы, а госчиновники молчат, ведь они все в одной команде со Шполяренко. Ведь недаром зная все — свои же! — злоупотребления, совет государственных кредиторов 25.06.08г. проголосовал за решение начала процедуры ликвидации, и снова по коррупционной схеме.

Вследствии которой было ликвидировано агентство по банкротству и образован Государственный департамент по банкротству. Региональное отделение по банкротству молчит и утверждает в своей отписке, что лицензионные условия выполняются правильно. Ведь недаром задолженность в Пенсионный фонд увеличилась в три раза — в сравнении с началом процедуры банкротства в 2003 году. Со счетов органов юстиции из сумм денег, поступивших от продаж, платилась задолженность по зарплате работникам, но не платились налоги государству, страховые взносы в пенсионные фонды с выплаченной задолженности по заработной плате. И так было каждый раз при продаже госимущества!

Выходит, инициаторы банкротства и совет госкредиторов сами не хотели получать налоги для государства и страховые взносы для пенсионных фондов! Зачем нужно было утверждать следующую распродажу, если от предыдущей не было ничего уплачено? А делалось это потому, что государственное — это ничье, самое главное — чтобы от распродажи что-то попало в карман гсамого осчиновника, а не государству.

В результате всех этих афер пострадали работники предприятия. Санаторы не хотели платить страховые взносы в пенсионные фонды, а пенсионные фонды не хотели их получать. Вследствии этого, страховые взносы не перечисляли с выплаченной задолженности по зарплате, а люди поэтому потеряли трудовой стаж — кто один год, кто пять: нет перечислений, так и нет трудового стажа. Мы хотим знать, как госкредиторы и пенсионные фонды будут исчислять трудовой стаж работникам ОАО «Днепрохимстрой», которые получили задолженность по зарплате в период с 1999 по 2005 год?

Санаторы до сих пор не хотят выполнять закон «О труде»: не начислена компенсация и индексация за несвоевременную выплату зарплаты , а если они не начислены то их никто не собирается и выплачивать!

В отписке регионального департамента по банкротству утверждается, что в действиях арбитражных управляющих никаких нарушений нет, что они правильно выполняют лицензионные условия. Оказывается, фабрикация документов арбитражными управляющими Плахотник, Михайловой, Смирновой под руководством Шполяренко – это «выполнение лицензионных условий»! А ликвидатор Смирнова вообще отсутствует на предприятии с момента введения процедуры ликвидации. За нее все действия производят г-да Шполяренко и Михайлов.

Получается, что наращивание долгов по налогам государству и страховых взносов в пенсионный фонд — это «соблюдение лицензионных условий». Не соблюдение законов «О труде» — неначисление компенсаций и индексаций за несвоевременно выплаченную заработную плату работникам — это тоже «соблюдение лицензионных условий». Ухудшение социального положения работников, потеря трудового стажа от одного до пяти лет вследствии невыплаты страховых взносов — это тоже «соблюдение лицензионных условий.» Невключение суммы задолженности индексации и компенсации в общую сумму задолженности предприятия (даже когда ты ее не собираешься выплачивать) — и это «соблюдение лицензионных условий».

Отсутствие согласованного и утвержденного плана санации – это тоже «соблюдение лицензионных условий». Отсутствие актов передачи дел от одного арбитражного управляющего к другому- это тоже «соблюдение лицензионных условий». Создание приказа о ликвидации предприятия 28.10.08г. и ликвидация предприятия 29.12.08, не имея на то решения аппеляционного суда по жалобе регионального отделения Фонда госимущества по началу процедуры ликвидации (которая принималась лишь 13.01.2009г.) – это тоже «соблюдение лицензионных условий»…

Зато за время управления санацией Шполяренко существенно улучшил свое благосостояние за счет государственных средств. За это время он купил 2 квартиры, 4 машины последних моделей БМВ, два Мерседеса, жене — Хонду. Михайлов сделал ремонт вкартиры за 150 000 гривен, купил автомобиль. А также улучшилось благосостояние всех госчиновников, которые были причастны к этим распродажам: кто домкупил, кто машины…

Сегодня на предприятии обстановка хуже, чем до начала банкротства в 2003 году. Задолженность по невыплаченной зарплате стала больше, не начислена индексация и компенсация за несвоевременно выплаченную зарплату, а она сейчас равна сумме около 500 000 гриве — а ведь это тоже зарплата! Люди потеряли трудовой стаж, государству не уплачены налоги, пенсионным фондам на перечислены страховые взносы, а госимущества исчезло на 10 миллионов гривен! Зачем было начинать процедуру банкротства, чтобы вернуться к исходным позициям через 5 лет, раздарив ворам госимущество на 10 миллионов?

«Мортиролог» имущества:
1.Цех металлоконструкций вместе с мостовым краном продан по поддельным документам (подложены документы на старые здания, а проданы новые) за 12 000 грн. Перепродано в течении года за 1,1 млн.грн.
2. Новый изолировочный цех продан по заниженной цене.
3. Новый цех базальта пластика продан по заниженной цене.
4.Забор бывшего асфальтного завода продан брату помощника санатора по заниженной цене.
5.Здание треста ОАО «Днепрохимстрой» продано за 250 000 грн, перепродано в течении 9 месяцов за 1,9 млн.грн.
6.Здание СУ-2 с постройками продано по заниженной цене.
7.Пионерлагерь на берегу Днепра продан по заниженной цене и поддельным документам (подложены на продажу документы старых зданий, а проданы новые).
8.Две турбазы на берегу Днепра проданы по заниженной цене.
9. Продан участок земли на полигоне предприятия (подделаны документы на полигон при действующем в государстве моратории на продажу земли).
10.Здание лепной мастерской продано по заниженной цене и поддельным документам (подложены старые документы).
11.Продано здание общежития вместе с жильцами (!) по улице Ухтомского, 28, которое не принадлежало никогда ОАО «Днепрохимстрой», но с помощью госчиновников Днепродзержинска и это стало возможно.
12.Чтобы лишить возможности восстановить платежеспособность предприятия с самого начала банкротства с помощью совета госкредиторов санаторами были распроданы своим родственникам множество техники и механизмов, которые зарабатывали деньги и были нужны в технологических процессах предприятия: трактора, экскаваторы, бульдозера, краны, автомобили и другое технологическое оборудование. И все — по заниженной цене.
13.Кроме того, санаторы украли 500 тонн металлолома, 60 тонн силосных баков растворно-бетонного узла, 150 тонн рельс подрезных путей к складу УПТК, 70 тонн старых форм опалубки, 36-тонных 2 ж/д пассажирских вагона,15-тонных 3 компрессора и другое оборудование. Деньги от продажи металлолома — около 800 000 гривен, пошли напрямую в карман санаторов.
14.Санаторы демонтировали новое недостроенное здание подстанции, десятки кубометров железобетона забрали себе. Стоимость материала 800 000 — 1 000 000 гривен.
15.Неизвестна судьба 250 000 гривен, заработанных нами в ПУСе ПХЗ, где наше предприятие было кредитором, а ПУС ПХЗ так же продано.

И в это время, когда у государства нет денег на выплату зарплат, пенсий, пособий, махинаторы-санаторы с госчиновниками украли у государства имущество на 10 миллионов и теперь разгоняют коллектив предприятия, который выпускал продукцию и платил налоги и пенсионные взносы.

Санаторы, мы уверены, выкупили в хозяйственном суде процедуру ликвидации предприятия. Подтверждение тому есть факт, что и раньше при назначении арбитражного управляющего хозяйственный суд это делал без утвержденного с Фондом госимущества и департаментом по банкротству плана санации. И сейчас при протесте регионального Фонда госимущества (владельца 66% госимущества) и неутвержденного плана санации хозяйственный суд выносит решение в пользу Шполяренко о начале процедуры ликвидации и назначении ликвидатором Смирновой.

Своим решением хозяйственный суд способствовал разворовыванию государственного имущества! Ликвидатор подписал приказ о ликвидации предприятия 28.10.2008г. и ликвидировал предприятие приказом от 29.12.2008г. Хотя решение по апелляционной жалобе регионального отделения по вопросу начала процедуры ликвидации принималось 13.01.2009г. Наверное, Шполяренко и Ко знали заранее решение апелляционного суда.

И в то время, когда коллектив имел и имеем заказы на продукцию нашего предприятия (мы выпустили в этом году продукции на 10 миллионов гривен); к тому же, предприятие по выпуску бетона и железобетона работает круглый год! Мы работаем, а нас хотят ликвидировать именно госчиновники — из налоговой и пенсионных фондов, фонда госимущества, департамента по банкротству, управления юстиции. Им выгодно распродать остатки предприятия по отработанной коррупционной схеме: отчуждение госимущества путем его продажи советом кредиторов. И снова нажиться за счет государства!

Ради криминальной наживы чиновники выбрасывают за забор 50 человек работников предприятия (а с членами семьи — около 200).
И после всего этого ликвидатор Смирнова в телефонных разговорах (на предприятии ее никогда не было!) еще угрожает работникам предприятия: «после ваших писем и жалоб вообще не получите никогда своих денег!»

Если бы санаторы и чиновники пеклись о государстве, то реализованного имущества (по реальной цене около 10 миллионов гривен) хватило бы и на погашение кредиторской задолженности в 2,5 миллиона гривен, и на модернизацию и расширения производства.

…Почему проверяющие с СБУ, КРУ и ОБОП не захотели это все увидеть? И почему работники прокуратуры и МВД не выезжали на предприятие и не встречались с коллективом предприятия или хотя бы с представителями коллектива?..

(Печатается с сокращениями)

Владимир Набоков, Днепродзержинск

Читайте также: