Скромное обаяние аферизма: почем сеанс надувательства с разоблачением?

В кризисную пору найти нормального работодателя не так-то просто. Некоторые фирмы производят благоприятное впечатление, однако за красивым фасадом зачастую скрывается очередная шарашкина контора. Как жестоко можно обмануться при устройстве на работу, выяснили жрналисты.

Cпорткомплекс «Олимпийский», который я помнил оживленным и шумным, угнетает серостью и запустением: кажется, что находишься не в самом сердце города, а далеко на окраине. Вокруг ни души, на стенах пестрят потрепанные афиши и какие-то подозрительного вида объявления. Поблизости высится недостроенное офисное здание, окруженное замершими в неподвижности кранами, его унылый силуэт четко вырисовывается на фоне пасмурного неба. Мы с коллегой, отдуваясь, топаем по периметру спорткомплекса; вокруг ни души, ноги по щиколотку утопают в воде и слякоти. Вот, думаю, какой ты, финансовый кризис! Даже в лихие 1990-е не было в центре столицы так тускло и безотрадно.

Наконец находим нужный подъезд — и здесь картинка резко меняется. Прямо посреди безбрежной лужи стоит «Газель», из которой бодрые мужички азиатской наружности выгружают какие-то коробки, а вокруг, брезгливо отряхивая грязь с лакированной обуви, толкутся сосредоточенные юноши и девушки.

Некоторых я однозначно идентифицировал как студентов, остальные же — типичные представители пресловутого «офисного планктона», к которым еще год назад многие наши сограждане питали некое смутное чувство, замешанное одновременно на зависти и презрении. В костюмах, при галстуках и с тщательно прилизанными волосами, мы легко сливаемся с толпой. Однако месить слякоть вместе с ожидающими неведомо чего молодыми людьми мы не намерены — мы идем подписывать трудовой договор с обосновавшейся здесь, в недрах спорткомплекса, компанией.

К чему я все это рассказываю? Да к тому, что эта самая компания — классическая пирамида, эдакая «контора по заготовке рогов и копыт». Хитрость заключается в том, что с первого раза вы это вряд ли поймете: все обставлено достаточно благопристойно, чтобы не слишком въедливый человек мог купиться на заманчивое предложение. Что и сделали несколько моих знакомых студентов, которые с жаром убеждали меня, что вот он, тот самый Главный Шанс! Их пугающая доверчивость и подвигла меня на то, чтобы изучить вопрос изнутри.

Итак, имеется: офис на проспекте Мира (уже неплохо), целая команда улыбчивых менеджеров и секретарей и даже официальное название («IDC company — европейская компания, 7 тысяч фирм-партнеров, 400 тысяч клиентов, 50-летняя история, филиалы в странах Западной Европы» и так далее). С вежливой наглостью раздвигаем попадающиеся на пути стайки конкурентов (судя по обрывкам разговоров, под заветной дверью собрались приглашенные на собеседование).

Мы на собеседовании уже были и сумели изобразить таких образцовых «чайников», что по окончании разговора просто купались в елее, источаемом менеджерами по найму. Теперь же, получив персональные приглашения по электронной почте, мы явились оформляться в штат организации. Я, по легенде, претендую на должность помощника менеджера, коллега же якобы спит и видит, как бы занять вакансию веб-мастера.

— Как бы не разгадали наш коварный план, — делюсь своими опасениями, включая на ходу лежащий в кармане диктофон.

— Да нет, они ж уверены, что мы мечтаем у них работать!

— А каверзные вопросы? Побьют, как пить дать, побьют… И выкинут прямо в лужу.

Что ж, идем дальше, размышляя об издержках журналистской профессии.

В приемной тоже все как у людей: охрана, кресла, вешалки, ресепшн с двумя секретарями. Называем фамилии — нас проводят в комнату для собеседований. Первое, что бросается в глаза по пути, — все без исключения сотрудники внушительного по размерам офиса занимаются набором нового персонала. Где найти тех, кто занимается собственно работой, никто не знает.

— Проходите, проходите, вам потом все объяснят, — отмахиваются пробегающие мимо сотрудницы фирмы. В одной из комнат идет лекция — посещение обязательно для новичков. Заинтригованный, останавливаюсь и слушаю, как оратор разливается соловьем про бесчисленные достоинства конторы, в которую обалдевшим от счастья стажерам посчастливилось попасть.

А уже через пару минут чрезвычайно довольный собой менеджер усаживает нас на пластиковые стулья за более чем компактный круглый столик — ни дать ни взять студенческий кафетерий. В мгновение ока он выкладывает на стол уже заполненные экземпляры договора — осталось лишь поставить подпись. Похоже, он надеялся, что мы распишемся не глядя. Но не тут-то было. Накануне нас предупредили (в устной форме, конечно), что с собой надо принести 2000 рублей — «плату за изготовление пропуска». В договоре эта сумма также зафиксирована, но уже как некая «дисконтная карта».

— Интересная, — говорим, — у вас компания. — С одной стороны, вы обещаете высокую зарплату, страховку, пенсию и так далее, а с другой — требуете, чтобы мы оплачивали вашу же карту.

— Да, таковы правила, — разводит руками менеджер.

— Но эти две тысячи для такой огромной компании — капля в море, — не унимаемся мы.

— Ну, чтобы что-то получить, нужно сначала что-то вложить, — глубокомысленно изрекает наш наниматель.

— Да-да, чтобы продать что-нибудь ненужное, надо сначала купить что-нибудь ненужное, — поддакиваю я. — А почему в договоре не указаны ни зарплата, ни должности и ничего такого? По сути вы нам даете договор на покупку у вас карты.

— Потому что это не трудовой договор, — отвечает собеседник. — Это договор о приеме на работу, — последовала не менее таинственная реплика. — Мы заключаем с вами договор, а потом, когда вы пройдете курс обучения, вы подпишете все остальные документы.

— А за обучение вы берете плату?

— Нет, больше ничего платить не придется, — уверенно говорит менеджер. Что ж, здесь мы видим, как говорил булгаковский Фагот, «типичный случай так называемого вранья» — перед собеседованием мы пообщались с теми, кто пытался устроиться сюда до нас, и выяснили, что после прохождения лекций с будущих сотрудников также берут деньги, причем сумма зависит от желаемой вакансии.

— Хорошо, а если мы не сможем пройти курс обучения или вообще выяснится, что мы вам не подходим?

— Мы сделаем все, чтобы вы смогли стать полноценными работниками. Моя задача — научить вас всему, что я сам знаю.

— Но если все-таки?..

— Сложно сказать, — замялся менеджер. — Таких случаев у нас еще не было. Хотелось спросить, куда фирма собирается трудоустроить всех тех мальчиков и девочек, что стоят за нами в очереди на подписание договора, но мы сдержались, чтобы разговор не прервался раньше времени.

— Кстати, вы утверждаете, что являетесь дочерней фирмой европейской компании. Вы можете показать нам документ, где это зафиксировано?

Тут по лицу нашего собеседника пробежала целая гамма эмоций: недоумение, оторопь, раздражение и, наконец, тщательно скрываемое смущение. В итоге он промычал в ответ нечто невразумительно-отрицательное.

— А как насчет вашей лицензии на ведение бизнеса? — не отставали мы. Ответ был получен примерно такого же свойства. Хотя, как известно, даже любой захудалый ларек вывешивает лицензию на самом видном месте, чтобы ни у кого не было повода придраться.

У менеджера вдруг сделались несчастные глаза, и он начал в буквальном смысле слова нас выпроваживать, приговаривая: «Ну, вы еще подумайте, посмотрите, вы всегда можете прийти еще раз, нам нужны такие сотрудники». Видимо, мы сильно подпортили ему рабочий день — вытрясти из нас вожделенные 4 тысячи ему не удалось.

Последующий опрос бывших «сотрудников» лжефирмы, проведенный с помощью интернета, показал, что всех принятых в штат компании заставляют проводить собеседования с другими жаждущими офисной работы и платят не обещанную зарплату, а процент с каждых двух тысяч. Никакой другой полезной деятельностью компания не занимается…

Любая афера, как известно, строится на виртуозном знании человеческой психологии, и описанная ситуация отнюдь не исключение. Главная наживка мошенников — слово «офис», много раз повторяемое в объявлении о найме сотрудников.

«Нам требуются сотрудники на ОФИСНУЮ РАБОТУ», «нас интересуют менеджеры, секретари и другой ОФИСНЫЙ ПЕРСОНАЛ». И вот этот самый персонал, из-за кризиса оказавшийся на улице, причем в немалых количествах, радостно клюнул на приманку — толпа у подъезда тому доказательство.

Что ж, можно лишь посочувствовать тем, кто поверил мошенникам, попав в сложную финансовую ситуацию. А остальным посоветовать не искать легких путей, чтобы потом не искать виноватых. Аферисты играют на наших слабостях, причина их успехов — в наших ошибках. Стоит почаще вспоминать диалог Винни-Пуха и Кролика, когда мишка застрял в норе:

— Все потому, что у кого-то слишком узкие двери!

— Нет, все потому, что кто-то слишком много ест!

Кирилл ГРИЩЕНКОВ, МП

Читайте также: