Пивка — для рывка, закон — для тормозов. Хмель затопил Москву

Пивная вакханалия обрушилась на Москву в середине 90-х вместе с потоками «хмельной» телерекламы. Под ее напором уклад жизни трещал по швам: рядом с хлебными и молочными ларьками, а потом и вместо них у станций метро и в самом метро (!), в подземных переходах, вблизи школ вырастали палатки с раскрученным ассортиментом. А когда в 1995-м Госдума отказалась признать пиво алкогольным напитком, улицы Москвы превратились в круглосуточную пивнушку. 

Результаты не заставили себя ждать: к 2002 году потребление пива в столице выросло на 60%, а «средний» 15-летний пивоман выдувал в год около 300 литров пива, значительно опережая ровесников-европейцев и заокеанских скаутов. Отмечены и другие рекорды. С 14-го места, которое Россия в 1998-м занимала по потреблению пива, в 2005-м она поднялась на бронзовую ступень мирового пьедестала. К этому времени средний возраст пивоманов снизился до 11 лет, а 50 подростков из ста тысяч населения страдали хроническим алкоголизмом, причем половина из них «охронела» на пиве.

Вместе с «подростковым маразмом» крепчало и пивоварение: в 2006-м министр сельского хозяйства Гордеев назвал его наиболее динамично развивающейся отраслью, опережающей общее развитие нашей экономики лет на пятьдесят. О том, что передовики, в основном «иностранного происхождения», разливают у нас пиво в пластиковые емкости, чего не позволяют себе на Западе, министр умолчал. А жаль: по данным экспертов, накапливающиеся в пластике вредные продукты окисления вызывают СИЛЬНОЕ ПОХМЕЛЬЕ и ГОЛОВНУЮ БОЛЬ. Из стекла ли, из пластика, а к моменту гордеевских реляций пиво в России регулярно пили 50% россиян, и каждый третий московский пивоман в возрасте до 20 лет страдал от алкогольной зависимости.

Пока уличное бражничанье приобретало, по мнению москвичей, характер эпидемии, его последствия, по объективные оценкам, сравнялись по масштабам с национальной катастрофой. Теперь медики бьют тревогу уже не по поводу «пивных животов» и «пивного сердца». Их тревожит физическое и умственное вырождение подсевшей на пиво нации: снижение потенции и выработка женских гормонов у мужчин, риск развития рака груди у женщин, ослабление интеллекта, развитие психопатических состояний.

Социологи трубят о социальной деградации пивоманов; Патриарх Алексий II назвал «явление» отроковиц, пьющих на улицах пиво «из горла», нравственным разложением общества; правоохранительные органы говорят о криминальном «разложении» юных алкоголиков. Трое малолеток, приняв по «паре пива», забили ногами прохожего; двое молокососов зарезали сотрудника ФСБ, отказавшегося добавить им «на пиво»; Светлана С. упилась до такой степени, что, ударив шестилетнюю дочь ножом, наблюдала, «как из человека вытекает кровь». О бесчинствах футбольных болельщиков, которые, по признанию самих «пивных» рекламодателей, составляют основу «целевой аудитории пива», говорить не приходится: избившие адыгейского певца Заура Тутова фанаты перед нападением «усидели» две коробки пива!

Первыми в Москве всполошились депутаты Мосгордумы. В конце 2003-го они приняли в первом чтении законопроект «О лицензировании розничной продажи алкогольной продукции и пива в г. Москве». Пиву отводилось место в ряду алкогольных напитков, что автоматически пресекало его «распитие» в общественных местах. Но Госдума оставила за пивом статус… прохладительного напитка.

Думцев не отрезвили даже данные о том, что в поллитре «прохлады» крепостью 5% бултыхается больше 20 г чистого алкоголя (эквивалент 60 миллилитров водки), точнее – сивушного: пивной алкоголь менее качественный, чем водочный. О дальнейшей антипивной законотворческой деятельности обитателей политического Олимпа можно говорить хорошо или… никак: даже те «антипивные» законы и поправки, которые все-таки были приняты, к радикальным изменениям на пивном фронте не привели. И, если рассудить на трезвую голову, привести не могли.

Три года, с 2001-го до января 2004-го, тянули с рассмотрением внесенного законодателями Омской области законопроекта о запрете пить пиво в общественных местах. В октябре 2004-го принятый наконец закон, запрещающий продажу пива в мед- и образовательных учреждениях и несовершеннолетним, а также его распитие на улицах, отклонил Совет Федерации: у нас-де, в отличие от Запада, мало пивных, и цены там кусаются, где же трудящемуся человеку пивка попить? Не в подворотне же!

Для выработки пути спасения нации создали согласительную комиссию, наметившую, отдадим ей должное, весьма суровый путь: пиво, даже безалкогольное, запретили продавать в школах, больницах и на прилегающих территориях и пить на улицах и в общественном транспорте. На сей раз проект закона завернул президент, рекомендовавший запретить торговлю пивом непосредственно в школах, больницах и общественном транспорте, а «прилегающие территории» и безалкогольное пиво не трогать. К Путину прислушались: торговать пивом в дошкольных учреждениях закон запрещал, пить на улицах – нет.

В январе 2006-го вступили в силу поправки к Кодексу об административных правонарушениях: штрафы за продажу и распитие пива в неположенных местах (улицы к ним по-прежнему не относятся) и вовлечение в пьянство несовершеннолетних выросли втрое. В мае 2007-го ГД обсуждает поддержанный 55 субъектами федерации законопроект, под угрозой штрафа в 1000 рублей запрещающий пить пиво на улицах даже взрослым. Депутаты, видать, были не в курсе, что, несмотря на действовавший к тому времени уже три года запрет, несовершеннолетние как пили, так и пьют на улицах, и их примеру, вне всяких сомнений, последуют и взрослые, что, собственно, и произошло.

В результате бурной «антипивной» законодательной деятельности к марту 2009-го ситуация стала настолько катастрофической, что это вынуждены были признать пивовары и депутаты, выразившие на совместной пресс-конференции решимость «перейти от слов к делу» и принять закон, обязывающий продавцов выяснять возраст покупателя, прежде чем продать ему пиво. И опять «поздравляю вас, гражданин соврамши»! Запрет продавать пиво несовершеннолетним тоже уже действует и тоже три года. Но депутаты продолжают держать хорошую мину: мол, закон есть, а желания его соблюдать у продавцов нет.

Правда, в КоАП на всякий случай вносятся очередные поправки, увеличивающие до 5000 рублей штраф за уличное распитие… алкогольных напитков. Помилуйте, да и «напитки» уже четыре года как запрещено пить на улице! И если их там пьют по-прежнему, за что, спрашивается, десять лет бьются народные избранники? За реальное оздоровление нации или за мифологическое законотворчество с Гераклами, на раз-два вычищающими загаженные конюшни, и Лаокоонами, с помощью всего-то двоих сыновей одолевающими сами понимаете какого змия?

Спору нет, среди антипивных «инициатив» есть важные и нужные, есть даже в прямом смысле душеспасительные (о наказании совратителей малолеток) и спасающие (о распитии в общественном, по большей части переполненном и душном, транспорте). Только кто должен спасать души и тела? «Вопрос исполнения законов – это проблема правоохранительных органов», — отбояриваются депутаты.

Теоретически так. А по жизни? В ноябре 2005-го, после принятия поправок к КоАП, резко поднявших штрафы за «пиво в неположенных местах», спикер ГД Борис Грызлов рапортовал: «теперь «правоохранительные органы получат реальную возможность пресекать злоупотребления». Между тем реальные возможности пусть не штрафовать, но пресекать действия, нарушающие закон, у милиции были и до «поправок». Другое дело, что у милиции от куда более серьезных – говорю без иронии – преступлений голова идет кругом и ноги к концу рабочего дня не идут.

Так неужто глава МВД, пусть бывший, всерьез полагает, что усталые, но довольные возложенными на них дополнительными обязанностями бойцы ринутся патрулировать дворы и «общественные» пригородные электрички? Да в электричках как пили последние лет десять, так и пьют, закусывая вонючими «сушеными кальмарами» и «отливая» в тамбурах. Глушат и «отливают» в детских песочницах, в скверах, у станций метро. Даже наши малосамокритичные пивовары признают, что 30% продаваемого в нашей стране пива выпивается «на месте», то есть у ларька или в ближайшем дворе. А поскольку у каждой московской песочницы стража не поставишь, а для сопровождения всех пригородных электропоездов не хватит штата столичного ГУВД, очередной закон, наделяющий милицию реальными полномочиями, постигла, в сущности, та же участь, что и мнение 55 субъектов Федерации: штрафы и полномочия растут, злоупотреблений меньше не становится.

Опасность правоприменительного хаоса не только в том, что нарушители, ускользая от установленных законом санкций, и блюстители закона, позволяющие ускользать, оставляют у всех на виду шагреневую кожу вырождающегося института права. Если малые дети, ежедневно наблюдающие уличные пьяные сборища, еще только присматриваются к ставшему нормой разгульному образу жизни, то пенсионеры и мамы с детьми, придя в сквер или выйдя во двор наутро после очередного громко «выстрелившего» в теленовостях закона, осознают, что палили-то опять вхолостую. А отчаяние, как говорил хитрюга-дипломат Талейран, там, где были иллюзии. В очередной раз лишенные иллюзий граждане пытаются вразумлять нарушителей: вы разве не знаете, что распивать в общественных местах, тем более подросткам, ТЕПЕРЬ запрещено? Хорошо, если «резонера» обматерят, а могут и щелбана, деликатно говоря, дать, особенно в вечернем парке и поздней электричке.

Прежде чем гнать очередную очистительную волну, законодателям стоило бы поинтересоваться, к какому берегу прибивает их бумажные кораблики? Пройтись по московским улицам, где пиво, типа, не пьют ни, образно говоря, салаги, ни матросня. Проехать в метро по «кольцу», кишащему законопослушными «пиратами», прокатиться в клинской или орехо-зуевской электричке, затаренной пивом и чешуйчатой закусью… У небожителей, ясное дело, нет желания ездить в зас…нном транспорте и гулять по улицам, где «окриками пьяными» правит тлетворный мочевинный дух. Ну а к палатке уличной подойти в состоянии?

Вот и подойдите, и пристыдите продавщицу, продающую пиво малолеткам. Только особо «выступать» не советую: привыкшие за многие годы к БЕЗНАКАЗАННОСТИ хозяин палатки, а то и сами малолетки могут отбить охоту к законотворчеству, а милицию не дозоветесь. Так что если и московская палатка депутатам не по зубам, пусть съездят в Прагу. В когда-то братской столице пиво «из горла» на улице пьют среди женщин одни проститутки, а мужчины остерегаются, ну может, опять же, кроме альфонсов.

Не пьют пиво на улице и в столице знаменитой пивной державы – ирландском Дублине. Девятнадцатилетнюю дочь президента Джорджа Буша Дженну полиция, не моргнув глазом, оштрафовала за употребление пива в ночном клубе: тамошний закон разрешает даже в УСТАНОВЛЕННЫХ местах пить спиртное (!) только с 21 года. А покусись американская принцесса на уличное распитие – никакой папа не поможет, загремела бы в каталажку. Да что Ирландия с Америкой! В Барнауле (и во всем Алтайском крае) милиция принимает, по оценкам жителей, ВСЕ законные меры, чтобы пиво продавали только там, где разрешено законом, и пили только там, где закон не запрещает.

Еще более близкий к Москве Совет депутатов Ногинского района в 2004 г. разрешил торговать пивом вне помещений магазинов только в розлив и только в местах, приспособленных для «культурного пития»: с шатрами, столами и стульями, организованным сбором и вывозом мусора. Почему же в Москве не работают ни федеральные, ни местные законы? Почему у станций метро, у вокзалов и на вокзалах, в скверах, вблизи памятников буквально понатыканы пивные палатки? Почему пивососы безбоязненно садятся на спинки скамеек и водружают башмаки на сиденья? Почему безнаказанно бросают в московские фонтаны пивные бутылки и банки, льют в фонтаны пиво и туда же «отливают»?

Положить конец пивному вандализму и правоприменительному хаосу может только СИСТЕМА мер. Для начала нужно вменить в обязанность городской и транспортной милиции РЕАЛЬНУЮ зачистку улиц и общественного транспорта от пивопития и связанных с ним зловонных последствий. Усилить милицейские наряды могли бы «гераклы» из возрождающихся народных дружин и школ милиции. Несколько рейдов в день, тем более по вечерам, в течение нескольких месяцев – и алкаши, привыкшие расслабляться в автобусах и электричках, начнут пить с оглядкой, то есть без всякого удовольствия. Рейды по улицам и дворам обломают кайф любителям «пивка для рывка» на свежем воздухе. Однако сработают эти меры лишь при условии применения солидных штрафных санкций по закону, а не по «договоренности» между нарушителем и блюстителем. И тут слово за «собственной безопасностью» ГУВД и МВД, имеющими возможности для оперативной разработки своих кадров.

В качестве «усиления» правоохранительных органов давно назрела необходимость запрета на торговлю пивом в «режимной» зоне (100 — 150 метров) авто- и железнодорожных вокзалов, ближе чем в 100 метрах от остановок общественного транспорта и станций метро. А вето на распитие в зонах отдыха (парки, скверы) должно быть подкреплено принятием волевого решения о сносе пивных ларьков, установленных вблизи входов и выходов. Затянувшаяся игра законодателей в поддавки как с производителями, так и со «злостными» потребителями пива не просто лишает добропорядочных граждан веры в народность народных избранников, в закон и вообще разумность права. Нацию вольно или невольно, словом и делом лишают права руководствоваться здравым смыслом и требовать того же от властей.

Татьяна Гармизе, Московская правда

Читайте также: