Крым: наркодилеры или ОБНОН — кто кого?

За время существования крымского ОБНОНа по результатам его расследований было возбуждено более 40 тысяч уголовных дел. К уголовной ответственности привлечены около шести тысяч наркосбытчиков. Из незаконного оборота изъяты более восьми тонн наркотических средств. Но мертв ли «спрут»? 

Автор: ДМИТРИЙ ФЕДОРОВ, Первая Крымская

В конце октября 1993 года в структуре МВД Украины впервые были созданы отделы и управления по борьбе с незаконным оборотом наркотиков (ОБНОН). В Крыму первое такое подразделение появилось ровно через год. Необходимость создания на полуострове подобной милицейской службы на тот момент действительно назрела.

За время существования крымского ОБНОНа по результатам его расследований было возбуждено более 40 тысяч уголовных дел. К уголовной ответственности привлечены около шести тысяч наркосбытчиков. Из незаконного оборота изъяты более восьми тонн наркотических средств. Эти цифры красноречиво свидетельствуют о том, с каким масштабом наркобизнеса и наркомании пришлось столкнуться крымскому ОБНОНу.

Старт на развалинах

А ведь еще лет 30 — 35 назад большинство крымчан понятия не имели, что такое наркобизнес и наркомания. Хотя в милицейских анналах есть информация об употреблении внутривенных наркотиков, в основном опия, и в 70-е, и в 60-е, и даже в 50-е годы. Но в современном понимании наркобизнеса в Крыму как такового тогда не было.

Система доставки, сбыта и употребления выглядела примерно так. Несколько наркоманов скидывались и отправляли курьера в Западную Украину за маком. Там в 60 — 70-е годы стакан можно было купить за 2 рубля, у нас уже он мог стоить 5. Привезенное маковое сырье, как правило, не продавалось, а распределялось между вкладчиками. Торговля была, скорее, исключением, чем правилом. Каждый получатель сырья сам же и готовил себе «ширево». Если наркомания и распространялась тогда по криминальным каналам, то в основном среди ранее судимых.

В 60 — 70-е годы среди этого криминально-наркоманского контингента имелись авторитетные личности, так сказать, прообразы будущих крымских наркобаронов. К примеру, закоренелый наркоторговец Исаак Соломонович Гольштейн, кличка Изот, или не менее известный наркопредприниматель по кличке Виля.

В 80-е годы число наркоманов заметно увеличилось. Причем это были уже не только и не столько криминальные элементы, сколько представители практически всех слоев населения. Пагубным увлечением страдали даже дети некоторых партийных боссов полуострова. Молодежь тогда начала активно баловаться «дурью-махоркой», то есть курением конопли, а криминальные авторитеты сидели на кокаине.

Коренной перелом пришелся на рубеж 80 — 90-х годов. Развал некогда могущественной страны, бардак в экономике и социальной сфере, неопределенность будущего и потеря жизненных ориентиров привели к тому, что многим нужно было забыться. Наркотики использовались как возможность уйти от реальности. В те годы, по полуофициальным данным, количество наркоманов увеличилось в 6 — 7 раз, а по неофициальным, в десятки. Эту тенденцию учуяли предприимчивые наркоманы. Именно из их среды вышли первые наркоторговцы.

Период конца 80-х — начала 90-х стал стартовым для наркобизнеса. Государство, точнее, государственные мужи этот процесс проморгали. Собственно, и не до этого им тогда было: шел повальный дерибан госимущества, раскручивался маховик первоначального накопления капитала, рождались первые ОПГ. В тот период преступления, связанные с наркотиками, приравнивались чуть ли не к мелкому хулиганству, а их документирование было делом достаточно сложным.

От опия к героину

В общем, когда в 1994 году в Крыму появился ОБНОН, на полуострове наркобизнес, особенно опийный, уже развил бурную деятельность. Создание ОБНОНа на ситуацию повлияло мало — законодательная база оставалась старой. Прорыв в борьбе с наркобизнесом произошел только в 1995 году, когда был принят пакет необходимых законов, в том числе урегулирована такая процедура, как оперативная закупка наркотиков.

К тому времени опийные барыги, проще говоря, торговцы маковой соломкой, уже получали большие прибыли. Такие широко известные в узких кругах опийные наркодельцы, как Федя Цыган, бабушка Матрена, Людка Рычиха, Лиля Лупатая, развернулись вовсю. Федя, к примеру, разработал эксклюзивную схему поставок товара «верблюдами», то есть курьерами. Рычиха, кроме опия, начала внедрять в Крыму еще и «джеф», приготовляемый из обычных медицинских препаратов. Лупатая первая из наркодельцов ушла под «крышу» ОПГ, точнее, криминального авторитета Иванова.

И все же серьезные крымские ОПГ наркотиками интересовались слабо. Если бандиты и «крышевали» опийных барыг, то занималась этим в основном шушера. Другое дело героин. Его в Крыму в середине 90-х годов было мало, и везли «геру» в основном из Средней Азии. Бандиты взяли под контроль героиновый бизнес, но он предназначался в основном для своих — состоятельных клиентов, поскольку героин стоил очень дорого по сравнению с опием. Один грамм «геры» тянул на 100 долларов, та же доза опия была дешевле в 10 — 15 раз. По слухам, от ОПГ «Сейлем» героиновый бизнес курировал небезызвестный авторитет Кореец.

В середине 90-х вовсю «шумела» Нахаловка — небольшой район в Евпатории, который был своего рода оптовым рынком маковой соломки. А ее в Нахаловку везли в больших объемах из Западной Украины. Но когда ОБНОН получил соответствующие полномочия, началось мощное наступление на опийный бизнес. Наркотики изымались уже крупными партиями, а многие барыги и реализаторы оказались за решеткой.

Стало просто опасно везти в Крым объемные партии соломки. И тогда наркодельцы начали изобретать ноу-хау.

Реалии XXI века

Примерно с 1998 года опийные барыги повсеместно перешли с соломки на так называемые чеки (пластилин экстракционного опия). Чеки — это кусочки пластита размером с три спичечные головки, завернутые в целлофан. Их легко приготовить за 15 минут (соломка готовится 1,5 часа), спрятать и сбыть. С появлением чеков наркотическая аудитория значительно расширилась. На них «сидело» практически все криминальное дно.

Примерно с конца прошлого века в Крыму появился собственный, хоть и плохо обработанный, героин. Лаборатории по производству «геры», к примеру, были созданы в поселке Октябрьское. Но ОБНОН быстро ликвидировал это производство.

Правоохранители всерьез придавили опийных торговцев и потребителей, и чеки стали стремительно дорожать. Если еще несколько лет назад один чек можно было купить за 30 гривен, то сейчас его цена подскочила до 120, а то и 150 гривен. Ухудшилось и качество чеков, нередко их просто подделывают. Малоимущие наркоманы постепенно стали переходить с чеков на такой внутривенный наркотик, как первентин (винт), стоимостью всего 20 гривен за «кубик». Его готовят из компонентов, которые практически свободно продаются в аптеках.

Пошла в ход еще одна сравнительно дешевая напасть — трамадол. Полгода назад пачку трамадола можно было купить в аптеках по рецепту за 10 гривен, без рецепта за 40. Но после запрета на его продажу и активных действий ОБНОНа трамадол из наркотического оборота исчез. Хотя недавно были отмечены попытки ввести его в оборот, но уже по цене 150 гривен за пачку, а это не по карману многим наркоманам. Некоторые из них вместо трамадола стали глотать в большом количестве таблетки от головной боли, но с меньшим успехом.

Клубный досуг золотой молодежи

В начале XXI века в городах Крыма стали массово открываться увеселительные заведения, прежде всего ночные клубы и элитные дискотеки. В этих заведениях и как веяние моды, и как стимуляторы стали появляться дорогие синтетические наркотики, такие как амфетамин и экстази.

Амфетамин в последние годы ушедшего столетия вполне легально производился в Голландии и на наш рынок фактически не поступал. Но когда после балканских войн в Нидерланды хлынули беженцы из бывшей Югославии, они перестреляли голландских амфетаминовых дельцов и подмяли этот бизнес под себя. После этого амфетамин хлынул на постсоветское пространство. Затем из Европы стал поступать и экстази.

Есть еще восточный путь синтетики из российских подпольных лабораторий. Его появление некоторые связывают с первыми фестивалями «Казантип» на Азовском море. Поговаривают, что этот бизнес в свое время курировал ныне порядочный депутат, а в прошлом порядочный бандит и руководитель регионального филиала ОПГ «Башмаки».

Поставками синтетики с Запада сейчас в основном занимаются наши бывшие соотечественники, а ныне граждане Германии, Польши и прибалтийских стран. Этот бизнес приносит колоссальные доходы. В Германии таблетка амфетамина стоит евро, а в ночных клубах Симферополя 150 — 200 гривен и выше. Таблетку экстази в Европе можно приобрести за 50 евроцентов, в Симферополе и Ялте продать за 150 гривен и более. Причем дорожает синтетика с каждым пройденным по Украине километром. К примеру, в Тернополе таблетка синтетических наркотиков стоит в розницу всего 50 гривен.

В дорогих увеселительных заведениях Крыма гуляет и кокаин. А в последнее время появился еще один специфический наркотик — гидропоник. Это прессованная марихуана, спрыснутая героином или кокаином. Стоимость грамма этого стимулятора стартует от 150 гривен.

Нередко, чтобы публика скакала в элитном клубе всю ночь, синтетику завозят и сами гастролирующие ди-джеи. При этом цена на нее вырастает во время так называемых афферпатти. Афферпати — это утреннее время после вечеринки, когда клиенты уже истратили много сил и требуют новой дозы «горючего». Наркодельцы в это время продают синтетику в два, а то и в три раза дороже.

Бороться с распространением синтетических наркотиков в элитных ночных клубах сложно — это закрытые частные заведения. Администрация, как правило, в курсе происходящего, но закрывает на все глаза, чтобы не потерять клиентов. Как распространители, так и в особенности потребители синтетики — дети достаточно влиятельных и богатых родителей. А среди распространителей, как ни странно, примерно 70% юные леди.

Оперативникам, чтобы только попасть в заведение и оценить обстановку, нужно заплатить за вход приличные деньги и сделать хороший заказ, дабы не привлекать ненужное внимание. Никакой зарплаты на это не хватит. И все же правоохранителям удается противостоять распространению в Крыму наркотиков, включая и синтетические. За время существования крымского ОБНОНа были перекрыты 200 межрегиональных и 60 международных каналов поставки зелья в автономию. По большинству из международных каналов текла именно синтетика.
 

Читайте также: