Что в вине кроме истины

Работа криминалиста очень похожа на поиск иголки в стоге сена. При этом совершенно не очевидно, что эта иголка там до сих пор находится. Но если она там когда-то была, современная экспертиза этот факт установит. Криминалист даже сможет определить, из какого металла или сплава была изготовлена та иголка. С поиском черной кошки в темной комнате тоже проблем не возникнет. За последние 100 лет криминалистика проделала путь от лупы до рентгенофлуоресцентного анализатора. Но, как и в прошлом веке, криминалист имеет дело с фальшивыми монетами и отравленным вином. 

Экспертно-криминалистическая служба МВД России, отмечающая в этом году свой 90-летний юбилей, началась с Кабинета судебной экспертизы, учрежденного в 1919 году. На сегодняшний день в экспертной службе работают 16 тыс. специалистов, выполняющих ежегодно более 2,5 млн. экспертиз по 47 специальностям. Как рассказал в беседе с корреспондентом   заместитель начальника Экспертно-криминалистического центра (ЭКЦ) МВД России Андрей Семенов, специалисты центра проводят наиболее сложные исследования, требующие применения уникальной аппаратуры и новых методик исследования вещественных доказательств.

Ежегодно в ЭКЦ выполняется более 2 тыс. таких экспертиз. Большинство из них по заказу Следственного комитета и Генеральной прокуратуры. В частности, центр проводил экспертизы по делу об убийстве журналистки Анны Политковской. По словам Семенова, за последние годы центр оснастили современным оборудованием, позволяющим проводить сложнейшие экспертизы с большой точностью.

Десять тысяч таблеток для Золушек

Наиболее распространенными экспертизами по-прежнему остаются физико-химические исследования наркотических средств, медицинских препаратов, драгметаллов, продуктов питания и спиртных напитков. Этим занимается самое крупное подразделение ЭКЦ – отдел экспертиз материалов, веществ и изделий. В его лабораториях также изучают яды, продукты выстрела, волокнистые материалы и многое другое. Всего 13 направлений. По словам начальника отдела Вячеслава Дротьева, его сотрудники имеют дело с объектами, чаще всего встречающимися в качестве улик и вещественных доказательств.

На лабораторном столе разложены коробочки с иероглифами и разноцветные пилюли. «Это китайские препараты для похудения на растительном сырье, – поясняет заместитель начальника отдела Михаил Дроздов. – Есть в виде жидкости, есть в капсулах. Они не входят в реестр лекарственных средств и поступают к нам контрабандой. До этого к нам везли другие средства для похудения, так называемые тайские таблетки. Но позже их включили в список сильнодействующих веществ Госнаркоконтроля, так как они содержали психотропные вещества».

В китайских таблетках и микстурах ничего опасного пока не обнаружено, но исследования еще не закончены. Но даже в случае, если в пилюлях с иероглифами не обнаружат никаких запрещенных ингредиентов, эксперты все равно не советуют их принимать до тех пор, пока препарат не пройдет сертификацию. «Отсутствие запрещенных веществ еще не означает, что эти таблетки не опасны, – продолжает Михаил Дроздов. – Неизвестно, какое побочное действие могут оказать препараты, не прошедшие клинических испытаний».

Исследуя наркотические средства, эксперты определяют не только наличие того или иного запрещенного вещества и его концентрацию. Если, к примеру, у преступников изъято несколько упаковок наркотика, то следствию важно знать, расфасованы они из одной партии или собраны из нескольких. Экспертиза ответит и на такой вопрос. Но процесс этот не быстрый. На полное исследование одного образца уходит 15 дней.

Неудивительно, что некоторые экспертизы тянутся месяцами. В соседней лаборатории корреспонденту «НГ» показали большую картонную коробку, доверху наполненную светло-серыми пластиковыми пакетами с маркировкой «Почта России». В пакетах крупная партия наркотика экстази. Десятки тысяч голубых, желтых и розовых таблеток изъяты в разных городах. Единственное, что объединяет эту партию, – упаковка.

Следователей интересует: один производитель трудился над изготовлением этих пилюль или оптовик получал товар от нескольких? Чтобы это определить, экспертам придется провести не один десяток исследований. Невольно вспоминается Золушка и ее мешки с пшеном и чечевицей.

Новейший прибор масс-спектрометр, которых в системе МВД всего три, позволяет делать высокоточный изотопный анализ для исследования металлов, наркотических веществ и других материалов. С его помощью, к примеру, можно определить, с какого прииска злоумышленник похитил золотой самородок. Именно этот прибор поставил точку в деле об отравлении таллием гражданки США Марины Ковалевской и ее дочери Яны.

Напомним, что Ковалевские прилетели в Москву из Лос-Анджелеса 14 февраля 2007 года, а спустя 10 дней обеих госпитализировали с признаками таллиевого отравления. На фоне скандала с гибелью бывшего сотрудника ФСБ Александра Литвиненко случай с Ковалевскими получил широкую огласку. Американские медики утверждали, что женщины получили отравление в России, но прибор однозначно показал наличие таллия в ногтях американок, из чего следовал вывод, что женщины приняли яд примерно за месяц до приезда в Москву.

В другой лаборатории эксперт предложила корреспонденту «НГ» узнать, из какого металла сделано его кольцо, купленное, кстати, с рук где-то на Ближнем Востоке. Ювелирное изделие поместили в рентгенофлуоресцентный анализатор, и уже через минуту выяснилось, что кольцо изготовлено из высокопробного серебра с незначительной примесью меди. Восточный базар не без честных людей… По словам экспертов, этот прибор способен определить наличие ртути в воде в концентрации одно ведро на озеро Байкал.

На лицо красивые, страшные внутри

Особое место занимают исследования продуктов питания и спиртных напитков. Если бы не приборы, то лаборатория, где проходят экспертизы, больше походила бы на музей ликероводочного предприятия. Широкая полка вдоль стены сплошь уставлена бутылками. Среди хорошо знакомых этикеток попадаются совершенно неизвестные.

«Исследование спиртосодержащей продукции мы проводим, чтобы определить вид спирта, из которого изготовлен напиток, завод-изготовитель, соответствие наименованию и заявленному составу ингредиентов, – пояснила главный эксперт отдела Маргарита Чибисова. – В случае с пищевыми продуктами чаще всего требуется установить соответствие продукта требованиям стандарта и технологии производства, а также определить наличие вредных веществ. Очень часто следствие просит определить факт и способ фальсификации».

По словам Маргариты Чибисовой, ушли времена, когда бутлегеры делали французский коньяк из того, что под руку попадется. Сейчас уже нет смысла разводить технический спирт, так как без труда можно найти нормальный ректификованный и даже коньячный. Развел водой до нужной крепости, добавил немного красителя, ароматизатор – и коньяк готов. Но, как и в прежние времена, преступники стараются подделывать продукцию известных производителей или ту, что в данный момент активно рекламируется. При этом сходство с оригиналом, как правило, ограничивается только этикеткой. Часто под маркой дорогих вин продают более дешевые, а для придания напитку мягкости в него добавляют сахар.

«Ценность дорогого коньяка в его выдержке, – продолжает наш собеседник. – Но если вместо 20-летнего коньяка в бутылку налили невыдержанный спирт с красителем, то никто от такого напитка не умрет, но и удовольствия не получит». Главный эксперт вспомнила случай, когда на экспертизу поступили красивейшие бутылки. От донца до горлышка они были покрыты фактурной отделкой из лакированного папье-маше.

Судя по этикетке, в бутылках должен был быть выдержанный и, видимо, дорогой коньяк. На самом же деле там оказался обычный спирт с добавлением красителя и ароматизаторов. Даже бутылки, как оказалось, отличались по форме и цвету. Папье-маше использовали лишь затем, чтобы замаскировать явные признаки подделки. Эта ситуация еще раз доказывает старую истину: яркая этикетка и красивая бутылка – повод задуматься о качестве напитка.

Из продуктов питания на исследование чаще всего приходят масло-жировая продукция, кондитерские изделия, мясные и рыбные продукты. В большинстве случаев эксперты выявляют замену дорогих ингредиентов на дешевые. В колбасы кладут субпродукты вместо мяса, или экономят на мясе, компенсируя его недостаток жиром. В сливочное масло добавляют воду и загустители. Бывают случаи, когда в кондитерские изделия добавляют красители, запрещенные к использованию в пищевой промышленности.

Не каждый покупатель способен отличить икру нерки и кеты от икры горбуши, и преступники активно этим пользуются. Икра горбуша стоит намного дешевле, но именно ее чаще всего пытаются продать под видом икры более ценных пород. Эксперты без труда определяют видовую принадлежность, а покупателям приходится полагаться на совесть производителя и ответственность продавца.

«Независимая газета»

Читайте также: