Мировой кризис завершается там же, где начался – в Америке

Америка нашла своего героя. Выдвигая Бена Бернанке руководителем Федеральной резервной системы на второй срок, президент Обама назвал более чем вескую причину: его усилия помогли «удержать экономику от свободного падения». Достижение посильнее, чем у Арнольда Шварценеггера, который сегодня торгует автографами, чтобы хоть как-то справиться с бюджетным дефицитом Калифорнии в $25 млрд. 

Если посмотреть на индекс Dow Jones и нефтяные цены, то кризису остался месяц: показатели вернулись к своему положению в октябре прошлого года, а обвальное падение началось в сентябре, когда обанкротился Lehman Brothers. Конечно, восстановление таким же быстрым не будет, но поводов для оптимизма все больше и больше. В начале августа Япония, Германия и Франция объявили о завершении рецессии — после всего трех месяцев подъема, хотя экономисты советуют подождать хотя бы полгода, а потом уже делать выводы. Поторопились.

Но хоть три месяца, хоть полгода — рост в Европе и Азии не будет устойчивым, пока его не поддержит крупнейшая экономика мира. И это вполне реально. Все гуру — от легендарного спекулянта Джорджа Сороса до бывшего главы ФРС Алана Гринспена — пророчат возобновление роста в Америке осенью, в крайнем случае к концу года. «Восстановление в США и Европе близко, если уже не началось», — утверждает главный экономист Standard & Poor’s Дэвид Уисс. Свежий прогноз Белого дома, опубликованный на прошлой неделе: после 2,8% падения в этом году в следующем американская экономика уже вырастет на 2%.

Похоже, худшее действительно позади. Преодолеть кризис помогли три лекарства: щедрость правительств в США и Европе, которые вбросили в свои экономики миллиарды долларов и евро, жесткость китайских чиновников, удержавших страну от спада, и гибкость компаний и потребителей в развитых странах — они сумели приспособиться к жизни в условиях кризиса.

ДЕНЬГИ ЗА ДРАНДУЛЕТ

Уисса радует положение дел на американском рынке недвижимости. Именно с него два года назад начался мировой экономический кризис. Еще недавно американские банки торопились за бесценок избавиться от ненужного жилья, которое досталось им от разорившихся ипотечных заемщиков. Но во втором квартале появился спрос, и впервые с 2006 года цены выросли — почти на 3%. Количество проданных домов тоже растет, в июле сразу на 9,6%.

График на осень

Потребительский спрос формирует 70% американского ВВП. И вот люди стали приходить в себя. Им уже нужны не только дома, но и мебель, техника, автомобили. И они начинают покупать. Об этом говорит рост продаж товаров длительного пользования, прежде всего машин — почти на 5% в июле.

Скептики указывают, что это искусственное оживление. Действительно, рынок жилья разогревает государство. По «плану Обамы» тем, кто хочет впервые купить дом, возвращают из уплаченных налогов до $8000. Это не так мало. Если учесть, что жильелюди в основном покупают в кредит, это может составлять до 10% от первого взноса. На автомобили быстро растет спрос из-за программы «Деньги за драндулет». В обмен на любую развалину государство дает скидку до $4000 при покупке новой машины. На прошлой неделе Министерство торговли США отчиталось, что уже 700 000 человек воспользовались этой программой. Но $3 млрд, отпущенные из казны, закончились, и программу закрыли. Льготы на покупку жилья тоже скоро отменят, они действуют только до зимы.

Это не значит, что потребление тут же рухнет. Во-первых, государство может принять новые программы помощи. А кроме того, уже не статистика, а прогнозы и опросы показывают: американцы поверили, что дела идут на поправку. Индекс потребительского доверия, рассчитываемый исследовательской организациейConference Board, в августе подскочил с 47 до 54 пунктов. Уже больше половины американцев считают, что с их экономикой все будет хорошо.

Экономические показатели растут

Да и сейчас покупателей подталкивают не только подарки от Белого дома: растут, например, продажи компьютеров, хотя государство не стимулирует этот сектор. В Европе налоговые стимулы применялись гораздо меньше, а восстанавливается она даже быстрее, чем США, указывает Дэвид Уисс. «Ситуация в США улучшается еще и потому, что американская экономика приспособилась к новым условиям», — резюмирует главный экономист российского Deutsche Bank Ярослав Лисоволик.

ПОМОЩЬ С ВОСТОКА

Есть еще одна причина полагать, что вектор сменился. Последние недели экономические показатели США регулярно оказываются лучше, чем прогнозируют эксперты. Год назад была обратная картина: рынки рушились быстрее любых прогнозов. Кризис научил осторожности — предполагай худшее, скорее угадаешь. Но сейчас это правило работает все реже.

Экономист Лисоволик указывает на еще один фактор, удерживающий Америку от спада, — это успех антикризисного плана китайских властей. Пекин близок к цели, которую еще в начале года наблюдатели считали недостижимой, — добиться роста в 8% ВВП по итогам года. Из-за кризиса в мире упал спрос на китайские товары, и Китай потратил $586 млрд на стимулирование внутреннего спроса. Деньги пустили через госбанки, и Китай стал единственной страной, где объем кредитования предприятий в связи с кризисом вырос, а не упал. Этот денежный поток оказался столь мощным, что теперь китайский Минфин думает, как спастись от инфляции, но экономика пошла вверх.

Для американцев рост в Китае — важнейший фактор: Америка не только покупает в Китае гигантские объемы товаров (все, что made in China), но и Китай покупает у Америки товаров на десятки миллиардов долларов. И американцам важно, чтобы в Китае был спрос. Кроме того, многие американские компании разместили в Китае производство, и их капитализация напрямую связана с состоянием китайской экономики.

Но чтобы рост в США стал действительно устойчивым, его надо финансировать — давать кредиты компаниям и потребителям. С этим справится только банковская система, а здоровье у нее пока неважное. С начала года обанкротился уже 81 банк — в прошлом году таких было всего 25. Как сообщила на прошлой неделе Федеральная корпорация по страхованию депозитов (FDIC), еще 416 банков она считает проблемными — у них растет доля просроченных кредитов. Но у главы FDIC Шейлы Бэйр нашлась и хорошая новость: темпы роста просрочки замедляются. А ФРС готова давать банкам столько денег, сколько понадобится, добавляет ректор Российской экономической школыСергей Гуриев, и это значит, что американская банковская система будет спасена.

ЦЕНА ВЫХОДА

Кризис закончился, но важно, как и с какой скоростью будет выходить из него американская экономика, а вслед за ней — мировая. Перед номинированным на второй срок Беном Бернанке и его коллегами стоят задачи без готовых ответов. Налоговые стимулы и помощь банкам оплачиваются за счет печатного станка: по прогнозу Белого дома, с 2010 по 2019 год суммарный дефицит бюджета достигнет фантастических $9 трлн.

«Если выброс углекислого газа приводит к потеплению и таянию ледников, то и печатание долларов приведет к инфляции», — язвительно заметил инвестор №1 в мире Уоррен Баффет в недавней статье в Financial Times. Инфляция в США страшна не тем, что доллар потеряет статус мировой валюты — в обозримом будущем альтернативы ему нет, с этим согласны все. Угроза в другом: инфляция приведет к повышению кредитных ставок, а без доступных кредитов экономика подняться не сможет.

Как бороться с бюджетным дефицитом — известно: сокращать расходы и повышать налоги. Но идти по этому пути для США в ближайшие годы опасно, предупреждает известный экономист Нуриэль Рубини. Если государство начнет экономить, то спрос опять-таки не восстановится. Профессор Йельского университета Олег Цывинский добавляет, что, например, повышение налогов на богатых — а такое решение обсуждается в администрации Обамы, — снизит стимул зарабатывать деньги и тоже замедлит рост. Так что нужно найти баланс.

Понятно, что лечить экономику проще, когда она, хоть на пару процентов, но растет, и над принимающими решения чиновниками и финансистами не висит угроза немедленного краха. Обменяться опытом мировые лидеры смогут уже очень скоро. 24–25 сентября в американском Питтсбурге пройдет очередная встреча G20. Предложения по реформе мировой финансовой системы, звучавшие на двух прошлых саммитах, так и остались словами. Например, рынок внебиржевых ценных бумаг, где крутятся ничем не обеспеченные обязательства на десятки триллионов долларов, так и остается непрозрачным — его толком никто не регулирует.

Экономист Дэвид Уисс из Standard & Poor’s от новой «двадцатки» не ждет ничего, «кроме банальностей». «Есть риск, что политики решат — раз экономики восстанавливаются, значит, мы сделали свою работу и можно заняться чем-то другим», — предупреждает он, и, похоже, не зря. В повестку дня саммита уже включен вопрос об изменении климата и иранской ядерной программе. Кризис-то кончился.

Андрей Литвинов, Русский Newsweek

Читайте также: