Узбекистан-2009: «Исламский джихад». Виновник — Киргизия

Последствия вооруженных выступлений неизвестных боевиков мгновенно отразились на отношениях с соседней Киргизией, которую узбекские власти не замедлили обвинить в их косвенной поддержке. Напомню, что первым на нее попытался «перевести стрелки» представитель ханабадского хокимията, уверявший, что взрыв произошел на территории Киргизии. Однако окончательно версия о «киргизском следе» оформилась после заявления узбекской Генпрокуратуры о том, что «по предварительным данным, группа бандитов проникла на территорию Андижанской области из соседнего Кыргызстана». 

В этой связи невозможно избавиться от ощущения легкого дежа-вю. В 2005 году руководство Узбекистана тоже громко обвиняло Киргизию в том, что она развела на своей территории базы для подготовки боевиков-«акромистов», которых будто бы там натаскивал некий чеченец Мамед. Киргизы все отрицали, а через некоторое время версия о базах боевиков и о таинственном чеченце ввиду полного отсутствия фактов тихо и бесследно рассосалась, так что сегодня о ней в Узбекистане больше никто не вспоминает.

Так вот, официальный Бишкек немедленно опроверг заявление узбекской Генпрокуратуры. «Информация о том, что эти лица пересекли границу с территории Киргизии — это неправильно, это абсолютно неверно», — заявил заместитель председателя Погранслужбы Киргизии Чолпонбек Турусбеков ИА «24.kg» 27 мая. «Официально заявлять о том, что не соответствует действительности, тем более устами официальной власти, тем более такого органа, как Генеральная прокуратура страны, — это вызывает недоумение», — сказал он. «Это дезинформация», — присовокупил Турусбеков.

В свою очередь председатель Пограничной службы Киргизии генерал-лейтенант Токон Мамытов сообщил, что Погранслужба не располагает информацией о проникновении боевиков с территории Киргизии. «Но если узбекская сторона представит нам данные, мы приложим все усилия со своей стороны для расследования дела», — сказал он 27 мая в интервью агентству «АКИpress». (Как уже говорилось, позже стало известно, что одного из взорвавшихся узбекские власти считают гражданином Киргизии. Но официально это еще не подтверждено, к тому же он мог въехать в Узбекистан совершенно легально и задолго до этих событий).

Опровержения представителей Погранслужбы Киргизии, бесцеремонно назвавших заявление Генеральной прокуратуры Узбекистана дезинформацией, вызвали ярость официального Ташкента. Не отвечая на письменные уведомления и предложения киргизской стороны провести встречи и переговоры, узбекские власти развернули яростную антикиргизскую кампанию на подконтрольном им сайте Press-uz.info (статьи с которого по разнарядке спускались в местную прессу для обязательной перепечатки), тут же обвинившим Киргизию не только в потворстве, но и в предумышленном пособничестве террористам.

Контрабандисты на узбекско-киргизской границе. Фото У.Бабакулова, 2008 г.
Контрабандисты на узбекско-киргизской границе. Фото У.Бабакулова, 2008 г.

Так, 3 июня, укрывшийся за псевдонимом автор сайта (они пишут только под псевдонимами) в статье «Кто вчера соврал, тому и завтра не поверят» выразил огромное возмущение словами замглавы Погранслужбы Киргизии Турусбекова, посмевшего не согласиться с тем, что боевики пришли из Киргизии. «В желании расставить все точки над «i» и вывести на чистую воду настоящего лжеца я провел элементарный обзор публикаций в интернете на вышеобозначенную тематику», — многозначительно сообщил автор.

Затем он процитировал ряд информагентств, писавших о майских событиях, и указал на то, что все они ссылаются на «собственные источники». «Так откуда «собственные источники» указанных сайтов в Кыргызстане (очевидно, что эти источники среди кыргызских силовиков) владели той информацией, которую немедленно публиковали в Интернете?» — задался он вопросом. И сам же на него ответил: «Вывод напрашивается один – да знали, как минимум, кыргызы о том, что должно было произойти в Андижанской области и, не выдержав зуда, организовали слив информации в электронные СМИ. …Все это достаточно серьезно подсказывает об их вероятном участии (пусть даже и косвенном) в преступлении».

В другой статье Press-uz.info от 4 июня — «Горячие кыргызские парни», умерьте свой пыл!» — автор утверждает, что о чем бы там ни кричали горячие головы в киргизском парламенте, укрепление охраны границы не выгодно как жителям приграничья, так и большинству из государственных мужей «кыргызского Олимпа»: «Слабая охрана границы позволяет кыргызам при покровительстве высокопоставленных чиновников завозить из Узбекистана продовольствие, сельхозпродукцию, минеральные удобрения, вывозить в Узбекистан китайские товары, заполонившие рынки Кыргызстана.

…Кроме того, многочисленные родственные связи, наличие анклавных территорий, статус которых до настоящего времени не определен, вынуждает жителей приграничья с обеих сторон постоянно пересекать границу, двигаться по сопредельной территории, подвергаясь различным проверкам со стороны правоохранительных и пограничных структур, требующих за свои «услуги» соответствующего «вознаграждения». Таким образом, с границы кормятся большое количество народа и их покровителей, что волей-неволей снижает социальную напряженность в стране», — констатирует он (ого, вот как, оказывается, надо снижать социальную напряженность!).

«Так что, уважаемые «горячие парни» от политики, умерьте свой пыл и не рубите сук, на котором сидите, — заключает автор проправительственного издания. – А с узбекскими братьями следовало бы жить мирно, не надо их пугать, а то напугаются — введут визовый режим, закроют границы, вот тогда дышать станет действительно тяжело».

«Недавний инцидент, произошедший в приграничном Ханабаде Андижанской области, как нельзя лучше демонстрирует абсолютную недееспособность киргизских военных, — сообщает уже другой аналитик Press-uz.info в статье «До каких пор Узбекистану расплачиваться за киргизских военных?» от 4 июня. – Скорее всего, группа бандитов, которая сначала обстреляла милицейский блок-пост в Ханабаде, проникла в Узбекистан с территории Кыргызстана».

Любопытно, не правда ли? Проправительственный сайт уже не отстаивает официальную версию о проникновении боевиков с территории Киргизии, а смягчает тон – «скорее всего». А в подтверждение этой позиции напоминает, что во время баткенской войны и андижанских событий 2005 года в Узбекистан тоже проникали или пытались прорваться вооруженные боевики. Однако на серьезное доказательство это не тянет – если так было тогда, то это совершенно не значит, что так было и теперь.

5 июня Press-uz.info блеснул очередной яркой статьей с запоминающимся заголовком «Какая выгода Кыргызстану от Андижанских событий?». Ее автор окончательно разоблачил происки соседней республики. Отметив, что «26 мая текущего года терроризм снова показал свои клыки, но был вынужден с жалким воем спрятаться в свою «нору», он в который раз обратил внимание читателей на то, что все без исключения сообщения пестрили такими выражениями, как «по данным киргизских источников», «по данным киргизских СМИ», «по сведениям МВД Кыргызстана» и проницательно пояснил: «Тут можно сделать только один вывод: Кыргызстан преднамеренно открыл границы для террористов и знал, что они собираются предпринять.


Фото Алишера Саипова, 2004 г.

Даже тот факт, что после инцидента террористы исчезли в неизвестном направлении, говорит о том, что они ушли «в нору», т.е. на территорию соседней страны». Далее он сообщил, что «официальный Кыргызстан преднамеренно вел информационную войну с Узбекистаном, не только являясь первоисточником данных, но и завышая факты в несколько раз», и, наконец, резюмировал, что грозящую опасность удалось ликвидировать, а «Кыргызстан остался с пустыми руками и утертым носом».

Собственно говоря, если утверждаешь, что соседняя страна причастна к поддержке террористов, то надо подкреплять это хотя бы минимальными доказательствами. Узбекская же сторона никаких доказательств того, что боевики проникли с территории с территории Киргизии, так и не предоставила. Зачем же в таком случае ей понадобилось развязывать антикиргизскую кампанию? Вероятнее всего тут переплелось сразу несколько мотивов: от действительной досады на Киргизию за недостаточную борьбу с экстремистами до стремления, воспользовавшись случаем, наглухо перекрыть границу с этой страной, чтобы укрепить монопольное право правящей «бизнес-группы» на поставки импорта. Сложно сказать, какой из этих мотивов здесь преобладает, однако факт остается фактом – виновной в произошедших событиях была назначена Киргизия.

ВЕЛИКАЯ УЗБЕКСКАЯ СТЕНА

Обострение ситуации в Андижанской области мгновенно сказалось на состоянии открытости границ. По сообщению Радио «Озодлик», закрыв границу с Киргизией, Узбекистан в одностороннем порядке закрыл ее и с Таджикистаном. Киргизия, в свою очередь, тоже на всякий случай закрыла границу с Таджикистаном («два-три бандита»?..).

1 июня Погранслужба Киргизии сообщила, что узбекские власти осуществляют пропуск через госграницу только граждан Узбекистана, являющихся жителями анклавов Сох и Шахимардан, причем на перемещение в глубь территории Ферганской области для них введено ограничение (из чего вытекает, что все они считаются потенциальными террористами). На следующий день, во время встречи представителей пограничных ведомств двух стран, договоренность о возобновлении работы пограничных пунктов пропуска на киргизско-узбекской границе в обычном режиме все же была достигнута.

Но это было только начало конфликта, разворачивающегося вокруг узбекско-киргизской границы. Вскоре после относительной нормализации пограничного режима стало известно о том, что Узбекистан без предварительного согласования с Киргизией начал сооружать вдоль границы бетонные стены, рыть рвы и траншеи. 9 июня радио «Озодлик» сообщило, что Узбекистан отгораживает граничащие с Киргизией части Андижанской области траншеями глубиной и шириной в три метра. По информации радиостанции, рытье траншей в Ханабаде началось после событий 25 мая. Рвы роют при помощи экскаваторов, а работой руководят не пограничники, а представители районной администрации. Источник радиостанции сообщил, что рвами будет окопана вся граничащая с Киргизией линия Андижанской области.


Фото Алишера Саипова, 2004 г.

По сообщению «Голоса Свободы» от 9 июня, во всех приграничных районах Андижанской области на границе с Киргизией создаются рвы шириной примерно 6 метров, а в глубину — около 4-х. По всей видимости, эти рвы должны стать преградой для желающих обойти пограничные пункты в обход. Источники сайта сообщили, что рвы копают и по периметру узбекско-таджикской границы в Ферганской долине. В тот же день Пограничная служба Киргизии подтвердила, что Узбекистан без каких-либо уведомлений и согласований с киргизской стороной стал в одностороннем порядке возводить на государственной границе оградительные сооружения. По данным киргизской Погранслужбы, работы по прокладке траншей ведутся в Андижанской области Узбекистана, в местах, граничащих с Сузакским, Аксыйским и Ноокатским районами Джалал-Абадской и Ошской областей Киргизии.

Киргизские власти с беспокойством отметили, что возведение на границе глухих стен и рытье траншей существенным образом нарушает двусторонние договоренности о границе. «В соответствии с международными документами, пока граница между двумя государствами окончательно не оформлена, ни одна из сторон в одностороннем порядке не имеет права прокладывать траншеи или строить оградительные сооружения», — цитирует представителя Погранслужбы Киргизии Интерфакс.

«Между Кыргызстаном и Узбекистаном есть договорные обязательства и ряд не аннулированных межгосударственных документов, согласно которым до завершения делимитации и демаркации киргизско-узбекской границы ни одна из сторон не имеет права предпринимать какие-то действия, в том числе строительные или оградительные. Мы вынуждены констатировать, что официальный Ташкент нарушает ранее принятые договоренности», — заявила 9 июня Погранслужба Киргизии.


Фото Алишера Саипова, 2004 г.

Следует отметить, что ситуация на киргизско-узбекской границе остается напряженной вот уже много лет. По данным СМИ, в прошлом году здесь произошел 21 инцидент, в этом несколько конфликтов, в том числе со смертельным исходом. Приграничные проблемы между двумя странами усугубляются наличием на киргизско-узбекской границе 58 спорных участков, кроме того, на киргизской территории существуют пять узбекских анклавов. Есть трудности с определением ряда участков линии государственной границы.

10 июня стали поступать подробности. Радио «Озодлик» сообщило, что в Риштанском районе Ферганской области Узбекистана вдоль границы с Киргизией возводятся семиметровые бетонные стены. В беседе с корреспондентом радиостанции один из местных жителей сообщил, что строительство пограничных сооружений началось более месяца назад (то есть, до майских событий в Ханабаде и Андижане). По его словам, на строительстве стен задействованы даже заключенные, которых доставили сюда из колоний.

По сообщению АКИpress от 10 июня, жители приграничных сел Кадамжайского района крайне обеспокоены рытьем траншеи узбекскими пограничниками. Глава сельского округа Марказ Кадамжайского района Баткенской области Абдырасул Маматалиев рассказал агентству, что на участке границы с Ферганским районом Узбекистана, вот уже третий день продолжается работы по рытью траншеи длиной три и глубиной два метра. «На сегодняшний день длина траншеи составляет около двух километров. Как нам стало известно, узбекская сторона роет эти траншеи для заполнения их водой», — пояснил А.Маматалиев.

А источники «Ферганы.Ру» в тот же день сообщили, что власти Узбекистана начали отселять граждан, живущих в непосредственной близости от линии границы с Киргизией. 12 июня киргизское агентство «24.kg» со ссылкой на источник в штабе Пограничной службы Киргизии передало, что Узбекистан в одностороннем порядке приступил к созданию буферной зоны.

По сведениям киргизских пограничников, в Андижанской области узбекские власти начали процесс отселения жителей из домов вблизи киргизской границы. Их дома разбирают и сносят, создавая таким образом 50-метровую «буферную зону». Представитель Погранслужбы также заявил, что рабочие, копающие траншеи с узбекской стороны границы, увеличивают их размеры. В местностях Маданият и Бек-Абад глубина траншей уже достигает 5,5-6 метров, ширина – 3 метров.

В свою очередь агентство АКИpress сообщило, что в связи с тем, что узбекскими пограничниками в зоне Бегабадской (в узбекском написании — Бек-Абадской) таможни была вырыта траншея шириной и глубиной в три метра, с 26 мая прекратилось поступление воды из канала Туш Узбекистана на территорию Киргизии — во внутрихозяйственный канал села Бегабад Сузакского района Джалалабадской области (обратите внимание на дату – к 26 мая траншея была уже готова). Начальник Бегабадского водного хозяйства Сузакского района Айжигит Жусупов рассказал агентству, что в результате этого 70 семей киргизского села остались без поливной воды и пшеница, кукуруза, а также овощи, выращиваемые жителями села, засыхают, грозя оставить сельчан без урожая.

В общем, Узбекистан ответил на «киргизскую угрозу» попыткой сооружения Великой узбекской стены. Надо сказать, что для руководства этой республики подобные меры не являются чем-то экстраординарным. После попыток вторжения в нее отрядов ИДУ в 1999-2000 годах была заминирована граница с Таджикистаном. А после того как в 2004 году в Ташкенте возле американского и израильского посольств и в фойе здания Генпрокуратуры взорвали себя трое террористов-смертников, являвшихся гражданами Казахстана, узбекские власти обвинили соседнюю страну в том, что на ее территории действуют лагеря по подготовке террористов, ипосносили дачные поселки вдоль узбекско-казахской границы, после чего там были возведены заграждения из 16 рядов колючей проволоки (есть и другая версия их появления, не столь параноидальная, но об этом дальше).

В Киргизии действия Узбекистана вызвали резонный вопрос: против кого направлены все эти заграждения — против «двух-трех бандитов» или крупных формирований религиозных экстремистов? И не станет ли в таком случае следующим шагом минирование границы с Киргизией по примеру узбекско-таджикской границы?

Но официальный Ташкент продолжил хранить молчание. Погранслужба Киргизии заявила, что на все письменные уведомления и предложения провести переговоры узбекские коллеги не отвечают.

Подобное строительство не на шутку переполошило соседнюю страну. Высказывались опасения, что власти Узбекистана под предлогом борьбы с экстремистами решили провести одностороннюю делимитацию границы, разделив спорные участки в свою пользу. Официальные ведомства Кыргызстана и депутаты парламента стали активно выступать с заявлениями протеста. Президент Бакиев на встрече в Москве 14 июня во время саммита глав-государств ОДКБ тоже поинтересовался у Каримова, что всё это означает.

И, похоже, что в какой-то степени это сыграло свою роль. Во всяком случае, со второй половины июня информации о том, что узбекская сторона продолжает возводить стены и рыть противотанковые рвы, допоследних дней не поступало, то есть, строительство заграждений, по-видимому, было временно приостановлено. Создание же «буферной зоны» в Андижанской области продолжилось и продолжается поныне.

«При въезде в Ханабад сразу бросается в глаза массовое строительство частных домов, имеющее прямое отношение к произошедшим событиям, — сообщает собственный источник «Ферганы.Ру». — Около двухсот семей, дома которых оказались в приграничной полосе, принуждаются к вынужденному переселению. Такая же картина наблюдается и в других граничащих с Киргизией районах области. Идут разговоры, о том, что вдоль границ будут построены военные городки».

Что касается версии о «киргизском следе», то о ней сегодня предпочитают публично не вспоминать, как не вспоминают про «чеченский след» в событиях 2005 года.

Тем не менее, все эти действия чрезвычайно встревожили Киргизию. И ее согласие на появление российской военной базы под эгидой Коллективных сил оперативного реагирования ОДКБ на границе с Узбекистаном можно считать своеобразным ответом на угрозы, исходящие со стороны непредсказуемого соседа.

Продолжение следует

Алексей Волосевич, ФЕРГАНА

Читайте также: