Россия. Майор милиции Евсюков: «Если бы был у меня автомат, было бы веселее»

За несколько минут до начала милицейского побоища  начальник ОВД «Царицыно» (Москва) Денис Евсюков разговаривал с отцом и супругой. В камере он просил дать ему возможность заправиться перед приездом начальника ГУВД, чтобы «выглядеть офицером». А задержавшим его милиционерам Евсюков спокойно объяснил мотивы массового расстрела: «Жизнь надо прожить так, чтобы второй раз жить не захотелось». 

Об этом рассказала представитель потерпевших, адвокат, правовой аналитик Межрегиональной правозащитной ассоциации «АГОРА» Ирина Хрунова, которая завершила знакомство с материалами резонансного уголовного дела.

2 октября на допросе в Следственном комитете 61-летний пенсионер МВД, экс-начальник ГУВД Москвы Владимир Пронин пояснил, что во время беседы с Евсюковым сразу после трагедии дважды спрашивал его, почему майор милиции не покончил жизнь самоубийством. По его словам, сначала начальник ОВД «Царицыно» ничего ему не ответил. Однако когда Пронин сообщил о жертвах, Евсюков «заплакал, начал рассказывать, что у него проблемы в отношениях с женой, тестем».

«Я просил у Евсюкова, если бы у него появились условия покончить жизнь самоубийством, он бы смог после всех происшедших событий сделать это. Он немного помолчал и сказал: «Пусть меня судит суд, мне дадут лет 25», — зафиксировано слово в слово в протоколе допроса Владимира Пронина с традиционной пометкой: «С моих слов напечатано верно и мною прочитано». Пока остается предполагать, можно ли расценивать эти высказывания Пронина, включая утвержденную личной подписью «оговорку» «просил» вместо очевидно напрашивающегося по контексту «спросил», как признание в попытке склонить Дениса Евсюкова к суициду. В любом случае «условий не появилось», а майор милиции сделал вид, будто не понял намека или просто рассуждений на гипотетическую философскую тему своего начальника.

На допросе в качестве свидетеля генерал-полковник милиции в отставке Владимир Пронин также сообщил, что через камеры видеонаблюдения на месте бойни он «просмотрел, как майор милиции расстреливал людей» и «прошел по пути следования Евсюкова». Кроме того, он категорически опроверг, что был лично знаком с Евсюковым и его родителями: «Вопросами назначения на должность Евсюкова занимается руководство УВД округа и кадры ГУВД, после чего докладывают начальнику ГУВД соответствующий приказ… Возможно, с ним была какая-то беседа, в том числе и c другими кандидатами на назначение, но его не помню», — явно оправдывался по поводу публикаций в прессе Владимир Пронин.

«Прибыв в ОВД, я прошел в следственный кабинет, после чего ко мне завели майора Евсюкова. Увидев меня, Евсюков сказал: «Какая для меня честь, прибыл сам Пронин», — заявил на допросе Владимир Пронин.

Пусть такая ироничная реакция на появление главы столичной милиции и не согласуется с последующими рыданиями, о которых генерал-полковник через пару часов будет рассказывать журналистам. Пусть и убийство двоих с покушением на убийство еще 21 человека слабо согласуется с имеющимися в материалах уголовного дела благодарностями Денису Евсюкову от министра внутренних дел России Рашида Нургалиева «за образцовое исполнение служебных обязанностей и достигнутые успехи в работе» и от теперь уже бывшего начальника УВД Южного административного округа Москвы Виктора Агеева «за добросовестное отношение к исполнению служебных обязанностей, дисциплинированность, высокие результаты в оперативно-служебной деятельности».

Да и проблемы в семье вполне могли быть, тем более что застегнувший на руках Евсюкова наручники старший оперуполномоченный ОВД «Зябликово» подтвердил, что последние соединения на мобильном телефоне майора между 00.00 и 00.20 были именно с женой и отцом. Но тем не менее в материалах дела есть и показания других свидетелей.

Так, один милиционер рассказал, что Евсюков просил дать ему возможность заправиться перед приездом начальника ГУВД Пронина, «чтобы выглядеть, как он сказал, «офицером». Другой милиционер — сотрудник ОВД «Зябликово» — на допросе отметил, что первая встреча Евсюкова с Прониным после расстрела людей в супермаркете прошла не в следственном кабинете, как говорит Пронин, а в камере для административно задержанных.

Сотрудник милиции наблюдал эту беседу по монитору внутреннего видеонаблюдения: «Когда Пронин подошел к камере, Евсюков встал по стойке смирно, и они стали о чем-то разговаривать». Позже другие милиционеры ему рассказали, что Пронин в начале этого разговора якобы спросил: «Что ты натворил?» Только после этой, видимо, непротокольной беседы с глазу на глаз «конвой сопроводил Евсюкова совместно с Прониным наверх».

Участвовавший в задержании Дениса Евсюкова капитан милиции сообщил на допросе, что «мужчина, одетый в китель с майорскими погонами» ему прямым текстом сказал: «Если бы был у меня автомат, было бы веселее». Когда выяснилось, что пистолет, из которого стрелял начальник ОВД «Царицыно», не является табельным, на вопрос оперативника, где его взял, Евсюков ответил: «Ты же опер, сам знаешь где». Позже на беседе в ОВД еще одному сотруднику милиции Евсюков скажет, что у него было 3 коробки патронов (стандарт по 16 штук в каждой). Судя по протоколам допросов, объяснил Денис Евсюков и мотив ночного расстрела: «Жизнь надо прожить так, чтобы второй раз жить не захотелось». Ответил улыбкой майор милиции и неустановленному милиционеру на, судя по всему, самый резонный вопрос для российских правоохранителей: «Почему не застрелился?» Со всеми милиционерами начальник ОВД «Царицыно» общался спокойно, адекватно, без агрессии. Не плакал. Видимо, слезы льются только перед начальством.

Дмитрий Колбасин

Вооружены и опасны: очередной расстрел, совершенный сотрудником милиции

Следственный комитет при прокуратуре РФ по Омской области проводит расследование тройного убийства, совершенного на окраине Омска вечером 12 октября.

Лейтенант милиции Александр Мец застрелил из табельного оружия знакомую девушку и свидетеля преступления — таксиста, после чего покончил с собой.

По версии следствия, размещенной на сайте СКП, обстоятельства происшествия таковы: около 17 часов оперуполномоченный отдела уголовного розыска криминальной милиции ОВД по Называемовскому району А. Мец самовольно покинул место несения службы и направился в Омск на автомобиле ВАЗ, за рулем которого был 33-летний местный житель. Вероятно, милиционеру понадобилось срочно увидеть любимую девушку. На встречу с ней опер прихватил пистолет ПМ и 16 патронов. Встреча состоялась во дворе дома, где жила девушка, и закончилась ссорой на почве ревности. В спину уходящей возлюбленной Мец выстрелил три раза — от полученных ранений 21-летняя омичка скончалась на месте.

Убийца скрылся с места преступления на том же автомобиле. Видимо, уже в пути выстрелил в таксиста — его тело было найдено в черте города, на проспекте Мира. Труп самого милиционера обнаружен на 59-м километре трассы Омск — Тюмень в салоне угнанного им ВАЗа.

Следственным комитетом возбуждены два уголовных дела по статье «Убийство», объединенные в одно производство. Расследование взято под контроль прокурором области Спиридоновым. Кроме того, сообщает пресс-центр МВД, в Омскую область будет направлена группа сотрудников аппарата министерства для проверки подразделения, где служил Александр Мец.

С начала года это уже вторая любовная драма сотрудников омского УВД, обернувшаяся трагедией, — в обоих случаях оперативники пытались вернуть расположение женщин силой оружия. В январе нынешнего года, к счастью, обошлось без смертельного исхода. Напомним, майор милиции Тимофей Плисов пришел к бывшей супруге домой и направил на нее ствол. Подбежавшая к двери теща попробовала выхватить пистолет и была ранена выстрелом в живот, бывшая супруга майора получила ранение в бедро.

Еще один омский правоохранитель, решив познакомиться с девушкой, в июле с. г. зверски убил ее жениха. Об этом случае «Новая» рассказывала 3 августа.

Георгий Бородянский, Омск

НОВАЯ ГАЗЕТА

*****

МВД России: в свободном падении

Лейтенант милиции Мец из Омской области пополнил список тех, кого теперь называют «евсюковыми». 21-летний оперуполномоченный из города Называевск расстрелял свою девушку и таксиста. Между тем ему давали такие же положительные характеристики, как и Евсюкову, устроившему бойню в московском супермаркете. После той трагедии руководство МВД распорядилось проверить «морально-психологическое состояние сотрудников». Однако Мец подозрений не вызывал… Борьба за чистоту рядов обнажает неуправляемость системы.

Пока идёт следствие и неизвестны подробности того, как именно трудился милиционер Мец и какие были подозрения на его счёт, стоит напомнить об очистительной кампании в МВД, которую инициировал министр Нургалиев чуть более месяца назад. Министр, напомним, призвал подчинённых всего за месяц избавиться от коррупции и коррупционеров. После чего он выступил на канале «Вести 24» с «отчётом о проделанной работе».

Телезрителя, незнакомого с ведомственной статистикой, приведённые министром цифры впечатлили. За месяц было привлечено к дисциплинарной ответственности 4328 милиционеров. В отношении 372 сотрудников МВД были возбуждены уголовные дела, среди которых 59 человек попались на коррупции. При этом были уличены как в серьёзных проступках, так и в уголовных преступлениях 10 высших чинов из центрального аппарата МВД.

Любой врач-нарколог увидит в инциденте с майором проявление классического алкогольного психоза в форме алкогольного параноида. При этом недуге «возникает бред преследования, который заключается в бредовой (не соответствующей действительности) оценке поведения окружающих лиц. Отдельным фразам, жестам, мимике придаётся особое значение, как явным намёкам на угрозу их жизни, расправу с ними. Больные тревожны, растерянны, видят преследователей чуть ли не в каждом встречном. Поведение больных определяется содержанием бредовых идей и носит импульсивный характер, то есть может выражаться внезапными непредсказуемыми действиями (нападение на мнимых врагов, бегство, прыжки с транспорта, из окна, суицидальные попытки)».

Однако в действительности эти показатели практически не отличаются от тех, которые регистрировались до того, как Нургалиев приказал искоренить коррупцию. В первой половине 2009 года, как сообщил начальник управления Департамента собственной безопасности (ДСБ) МВД России Олег Гончаров на совещании руководителей центрального аппарата МВД РФ и органов внутренних дел по субъектам РФ, милиционерами было совершено 1635 должностных преступлений и 360 коррупционных. То есть ежемесячно ловят 60 взяточников в погонах. Что до грозного приказания министра, прозвучавшего 22 августа на совещании в Казани, что после него.

Стало быть, руководители региональных управлений МВД и начальники департаментов неотложных мер не приняли. Несмотря на то что Нургалиев обещал в случае саботажа применить к виновным самые жёсткие меры, невзирая на должности, звания и былые заслуги. Однако и министр также не применил «самых жёстких мер». То есть никого из высших чинов не уволил, не понизил в звании и должности, не «закатил строгача».

Однако статистика в России, и особенно в МВД, штука тонкая, позволяющая в различных ситуациях представить один и тот же предмет таким образом, будто это два разных предмета. Вот что год назад сказал в интервью «Интерфаксу» начальник ДСБ Юрий Драгунцов:
«Наиболее подвержены коррупции службы участковых уполномоченных и следствия. За 9 месяцев 2008 года в этих подразделениях было привлечено к уголовной ответственности 9 тыс. и 3,6 тыс. сотрудников соответственно. Кроме того, примерно одинаковое число правонарушителей — по 3 тысячи — было привлечено в подразделениях уголовного розыска и ГИБДД».

Цифра ошеломляющая. Просуммировав и экстраполировав полученную сумму на год, получаем 24 800 отловленных за 2009 год милиционеров-коррупционеров. Или же 2067 штук в месяц.

Делим эту цифру на 60 и выясняем, что эти данные разнятся в 34 раза.

Незнакомый с русской спецификой иностранец, мыслящий с прямолинейностью компьютера, решит, что либо в 2009 году ДСБ прекратил бороться с коррупцией и занялся каким-нибудь более валютоёмким делом, либо в 2008 году все коррупционеры в погонах были выловлены и в органах остались считанные единицы моральных уродов. И тогда абсолютно непонятно, чем же так обеспокоен министр Нургалиев.

Однако мы видим в этом казусе очень тревожный симптом. Знает ли подчинённый Олег Гончаров о том, какими данными располагает его начальник Юрий Драгунцов? Знаком ли начальник ДСБ с тем, какие цифры приводит его непосредственный подчинённый на совещании руководителей центрального аппарата МВД РФ и органов внутренних дел по субъектам РФ? Вообще, встречаются ли они хоть изредка? Знают ли о существовании друг друга?

Эта история красноречиво свидетельствует о том, что в МВД координация деятельности даже внутри одного департамента обстоит из рук вон плохо. Можно предположить, что ещё хуже взаимодействуют между собой различные департаменты и управления министерства. И, следовательно, провести в МВД какие бы то ни было тотальные преобразования крайне непросто. Поскольку МВД плохо слушается руля.

Однако это не отменяет ответственность Рашида Нургалиева за проведение антикоррупционных мероприятий. Поскольку в стране сейчас наблюдается именно такой тренд. И Нургалиев решил стать на этом поприще «лучшим учеником в классе». Именно он еженедельно выступает с громкими заявлениями о том, что и как будет внедрено в МВД для создания непреодолимого барьера для коррупционеров.

Перечислять все эти планы абсолютно бессмысленно, поскольку каждый россиянин, даже не включающий телевизора, прекрасно обо всём этом наслышан. Остановимся лишь на одном моменте, который поставлен министром во главу угла.

Вчера был безобразный Евсюков с кровавой расправой, сегодня имеем сбито-убитого ГИБДДшника и пьяную в хламину барышню. По-моему, это срез нашего с вами общества, вот это вечное противостояние «менты vs. обычные смертные» нет-нет да даёт о себе знать в столь диких ситуациях… бр-р-р… вчера линчевали Евсюкова, сейчас взялись за Ольгу, завтра ещё кто-нибудь попадётся под народную дубину… А всё отчего? — от взаимных нелюбви и неуважения между обычными смертными и ментами… в глазах общественности упал ниже плинтуса престиж профессии милиционера, а в глазах милиционеров упал престиж общественности. В итоге мент — он по умолчанию хреновый, до того момента пока не надо отмазать права или закрыть глаза на ещё кой-чего — в этот момент даже хорошо бы иметь знакомых, у которых среди знакомых есть знакомый мент…

ДСБ поручено проверять, насколько доходы сотрудников министерства обеспечивают приобретение ими недвижимости и прочего имущества. И с 1 января 2010 года каждый милиционер будет обязан подавать декларацию не только о своих доходах, но и доходах каждого члена своей семьи. Нургалиев проиллюстрировал эту инициативу тем, что его возмущают шикарные автомобили, на которых приезжают на службу его подчинённые.

При этом следует учитывать, что подчинённых у министра почти миллион. И ДСБ вряд ли справится с тем, чтобы проверить доходы и расходы каждого из них. В связи с чем возможны три сюжета.

Существенно увеличить численность сотрудников ДСБ. Это нездорово, поскольку их труд придётся оплачивать из госбюджета.

Существенно уменьшить численность милиции, оставив без изменения штат дээсбэшников. Действительно, у нас самое громадное по количеству милиционеров на душу населения правоохранительное ведомство во всём мире. Однако такой сюжет был бы анекдотичен: по проверяющему на каждого правоохранителя.

И наконец, ДСБ будет осуществлять выборочные проверки. Это наиболее реальный расклад. Но в такой ситуации данный департамент неизбежно станет самой коррумпированной в МВД структурой.

Чтобы этого не случилось, чтобы ДСБ беспристрастно и эффективно боролся с коррупцией, в этот департамент необходимо набрать идеальных сотрудников. Таких, которым чужды какие бы то ни было человеческие слабости. Таковых в природе не существует. Следовательно, без робоментов Нургалиеву никак не обойтись. Но, к сожалению, наша нанотехнологическая корпорация их пока ещё не изобрела.

Борьба с чем бы то ни было предполагает не только карательно-силовые методы, но и предупредительно-воспитательные. Применительно к МВД это означает, что искоренение коррупции за счёт одного лишь «выдирания гнилых зубов» в конечном итоге должно привести к уничтожению в стране правоохранительных органов. Но при этом к воспитательным мерам отношение чисто формальное. Каждый милиционер должен прослушать курс лекций по «морально-психологической подготовке» и сдать зачёт. Вряд ли это можно признать эффективной мерой.

И совсем ничего не говорится о том, что множество министерских инструкций и распоряжений открывает перед мздоимцами не лазейку, а широченные ворота. Есть основание предположить, что эти документы придуманы именно для этой цели.

Одним из вопиющих примеров является практика отъёма у граждан паспортов, которой «успешно» пользуются в подведомственной МВД Федеральной службе миграции. Приходит человек оформить новорождённого гражданином России, а ему заявляют, что вначале он сам должен доказать, что является гражданином. Он недоумённо протягивает паспорт, в котором написано: «Паспорт гражданина Российской Федерации». Нет, отвечают ему, это не доказательство. Паспорт вы могли подделать, купить или приобрести ещё каким-либо незаконным способом. Принесите справку о том, что до 1992 года вы были зарегистрированы на территории РФ. Возможны варианты, когда за справкой необходимо добраться из Калининграда во Владивосток. И дать взятку инспектору ФМС будет значительно дешевле. А зачастую ФМС, не имея на то юридических оснований, отбирает паспорт и затевает затяжную проверку, результатом которой может стать потеря гражданства. В общем, коррупционерам тут есть где разгуляться. Однако генералитет МВД эту проблему в упор не видит.

Есть и ещё один момент, в связи с которым можно искренне пожалеть Рашида Нургалиева. Да, ему хочется, очень хочется навести порядок в отдельно взятом министерстве. Но все его усилия по борьбе с коррупцией напоминает попытки человека, попавшего в болото, вытащить себя за волосы из трясины. Поскольку как можно стать белыми и пушистыми в условиях, когда коррупцией поражено всё государство, частью которого является МВД? Нургалиев это прекрасно понимает. Поэтому он ссылается на федеральную антикоррупционную программу, инициированную Кремлём. То есть МВД идёт в ногу со всем государством.

Но ведь и у государства те же самые проблемы по вытаскиванию себя из болота, которые без контакта с твёрдой почвой видятся как отращивание пышной шевелюры и накачивание бицепсов. Почва — это, естественно, общество, которому (прошу прощения за банальность) государство и его составная часть МВД должно служить. В общем, всё это было уже тысячу раз сказано: и о прессе как выразителе потребностей общества, и о партийной конкуренции, и о неформальной отчётности, и о прямой зависимости нахождения на посту от результатов работы. Применительно к МВД это означает не торжественные доклады о том, сколько коррупционеров было схвачено за руку, а нечто совсем иное.

Например, гражданам, проживающим в районе Сокольники, было бы небезынтересно узнать, на каком основании начальник местного УВД отмазывает от суда и следствия подчинённых ему милиционеров. Тех самых, которые в апреле «повязали» у метро за распитие пива шестерых молодых людей, среди которых были трое несовершеннолетних, и пять часов зверски избивали их в ментовке: головой о стену, электрошокером в пах, ногами по почкам. В конечном итоге в сентябре следствие было прекращено из-за невозможности идентифицировать подследственных.

Собственно, дело уже зашло столь далеко, что проблема заключается не только и не столько в коррупции, сколько в боязни нормального гражданина иметь хоть какие бы то ни было контакты с сотрудниками МВД. Пусть это и звучит как крамола, но подавляющее большинство российских граждан в меньшей степени интересуют «финансовые» дела милиционеров. Прежде всего они должны иметь гарантии того, что с любой возникшей проблемой они могут обратиться в милицию и добиться правды. А это возможно лишь в том случае, если нахождение на посту начальника любого российского УВД будет зависеть не от покровительственного к нему отношения вышестоящих чинов, а от того, довольны ли его деятельностью граждане, которых он призван обслуживать. Не только призван, но и избран. Теми же самыми гражданами.

Андрей Стенин, Россия, КоммерсантЪ

Читайте также: