Богатые русские пожелали жить во дворцах. А гурманы в восторге от питерских… помоек

Как известно, красиво жить не запретишь. Тем более, по части домостроения тормозов у богатых россиян нет. «Наши люди», которые еще 20 лет назад с оглядкой на соседей заказывали такси до булочной, сегодня хотят жить не просто в богатых комфортабельных загородных домах, а… во дворцах – в самом буквальном смысле слова. Мы составили топ-лист самых роскошных резиденций, построенных в последнее время. 

Обычные загородные дома у сверхбогатых россиян больше не в чести. Их душа тянется к королевским резиденциям

Как водится, начнем обзор с третьего места рейтинга. Все всякого сомнения, оно достается дворцу в поселке Вырица под Санкт-Петербургом. Особняк, воспроизводящий историческую царскосельскую резиденцию Екатерины Великой, построил известный питерский бизнесмен Сергей Васильев на малой родине своего семейства.


Дворец в поселке Вырица под Санкт-Петербургом. Особняк – новодел. Но с претензией на историческую ценность. Он воспроизводит царскосельскую резиденцию Екатерины Великой. Построил хоромы известный питерский бизнесмен Сергей Васильев на малой родине своего семейства. В качестве загородной дачи.

Даже при беглом осмотре дворец впечатляет роскошным интерьером и экстерьером, выдержанном в стиле «русский ампир». Сюжеты многочисленных панно, барельефов и росписей дворца г-на Васильева вращаются вокруг темы русской монархии вообще, и Николая II в частности. Скажем,ангел верноподданечески поддерживает правой рукой последнего императора России, а левой осеняет Николая II крестом. В честь царя-страстотерпца освящена домовая церковь…

Особняк, как утверждает архитектор проекта Игорь Гремицкий, рассчитан на представительские функции и призван поражать. С последним дворец справляется на «отлично». Он поражает высотой потолка в большом зале (14 метров), помпезностью широченных мраморных лестниц, и роскошью отделки, в которой использовались только натуральные материалы и старинные технологии.

Достаточно упомянуть, что площадь мозаичных мраморных полов превышает 600 квадратных метров. Из мрамора сделаны колонны, камины и пилястры в зале, а также облицовка стен первого этажа. Мрамор для скульптур, в изобилии населяющих дворец, автор проекта лично выбирал в Италии. В итоге при отделке использовался мрамор 19 сортов, плюс российский гранит.

Сколько стоит это небольшое чудо архитектуры, с разбитым окрест регулярным парком, можно только гадать. Эксперты осторожно оценивают квадратный метр дворца минимум в 40 тысяч евро.

Столь же колоритен хозяин этой жемчужины в стиле «ампир». Сергей Васильев – совладельц ЗАО «Петербургский нефтяной терминал» (ПНТ), известен в Питере благодаря криминальным скандалам, последний из которых разразился в 2005 году. Как в классических гангстерских фильмах, шикарный «Роллс-Ройс» Васильева обстреляли из автоматов средь бела дня посреди Петроградки. Ходили слухи, что это был неудачный рейдерский наезд авторитетного предпринимателя Бадри Шенгелия, от которого протягивается нить к «тамбовскому бизнес-сообществу».

К слову сказать, в то время дворец на Вырице еще строился, но мелочи вроде автоматного обстрела на строительстве никак не отразились. Г-на Васильев обладает крепкими нервами. По слухам, он с двумя братьями – старшим Александром и младшим Борисом – много лет считался лидером ОПГ. Еще в Советском Союзе Сергей дважды отбывал заключение, освободился аккурат к началу 1990-х, и занялся бизнесом. По мнению осведомленных, «ОПГ Васильевых» поставила на поток вымогательство, угоны и «черные» перегоны автомобилей, контролировала сутенеров, бомбила мелких торговцев и первых видеобизнесменов, надолго оседлала авторынок на проспекте Энергетиков.

Сегодня все эти шалости – в далеком прошлом. Которое приятно, наверное, вспомнить под настроение, сидя в византийских интерьерах на Вырице.

Номер второй нашего рейтинга – самый загадочный и роскошный особняк в Подмосковье. Речь идет об огромном дворце на Истре, выстроенном по мотивам хором XVIII века. Дворец строит компания «Стройгазконсалтинг» – весьма крупная контора, в которой работают 30 тысяч человек, и которая специализируется на серьезных инфраструктурных проектах для «Газпрома», типа «Северного потока».

Президент компании Зияд Манасир занимает 75-ю позицию среди самых богатых бизнесменов русской версии журнала Forbes с состоянием в $500 млн. Журнал называет Манасира человеком из окружения Путина.

Компания «Стройгазконсалтинг» и есть владелец барочного ансамбля: «Мы строим дворец в стиле XVIII века для себя. Копией Петергофа он не является, скорее понабрали из всех известных дворцов. У нас есть деньги, и мы решили их потратить таким образом. Скорее всего, будем проводить здесь приемы, принимать делегации», – сказала «Газете.Ru» начальник отдела по связям с общественностью Виктория Миронова.

Зачем узкоспециализированной компании шикарный представительский дворец – загадка похлеще гамлетовской «быть или не быть». Стоимость этой загородной резиденции, даже в наше кризисное время, составляет никак не меньше 50 миллионов «вечнозеленых».

Наконец, мы добрались до победителя нашего рейтинга. Номер один бесспорен и убедителен. Построить дворец в России может, пардон, каждый Васильев. А вот попробуйте замастырить что-то подобное в Лондоне!

Как утверждают источники газеты The Times, на севере английской столицы скоро вырастет настоящее чудо архитектуры. Как отмечается в газете, за 50 млн фунтов стерлингов здесь был куплен земельный участок с особняком. Эту недвижимость приобрела компания Safran Holdings, зарегистрированная на Британских Виргинских островах. Однако реальным покупателем, по данным The Times, является Елена Батурина, супруга московского мэра.

The Times раскопала еще кое-что любопытное. Например, что реконструкция и расширение обветшавшего особняка, в котором 65 комнат, обойдется владельцам еще в 50 млн фунтов стерлингов. На площади поместья планируется обустройство 33-местного домашнего кинотеатра, spa-салона, бассейна и подземного паркинга на 24 автомобиля с автоматизированным подъемником. На территории особняка предполагается расположить итальянский сад, теннисный корт и вырыть озеро такой величины, чтобы в нем отражался особняк. В подвале будут расположены сауна, винный погреб, комнаты для проживания персонала и столовая. Перемены, которым подвергнется дом и участок, будут столь значительны, пишет издание, что грузовикам придется только мусор вывозить в течение шести месяцев.

Правда, во всей этой истории есть один нюанс. Батурина категорически отвергает причастность к будущему лондонскому дворцу. И даже, говорят, собирается подать на газету в суд. Тем не менее жители Лондона, известные своей консервативностью, встревожены: вдруг в историческом районе города появится, как в Москве, огромный новострой?

Справедливости ради заметим, что и дворцы в Лондоне – не предел для совершенства. Стандарты в строительстве дворцов сегодня задают не архаичные постройки XVIII века, а вполне современные. Номер один из таких шедевров – отель Mardan Palace, который за $1,4 млрд. отгрохал в Турции экс-владелец Черкизовского рынка Тельман Исмаилов.

Дворец-отель г-на Исмаилова – пример предельно роскошной эклектики. Парадные ворота копируют ворота Долмабахче – дворца турецких султанов в Стамбуле. Фасад отеля напоминает Петродворец. На территории десять шикарных ресторанов разных национальных кухонь, погреб с лучшими винами мира, трёхэтажный ночной клуб и всевозможные спа-салоны. Через бассейн площадью два гектара ведут мосты, сделанные по рисункам Леонардо да Винчи, по водам бассейна курсируют пассажирские гондолы. На отделку интерьеров ушло 10 тыс. кв. м сусального золота, 500 тыс. кристаллов хрусталя, и 23 тыс. кв. м итальянского мрамора.

И это – далеко не все. На территории гостиницы возвели копию стамбульского Большого базара, где продают шубы, золото и шелка. Для пляжей отеля из Египта завезли 9000 тонн мельчайшего песка. Самый дорогой номер стоит $19 тыс. в день. Его гордость – туалет с дистанционным управлением.

В отличие от дворцов, так сказать, для частной жизни, дворец-отель может приносить неслабую прибыль. При полном заселении выручка отеля составит в среднем $1 миллион в сутки.

Что можно сказать после этого? Большинству россиян, тоскливо взирающих на показную роскошь удачливых соотечественников, приходит на ум забытый лозунг: «Земля — крестьянам. Дворцы – рабочим!» И даже начинает казаться, что кое в чем устроители Октябрьской революции были чертовски правы.

Андрей Полунин, Россия, Свободная пресса

*****

Гурманы питерских помоек

Петербург заразился новым «вирусом». В Первой столице, как и в Европе, все больше вполне состоятельных людей ищут еду в мусорных баках. Их называют фриганами. Покупать пищу в супермаркетах им вполне по силам, но они не делают это по идейным соображениям. С петербургскими фриганами — в тур по помойкам!

Ритуал охоты за едой

Фригану Саше двадцать один год. Он студент технического вуза. Уже год питается лишь тем, что находит в петербургских мусорных баках. Родители Саши слепо верят в то, что их сын тратит стипендию на обеды в университетской столовой или на ужины в близлежащем баре. Если бы они увидели, как профессионально их сын-фриган роется в помойках, вмиг бы поседели.

— Фриганство — это прежде всего способ мирного протеста. Фриган достает из мусорного бака помидор, огурец, хлеб. Его видят обыватели и начинают задумываться: а зачем этот хорошо одетый человек роется в помойке? Фриганов просто не устраивает сегодняшнее положение вещей, когда в одной части мира люди голодают и умирают, а в другой — выкидывают еду в мусорные баки, — говорит фриган Саша и с какой-то странной гордостью добавляет, что никогда не бывает голоден.

За год фригантской жизни он разработал целый ритуал охоты за едой. Обычной палкой разгребает мусор в помойке, потом, натянув две пары резиновых перчаток, чуть ли не с головой ныряет в бак.

— Лучше всего добывать еду вблизи ресторанов, заведений быстрого питания — вроде «Макдоналдса» — и самое главное — возле крупных гипермаркетов. Не стоит обращать внимание на синие контейнеры, что находятся на заднем дворе магазинов. В них, конечно, полно еды, но владельцы супермаркетов закрывают их на замок. Потом еду из синих контейнеров прессуют и увозят на свалку. Ни себе, ни людям! Не стоит искать пищу и возле жилых домов. Там сложно что-то найти, кроме битых бутылок и шприцов, — терпеливо раскрывает секреты фриган Саша. Помолчав, он наконец решается выдать свою главную тайну:

— Самые хлебные места — это суши-бары. Например, суши-бар на Невском, 16. Заходишь во двор, а там сразу несколько мусорных баков. Овощи постоянно нахожу, иногда — наборы суши в коробках. А один мой знакомый отыскал место, где каждый день выкидывают торты. Но этот человек не фриган, а так, любитель халявы. Фриган бы рассказал всем, где такое происходит…

Весело и вкусно?

Двор за Невским, 16, и правда оказался хлебным местом. Вместе с фриганом Надеждой Смирновой, которая в свободное от поиска еды время занимается интернет-дизайном, мы старательно роемся в помойке. Воровато приоткрывая крышку очередного бака, я заглядываю внутрь. Пахнет, как ни странно, очень даже неплохо.

— Заноза попадает человеку в голову в тот момент, когда он решает купить новый холодильник в кредит при исправном старом. Мораль в том, что для счастья-то нужно совсем немного… А нас заставляют покупать хлеб за сорок рублей. Это выгодно супермаркетам, но не нам, — говорит тем временем интернет-дизайнер и достает из мусорного бака упаковку с красной икрой.

— Так все дело в том, что вам жалко денег на дорогой хлеб?

Надежда Смирнова принюхивается к икре и радостно кладет ее в свой рюкзак.

— Хорошая икра. Почти свежая! — произносит она и только после этого отвечает на мой вопрос: — Я просто не хочу быть частью системы всеобщей купли-продажи, когда доход — главная цель в жизни. Мы все слишком много потребляем. И много выбрасываем. Наберем в супермаркете полную тележку, а съесть не успеваем. В нас говорит капиталистическая гордость. Ну куда ты смотришь?

Последняя гневная фраза адресована мне. Роясь в помойке, я не заметила упаковку с морковными котлетами. Интернет-дизайнер алчно бросается к моему мусорному баку и, свесившись в него, принимается быстро разгребать мусор. В стороны летят пустые бутылки из-под молока, картонные упаковки, чьи-то, почти новые носки. Я стою в стороне. Мне немного стыдно. Но я уже понимаю: это во мне говорит капиталистическая гордость.

— Девочки, ну что же вы в помойке копаетесь! — подкравшаяся сзади бабушка смотрит с жалостью. — Может, вам денег немного дать?

— Мы фриганы, мы ищем еду, — мучительно говорю я.

Бабушка вертит пальцем у виска и, то и дело оглядываясь, уходит.

— Люди у нас привыкли, что в мусорных баках копаются только бомжи. Место это настолько неприглядное, что мало кому придет в голову искать здесь еду. А она тут есть, — голос интернет-дизайнера глухо доносится из мусорного бака.

Надежда не обманула. За «одно погружение» в мусорный контейнер мы нашли баночку красной икры (с непонятным сроком годности), упаковку морковных котлет (они нуждались в тщательной прожарке), бутылку молока (срок годности истек день назад), полузавядший сельдерей, горбушку еще свежего хлеба, остатки блинов и старый противогаз.

Искусство ныряния в мусор

Фриган Владимир Коган — выпускник факультета прикладной математики и менеджмента — на свалки не заходит. Однофамилец богатейшего российского банкира (Владимир Коган — бывший совладелец Промстройбанка, видный государственный деятель. — Прим. ред.) питается тем, что остается в городских кафе. Единственное, на что он тратит деньги, так это на проезд в общественном транспорте.

— Люди заказывают еду на тысячи рублей и не доедают. Многие насыщаются гамбургерами и даже не притрагиваются к заказанной картошке. Мы сидим в «Макдоналдсе» и ждем, пока они закончат обед. Как только они уходят, мы забираем их еду. Хорошо питаться и в торговых комплексах. Там вообще рай, — рассказывает Владимир Коган.

Правда, в последнее время таким фриганам, как Коган, стало жить куда тяжелее. В «Макдоналдсах» их узнают в лицо и гонят прочь, словно злейших врагов. Но перехитрить фригана не так-то просто. Коган закупил в секонд-хенде набор париков и, никем не узнанный, по-прежнему питается бесплатно.

Выпускник престижного ФИНЭКа Даниил Смирнов работает консультантом по набору персонала в крупной компании и с завистью смотрит в сторону Запада и США.

— У нас все-таки не Америка, поэтому найти в помойке салат или нормальные овощи сложнее. У нас реальнее совмещать: кое-что покупать, кое-что искать в мусорных баках. Я сейчас занимаюсь серфингом в океане счастья, — весьма образно говорит Даниил. — Это и привело меня к той мысли, что искать удовольствие в погоне за дорогой пищей — это ложный путь. А люди у нас до того зажрались, что выбрасывают хорошую еду. Деньги, сэкономленные на обедах в ресторане, я лучше отдам в детский дом.

Кстати, петербургские фриганы все, как один, говорят, что ни разу не отравлялись едой, найденной на помойке. Тем не менее им приходится нелегко. Куда лучше живется «помоечным гурманам» из Европы. 27-летний австриец Феликс Хнат, специалист в области экономической экологии, рассказал «МК» в Питере», что в Вене нередко можно найти контейнеры, до краев заполненные замороженными продуктами и чипсами, банками конфитюра и ящиками с бананами.

— У нас фриганизм очень популярен. Лично я уже семь лет ныряю в мусорные баки, — говорит Феликс Хнат. — Мы производим слишком много пищи. Мы уже не просто убиваем животных ради еды. Мы убиваем их ради того, чтобы потом выкинуть это мясо в помойку. Я не хочу быть соучастником этого процесса. Конечно, отказываясь от еды из супермаркетов, мы не решим все социальные проблемы. Но, по крайней мере, мы делом доказываем людям, что такое бешеное производство еды приводит к деградации и к лишним страданиям. Поэтому наш образ жизни — что-то вроде символа, крика, если хотите. И этот крик очень не нравится боссам супермаркетов.

Справка

Фриганизм (англ. freeganism от free — «свободный» и vegan — «вегетарианец») — стиль жизни, отрицающий принципы потребительства. Это движение, приверженцы которого берут на себя ответственность за последствия своего потребительского выбора и находят альтернативные способы удовлетворения своих повседневных нужд. Особенно фриганизм популярен в самой «потребляющей» стране мира — в США. Там люди часто встречаются возле помоек и роются в них вместе. В России же это достаточно новое явление. И не всегда безопасное для здоровья. Потому что в отличие от заграничного наш мусор никто толком не сортирует. А значит, в выброшенную еду вполне могут попасть битые стекла, химикалии, отходы жизнедеятельности домашних животных и пр.

Катерина Кузнецова, МК-Питер 

Читайте также: