Будущее Украины: между Албанией и Сомали или Пусти мудаков во власть

Два года назад газета «Киевский телеграф» опубликовала статью К.Бондаренко «Единственный вектор Украины». На основе социологических исследований, проведенных Институтом им. Горшенина, автор сделал вывод, что Украина движется не в сторону Европы или России, но в сторону Латинской Америки в худших традициях времен Батисты, Трухильо или Дювалье. Но сегодня мы взяли уверенный курс уже в другую сторону – в сторону Африки. В не самых лучших традициях африканской политики. 

 То есть строится тотально коррумпированное общество, базированное на связке марионеточных политиков и полукриминальных олигархов. Общество, в котором судебные решения, действия правоохранительных органов, система документооборота, – все имеет свою цену, а государственный аппарат является защитником и гарантом сохранения криминальных порядков.

Прошло два года. Изменилось ли что-то в нашей стране? К сожалению, да. Украина уже не может восприниматься как страна, движущаяся в направлении Латинской Америки. Сегодня мы взяли уверенный курс в другую сторону – в сторону Африки. В не самых лучших традициях африканской политики.

Еще на заре создания украинской государственности мне приходилось проводить параллели между новейшей историей Украины и историей Конго. Параллели более чем поразительные. Независимость этой африканской страны начиналась с Народного движения за возрождение языка баконго – это аналог нашего Народного Руха и Товариства української мови імені Шевченка. Бельгия предоставила независимость Конго без единого выстрела и без кровопролития – приехал в 1960 году молодой король Бодуэн и поздравил африканских товарищей с тем, что все они – свыше 60 млн. человек – теперь свободны. Вот тут и начались передряги.

Демократическая республика Конго – двойственная страна. Здесь есть свой Донбасс – провинция Катанга. У нас бы Катангу назвали бюджетонаполняющей областью. Именно здесь сосредоточены основные запасы молибдена, магния, угля, железной руды, редкоземельных металлов, золотоносных жил. Здесь существовали офисы крупнейших транснациональных корпораций.

Как только независимость Бельгийского Конго стала реальностью, правительство во главе с левым популистом Патрисом Лумумбой провозгласило курс на реприватизацию объектов, «незаконно приватизированных в дни правления антинародного режима». Катангские сепаратисты во главе с Моисом Капенде Чомбе – конголезским Януковичем – провозгласили Республику Катанга и заявили о своем отделении. Конголезские войска начали войну с сепаратистами.

Премьер Лумумба (именем которого позже Хрущев назовет Университет дружбы народов в Москве и сын которого безуспешно будет пытаться учить русский язык в Киевском университете имени Шевченко) поехал усмирять восставших, но был захвачен в плен и – по имеющимся данным – оппоненты попросту растворили его в чане с серной кислотой. Прибывший в Конго с целью выступить в качестве посредника в конфликте генеральный секретарь ООН Даг Хаммаршельд тоже погиб – его самолет был сбит ракетой.

В результате через несколько лет к власти в стране пришел генерал Мобуту, который предоставил лидеру сепаратистов Чомбе пост премьера, а позже заключил чернокожего Януковича под домашний арест, где тот и умер. В стране установилась диктатура Мобуту… Параллелей – более чем достаточно.

Еще в 1994 году академик Мирослав Попович обращал внимание на тот факт, что африканские сценарии вполне возможны и в Украине. Он предостерегал: мол, помните, как развивалась история многих африканских государств? Первоначально к власти в стране – после предоставления ей независимости – приходил некий образованный президент, с европейскими дипломами и в европейском костюме. Далее происходил переворот, в результате которого власть переходила в руки армейских генералов. Еще через пару лет генералов свергали полковники. В некоторых странах доходило до власти сержантов и ефрейторов…

Кажется, Украина оказалась на пороге воплощения этих сценариев. И речь идет не только о том, что многие наши политики стали проявлять тоску по сильной руке. Речь не только в антиинтеллектуализме нашей правящей верхушки – соответственно, сейчас не время образованных и интеллектуальных европейцев в верхних эшелонах власти. Речь идет о полной разбалансированности властного аппарата и полной неспособности воспринимать политические процессы в Украине системно.

Украина уверенно движется в направлении Сомали. Современные справочники указывают форму правления в этой африканской стране: «Смешанная республика, анархия». Также в справочниках указывается: «Сомали как государство фактически прекратило свое существование, утратив все атрибуты единой государственности и распавшись на множество лоскутков, контролируемых враждующими между собой полевыми командирами».

Законный президент находится в изгнании в Эритрее. Хотя кто из полевых командиров в Сомали имеет хоть какую-то легитимность – сказать сложно. Северная часть Сомали провозгласила себя независимым государством, Сомалилендом, не признанным ни одной страной в мире. Социальные структуры полностью разрушены. В стране – голод. Пиратство – чуть ли не единственный вид промысла для местных жителей.

Украина постепенно может превратиться в центральноевропейское Сомали. Во-первых, после выборов 2010 года страна может оказаться без легитимной власти. Ни один из кандидатов в президенты не сможет пользоваться доверием преимущественного большинства граждан. Ни один орган власти не будет авторитетен. Начнется борьба за судебные решения относительно признания того или иного кандидата легитимным. Решения, как известно, покупаются в судах за большие деньги. Все это приведет к параличу власти и к параличу государства.

Во-вторых, отсутствие бюджета на следующий год, отсутствие индексации обесцененных социальных выплат и т.д. может привести к социальному кризису и к разрушению социальных институтов.

В-третьих, в условиях кризиса центральной власти власть на местах начнет переходить к региональным элитам, которые все чаще заявляют о себе как о реальных лидерах общественного мнения на своем, местном уровне. Речь пойдет уже не о сепаратизме (сепаратизм – это форма, предполагающая создание отдельных государственных структур, отдельного – альтернативного – аппарата). Речь пойдет об атаманщине в худших ее проявлениях (образца 1919–1920 годов).

В-четвертых, учитывая транзитное положение Украины, пиратство станет одним из основных видов промысла для местного населения. Кроме работы на приусадебных участках. Транзит газа, транзит нефти, транзит наркотиков или живого товара через территорию Украины перейдет в руки откровенно криминальных структур. Самозахваты объектов и рейдерство станут обычным явлением…

По крайней мере, это – логическое продолжение всего того, что мы наблюдаем сегодня. Мне могут возразить: мол, Европа – не Африка. Обязательно вмешаются внешние структуры. Да ради бога! ООН ввела свои войска в Сомали в 1991 году. После нескольких стычек с сомалийскими партизанами миротворцы ООН решили отойти на безопасное расстояние. В 1996 году в Сомали ввели свои войска американцы, но после того, как батальон штатовского спецназа попал в засаду и потерял 19 бойцов, Билл Клинтон решил вывести из этой африканской страны свои войска. Так что введение ограниченных контингентов не всегда оправдано.

Украинская анархия становится делом, потенциально опасным для граждан Украины. Амбиции политиков и их нежелание мыслить конструктивно могут привести к непоправимым последствиям, по сравнению с которыми даже диктатура или оккупация могут оказаться наименее трагическими событиями.

…А вы говорите – Европа!

Наталья Приходько, Левый берег

*****

Бич ошибок. Как с умом выбирать власть

Наша главная ошибка в том, что мы позволили принимать ключевые для экономики решения людям, которые ничегошеньки в этом не понимают. Президент у нас – банкир, первый вице-премьер – адвокат. Человек, зацикленный на национализме, курирует образование, певица – культуру, учитель географии – экономику. В нашу Верховную Раду попадают массажистки, секретари, водители и охранники. Но какие законы они могут издать?

Откуда эта привычка – не выполнять свои обещания? Друг перед другом, перед банком, избирателем, международной общественностью. Привычка не выполнять обязательства – ошибка, за которую рано или поздно будет расплачиваться вся страна. Вот не сдержала Украина обещание, данное МВФ, – не увеличивать социальные стандарты. Никого такая ситуация не удивила.

Люди привыкли давать пустые обещания, перекладывая ответственность на других. Украинцы верят, что идти на выборы бесполезно, мол, их мнение ничего не решит. Это и была политическая технология: внушить массам, что они ничегошеньки не решают. Как вариант, граждане всё чаще приторговывают собственными голосами. Вчера – по 100 грн., завтра – по 500. В итоге человек проест эти 500 грн. за неделю, а потом пять лет будет проклинать власть. Но проклинать надо себя, за свою собственную продажность и за нашу недоделанную политическую реформу, в которой уничтожена всякая вертикаль.

Наша вторая ошибка в том, что мы позволили принимать ключевые для экономики решения людям, которые ничегошеньки в этом не понимают. Президент у нас – банкир, первый вице-премьер – адвокат. Человек, зацикленный на национализме, курирует образование, певица – культуру, учитель географии – экономику. В нашу Верховную Раду попадают массажистки, секретари, водители и охранники. Но какие законы они могут издать?

Третья ошибка – жить не по средствам. На кредитные грабли наступили как отечественные банки, так и дочки иностранных финансовых групп. Местные наёмные топ-менеджеры банков с иностранным капиталом определяли стратегию: кому, под какие ставки выдавать деньги. И банки раздавали кредиты людям, у которых трёх копеек за душой не было. В итоге возвращать нечего и некому.

Платить за наши ошибки завтра будет самая сильная часть украинской нации – малый и средний бизнес

На выходе из такой системы экономики мы получаем коллапс. Потому что ни один инвестор в будущем не рискнёт вложить в Украину деньги. Я всё чаще слышу такие мнения европейцев: мы лучше вложим в Уганду или в пиратскую Сомали, чем в Украину. В отсутствие инвесторов расплачиваться за коллапс завтра будет украинский народ, и самая сильная его часть – малый и средний бизнес. Та часть, за счёт которой развитые державы сегодня выходят из финансового кризиса.

Способствовать давлению на средний класс будут те же банки. Как они вели себя прошлой осенью, получая десятки миллиардов гривен рефинансирования от НБУ? Банкиры «в благодарность» скупили доллары и евро, обрушив национальную валюту. Вместо того чтобы инвестировать эти деньги в украинскую экономику. В те же стройки, в инфраструктуру. Начали бы строить, к примеру, автобан Донецк – Харьков – Киев – западная граница. Тысячи людей получили бы работу, ожили бы асфальтные заводы. Экономика получила бы толчок к развитию. Во всём мире государственные «подъёмные» средства давались банкам именно для возрождения кредитования среднего и малого бизнеса. Почему же наши банки вложили рефинансирование в доллары, а не в реальную экономику?

У нас средний класс будут дожимать до последнего. Через налоги, через взятки, через невыносимые условия работы. Получится, как в старой притче. Один хан постоянно поднимал налоги для своих подданных. И спрашивал у сборщиков податей: «Как ведут себя люди, отдавая дань?». – «Плачут», – отвечали сборщики. – «Поднимите налоги ещё», – приказывал властитель. Каждый раз сборщики докладывали хану, что народ плачет. Но в один день они рассказали, что подданные уже не рыдают, а наоборот – смеются. Тогда хан приказал: «Прекратите повышать налоги». Кажется, что только когда у нашего малого и среднего бизнеса ничего, кроме смеха, не останется, власть остановится в своих поборах, а мы – научимся на своих собственных ошибках.

Александр Давтян, глава инвестиционной группы «ДАД», Фокус

Читайте также: