Как русские толстосумы тратят свои миллионы в Минске на казино и девочек

В Минске играть по-крупному — можно! Тут страшный дефицит на маньяков, бомжей и мигрантов. Зато казино ну просто завались. Неоновые вывески манят отовсюду. Бросив сумки в гостинице, распахиваю дверь первого попавшегося. Пустой зал, зевающие крупье… 

Белорусы заскучали

В Минске фарт пришел сразу. Прямо на ж/д вокзале. В Белоруссии и играть не надо. Достаточно подойти к обменнику — и сразу миллионер (один их рубль — это наша копейка).

— Я миллионерша! — повторяю, подходя к зеркалу. Нет, чисто внешне достаток на мне не отразился. И это хорошо. Как говорится, «напоказ». Впрочем, в Минске можно. Тут страшный дефицит на маньяков, бомжей и мигрантов. Зато казино ну просто завались. Неоновые вывески манят отовсюду. Бросив сумки в гостинице, распахиваю дверь первого попавшегося.

Пустой зал, зевающие крупье.

— А с чего такая толкучка? — интересуюсь у девушки на ресепшене.

Та молча пожимает плечами.

Впрочем, во втором казино то же самое. Дилеры одеты в другую униформу, но зевают так же сладко. Что за канитель? Оказывается, в Минске с недавних пор наблюдается явный переизбыток казино — и все благодаря россиянам.

 

— До недавнего времени у нас был всего десяток игорных заведений, — говорит заместитель гендиректора сети казино «Princess — Минск» Сергей Якубович. — И этого было достаточно. Но два года назад стали активно строиться казино с московскими инвестициями.

 

Почему два года назад? Потому что именно в 2007-м был принят закон о запрете игорного бизнеса в России. И дана отсрочка в два года, чтобы свернуть дела. Особо проницательные ждать не стали — сразу рванули в Белоруссию (самый близкий порт). Как следствие: вместо десяти казино теперь тут работает 39.

— Ощущается явный дефицит игроков, — продолжает Якубович. — У нас не так много богатых людей… Москвичи последнее время зачастили, но они выбирают «свои» казино. Там более крупные ставки и привычная обстановка…

В Минске я миллионерша! Смело могу идти в казино.

В Минске я миллионерша! Смело могу идти в казино.

Крупье перевезли вместе с казино

Особо популярна лишь пятерка самых дорогих — в выходные они забиты до отказа. Атмосфера… демократичная.

— А, Санек! — здоровается с одним из дилеров высокий мужик в костюме. — Не ожидал. Тебя тоже перевезли? В комплекте, так сказать?

Санек подтверждает. Мол, три месяца назад дилерам предложили перебраться вместе с казино. А московская зарплата на минские цены — это успех. В принципе казино могло бы не разоряться. В смысле набрать минских крупье, но это не то. Игрокам приятно видеть «родные» лица.

— И че, Санек? — «пиджак» усаживается за покерный стол. — Рассказывай, как тебе тут живется.

— Ужас, — краем губ ухмыляется парень, тасуя карты. — Белорусы меня прав лишили. Превышение скорости на тридцать километров — и все. Представляете?

«Пиджак» в недоумении уставился на Санька.

— Так не берут! — делает круглые глаза парень. — Понимаете, гаишники не берут!

— Дикая страна, дикие нравы! — качает головой «пиджак», делая ставку. — Но, видишь, судьба нас заставляет.

— Спасибо, ставок больше нет! — раздает карты Санек, тяжело вздохнув в знак согласия.

«Пиджак» играл долго и, похоже, продулся основательно. Остальные игроки (а казино в тот вечер было заполнено на 2/3) тоже не скучали. Несколько товарищей из Питера устроили сеанс одновременной игры. Перебегая от стола к столу, «жарят» и в русский покер, и в оазис. В перерывах успевают добежать и до рулетки. Впрочем, ближе к ночи суета спадает. Хлопают дверцы иномарок, народ отчаливает. В самую дорогую гостиницу Минска. С полуночи там «горячо». Открывается сезон секс-туризма.

Секс-туризм под носом у Батьки

Изначально это направление «разработали» турки. Они зачастили в Минск два года назад — с открытием наших казино. У турок давно запрещена рулетка — вот и колесят. Предпочитали Москву, но Белоруссия дешевле. Видя такое дело, предприимчивые земляки открыли в Минске гостиницу «для своих».

Белоруски так хороши, будто все отобраны по ГОСТу...

 

Белоруски так хороши, будто все отобраны по ГОСТу…Фото: Антон МОТОЛКО.

 

 

И наладили поставки девушек. У турок появился дополнительный стимул — поток «туристов» резко увеличился. Теперь подключились и россияне. По привычке селятся в самый дорогой отель — и сразу в эпицентре событий. Вообще-то Лукашенко резко против проституции — это знает каждый. Вы не встретите путан на улице или на трассе. Только в отеле. На этот оазис разврата белорусские власти смотрят сквозь пальцы… Казино — это деньги, и, если они выживают за счет похотливых туристов, приходится идти на уступки…

По вечерам девчонки оккупируют довольно просторный бар в холле. И, потягивая дешевое мартини, выжидающе озираются в полумраке. Клиенты в нерешительности. С одной стороны, можно провести ночь с профессионалкой за 70 долларов, а с другой — рядом крутится столько сексапильных дилетанток… Речь про старшеклассниц, студенток и дамочек чуть за тридцать. Все они стоят в очереди за принцем. То есть формально-то они стоят в ночной клуб, что на втором этаже гостиницы.

— Лучшее место для съема! — пиарит заведение девчонка из очереди (за ней еще человек сто). — Ты обычно с кем?

— С москвичами, — смеюсь, подыгрывая девчонке.

Подруга завистливо приподняла бровь, мол, везет. На россиян большая конкуренция, поэтому она специализируется на турках. Они не так переборчивы. Другое дело, что с ними ловить нечего, максимум провести выходные. А вот русский и замуж позвать может. Были случаи. В России ажиотаж вокруг олигархов уже как-то поутих, а вот белоруски по-прежнему грезят Рублевкой. И, черт возьми, они ее достойны. Уж больно хороши. Не знаю, может, все дело в том, что они питаются по ГОСТам? Потому у них бархатистая кожа, белые зубы и длинные ноги…

Буржуазное логово

Наконец отстояли очередь, прорываемся к лифтам. С первой попытки не утрамбуешься. В самом клубе не протолкнешься. Орет и пульсирует музыка. Ведущий объявляет конкурс на тему «У кого самые большие сиськи!». Правила простые: надо выйти и показать! А мужики заодно приценятся. Женский туалет похож на гримерку: смешение ароматов разных марок, буквально бойня у зеркала, чуть меньший ажиотаж у розеток — многие пришли с плойками, прости Господи.

— Не, народ, сегодня вам не светит! — подсаживаюсь к путанам в баре на первом этаже, вырвавшись из суматохи клуба. — Там столько студенток!

— Так еще нет трех, — немного шепелявя, возражает одна из девчонок.

— И что? — пытаюсь уловить логику.

А то, что самые «жирные» клиенты приходят под утро и они привыкли иметь дело с профессионалами. Их появления всегда ждут со стороны «Шангри-Ла» — это казино через дорогу. Одно из самых пафосных на территории СНГ. Открылось буквально вчера.

— Когда мы его открывали, — говорит пресс-секретарь холдинга «Storm International» Лаврентий Губин, — отдавали отчет в том, что 99,9 процента белорусов не смогут себе позволить такую игру. Но и не на них делали ставку. Это камерное казино для состоятельных людей.

А где у нас состоятельные люди? Правильно, в Москве и Питере. Оттуда их везут чартерами. А потом они исчезают в этом казино. Внешне ничего особенного. Чуть подкрашенное здание бывшего ресторана. Но что внутри? Местные слагают легенды: хрустальный пол, золотые люстры… Впрочем, не факт. Внутри никто не был. Пускают не всякого. А лишь тех, кто с порога меняет фишки на сумму не менее 10 тысяч долларов.

Впрочем, всегда есть план «Б».

— Пойду посмотрю, чего там ваши копаются! — бросаю на прощание проституткам. Дверь казино распахивается, почтительно кивает охранник.

— Вы пришли в казино «Шангри-Ла», — зачем-то напоминает мне девушка на ресепшене. — Вас ознакомить с правилами посещения?

— Не трудитесь, — выеживаюсь. — Меня ждут…

Старая уловка, но сработала. Как минимум минут десять у меня есть.

Казино действительно камерного типа. В глубине зала — небольшая ниша. В ней разместились музыканты — играют джаз. «Живая музыка» — это политика заведения. По периметру зала игровые столы и спины каких-то олигархов. Они играют молча и обстоятельно. В центре зала несколько столов, заставленных кальянами и вином. В диванах утопают какой-то чудик с седой косичкой и его хищная любовница. Короче, тошнотворно. Этакий «салун» для господ белогвардейцев. Буржуазное логово с стране развитого социализма.

Почему не строят в России

Тут с какой стороны ни смотри — явный идиотизм. Казино готово возить игроков чартерами за границу, лишь бы не строить в России. Хотя по идее все эти элитные казино, которые окопались в Армении, Киргизии и Белоруссии, должны были появиться в «специализированных игровых зонах». Их, напомним, всего четыре: «Азов-Сити» на границе Ростовской области и Краснодарского края, «Сибирская монета» на Алтае, «Янтарная» в Калининграде и безымянная в Приморском крае.

— Вы видели эти зоны? — скривившись, интересуется бывший гендиректор столичного казино «Космос» Михаил Порохов. — Это чистое поле. Там нет дорог, электричества и не ловит мобильная связь. Ближайшие аэропорты минимум в 200 километрах езды. Поблизости лишь парочка вымирающих деревень. И там я должен построить казино? И заодно отгрохать инфраструктуру? Извините, так дела не делаются.

— Но вроде бы региональные власти, в частности, «Азов-Сити», уже начали строительство? — возражаю.

— Как начали — так и закончили, не достроив, — ухмыляется Михаил. — Теперь дорога обрывается посреди поля.

Региональные власти разводят руками: заначка кончилась — больше денег нет. Странное дело. Если знали, что не потянут, зачем подавали заявки? Изначально ведь федералы провели тендер. Если докажешь, что на твоей территории находится самый депрессивный район и предложишь лучший план по его возрождению — победил. Регионалы не мелочились. В планы заложены баснословные суммы. Тут и дороги, и жилье, и коммуникации…

— Когда подавались заявки, — открывает секрет председатель ростовского Комитета торгово-промышленной палаты Ростовской области по предпринимательству Николай Оганезов. — Никто не мог предположить, что все затраты лягут на региональный бюджет. Понимаете? Программа-то федеральная. И все решили, что и деньги будут федеральные. Потому все так щедро проставляли цифры в сметах и рисовали на бумаге воздушные замки.

А когда победителей осчастливили новостью — те сползли по стулу. Но отказываться… поздно. Пойти против воли федералов не отважился ни один из губернаторов. Однако большинство тут же рубанули: из регионального бюджета — ни копейки. Инвесторам надо, пусть и строят. Из последних сил тянулись лишь Краснодарский край и Ростовская область. Но быстро выбились из сил. На что инвесторы презрительно изогнули бровь, дескать, кто бы сомневался… Проект разваливается на глазах.

Но федералы по-прежнему утверждают, что все путем.

— Мы все сделали верно, — утверждает председатель Комитета Госдумы по экономической политике и предпринимательству Евгений Федоров. — Наши инвесторы не идут. И пусть. Ленивые нам и не нужны. Понимаете, им дали возможность заработать, а они раздумывают…

— Разумеется, — соглашаюсь я. — У них никаких льгот. И главное, нет инфраструктуры. Вкладываться в нее нерентабельно. А регионы не тянут. Может, подсобить им?

— Регионам надо сделать лишь минимум, — возражает Федоров. — Потом инвесторы подключатся. Или вы хотите, чтобы государство все оплатило, а бизнесмены снимали сливки?

Казино обосновались в бывших фермах и депо...

Казино обосновались в бывших фермах и депо…

Инвесторы не герои

Но вообще-то это мировая практика. Например, Китай. Там также запретили рулетку и выделили под нее один регион — Макао. Тоже не из благополучных, конечно. Но государство не поскупилось на новый аэропорт, жилой фонд и субсидии. И главное — не ставили сроков. У нас заявили, что зоны будут работать 10 лет, потом посмотрим. Инвесторы возмущены — у них нет никаких гарантий. Сейчас построят, а что потом? Могут запретить рулетку. Или разрешить повсеместно. Или перенести в другое место. Да что угодно…

— Когда мы определяли этот срок, понимали, что инвесторов это может смутить, — говорит Федоров. — Но и мы рискуем. Это фактически новые игровые города — у нас должна быть возможность влиять на их развитие.

— Да нет никаких городов, — развожу руками. — В трех зонах вообще глухо. Арендовано всего несколько участков в «Азов-Сити», но и там не начинали строительство…

— Ошибаетесь! — ликует Федоров. — Бизнесмен из Казани уже достраивает казино — в январе открытие.

Во дает! Казино в поле? И на кого он рассчитывает? Впрочем, тоже может возить игроков чартерами. Какая им разница, куда летать. Все равно от рулетки не отлипают. Им что Киргизия, что Армения, что Краснодар…

— Тихо, тихонечко, — прерывает Николай Оганезов, — в этих странах, конечно, ждут россиян. Но там мощная «подстраховка». Армению окружают три страны, где запрещены азартные игры: Израиль, Иран и Турция. Как думаете, куда поедут тамошние игроки? С Киргизией то же самое. Там азартные казахи и киргизы (учитывая коррупцию, тамошние чиновники не бедствуют. — Авт.). То есть «подушка безопасности». В Белоруссии ее нет. Но у нее есть преимущество — это расстояние. Из Москвы лететь всего час, можно слетать, поддавшись настроению. А кто полетит в Краснодар?

Надо бы спросить у экстремалов, которые строят казино в чистом поле.

Суровые парни из Казани

— Мы строим, потому что мы не неженки, — рубит с плеча директор управляющей компании будущего казино «Оракул» Борис Петренко. — Потому что в отличие от московских инвесторов привыкли выживать в «суровых условиях». Дело в том, что региональные власти Казани, где в свое время было казино «Оракул», запретили азартные игры, не дожидаясь закона 2007 года. Казино выгнали сиюминутно. Притом в такой же необжитой, как и «Азов-Сити», город. Он называется Камские поляны.

Там казино обосновались в бывших ветлабораториях, депо и фермах. Крупье возили автобусами из Набережных Челнов. И ничего — раскачали. Народ поехал. Но этим летом праздник кончился.

— Так что нам не привыкать, — пожимает плечами Петренко. — На кого рассчитываете? Собственно, на жителей ближайших областей.

Проблема в том, что из Ростовской области не проедешь — дорога обрывается. Но Петренко это не останавливает. Мол, будем встречать игроков на внедорожниках. Правда, в распутицу здесь и джип не пройдет, но дожди не вечны…

— Впрочем, как и «зоны», — напоминаю. — Если их через 10 лет закроют, что вы будете делать со зданием?

— Невозвратные инвестиции, — задумался Борис. — Это мы тоже проходили. Когда уезжали с Камских полян, просто бросили здание: ни продать, ни сдать в аренду. Но за три года оно себя окупило. Так что в убытке не будем. Если нам дали возможность заработать, мы ее используем.

Складно поет. Все логично. И все-таки не отпускает смутное ощущение, что казачок-то засланный. С легким сердцем ставить на кон такие деньги… Но, может, они действительно лишь отважные пионеры…

Вопрос в другом. Почему чиновники ждут героизма от наших инвесторов? По их прикидкам, они должны повторить подвиг старателей Аляски: тысяча трудностей за одну крупицу золота. Но у старателей не было выбора, а у наших инвесторов есть. Они выбирают страны с более теплым климатом. И налоги платят в тамошнюю казну. Нам не нужны эти налоги? Нужны. Иначе бы не затевалась история с игорными зонами. И подымать депрессивные регионы тоже необходимо. Но, видимо, проблема в том, что чиновники играют в одни ворота. При составлении плана они не учли одну деталь — интересы инвесторов. А те, в свою очередь, наплевали на интересы государства.

КОМПЕТЕНТНО

Директор Департамента стратегического анализа компании «ФБК» Игорь НИКОЛАЕВ: «Они строят потемкинские деревни»

— С 2007 года, когда было объявлено о строительстве специализированных игровых зон, прошло достаточно времени, и уже можно делать выводы. Очевидно, что результат отрицательный. Но проблема в том, что чиновники не любят признавать свои ошибки. Поэтому они и дальше будут уверять, что с зонами «все путем». Возможно, в одной из них построят потемкинскую деревню и будут на нее кивать при каждом удобном случае. Проблема в том, что у этой «деревни» нет перспектив. Изначально месторасположение зон выбрано неудачно. Оптимальный вариант — это города-спутники. Допустим, если бы объявили о строительстве зоны между Москвой и Санкт-Петербургом, от инвесторов не было бы отбоя. Можно еще что-то придумать, посоветовавшись с самими инвесторами. Не идти у них на поводу, но прислушаться. Однако, боюсь, с нашей вертикалью власти это невозможно. Впрочем, и вклиниться с этой вертикалью в рыночную экономику тоже, как видно, не получается.

Евгения Супрычева, Комсомольская правда

Читайте также: