Россия: дети, не ставшие своими — хроника громких дел

Ежегодно порядка 2 тысяч детей в России становятся жертвами убийств и тяжких телесных повреждений. В минувшем году жертвами насилия стали 126 тысяч несовершеннолетних, 1 914 из них погибли. Такова официальная статистка Российского детского фонда. В ушедшем году общественность шокировали сразу несколько подобных преступлений, причем все они произошли в столичном регионе, а жертвами стали приемные дети. 

Дело Гречушкиных

14 декабря 2009 года предприниматель из Подмосковья Владимир Гречушкин был приговорен к пожизненному заключению за жестокое обращение и истязание приемных детей, а также убийство одного из них. Жена Гречушкина, Айрини-София Баская, получила 16 лет колонии общего режима.

Дело супругов Гречушкиных стало одним из самых громких. Оно вызвало широкий общественный резонанс после того, как 26 января 2009 года в реке Пехорка в Люберецком районе было обнаружено тело трехлетнего мальчика с привязанным к животу автомобильным аккумулятором. Сначала выдвигалась версия, что ребенок стал жертвой маньяка-педофила, однако позже выяснилось, что мальчик был старшим из троих приемных детей Гречушкиных.

В декабре 2008 года пара усыновила в Молдавии троих детей: трехлетнего Даниила Бойко, двухлетнюю Анастасию Лукьянову и ее годовалого брата Анатолия. Малышам дали новые имена — Александр-Аллар, Эрика-Аннета и Всеволод-Герберт соответственно. Следователи полагают, что Гречушкин дал детям сложные имена, чтобы было легче запутать органы опеки и погранконтроля. По настоянию мужа, урожденная Ирина Емельянова тоже сменила имя.

В ходе расследования стали известны шокирующие подробности: когда Даниила бросили в воду, он был еще жив, перед этим его истязали. Также выяснилось, что это не первая детская смерть в семье Гречушкиных. Ранее во время перелета в Таиланд в самолете скончался Толя — он задохнулся рвотными массами.

Пассажиры самолета рассказывали, что Гречушкины спокойно восприняли информацию о смерти ребенка. На его теле были обнаружены многочисленные кровоподтеки и ссадины. Несмотря на это, тело выдали приемным родителям, которые сразу его кремировали. Выжить удалось только Насте, она была доставлена в детдом в крайне тяжелом состоянии из-за недоедания и болезней.

По данным следствия, желая избежать уголовной ответственности за совершенные преступления, Гречушкины уехали на отдых в Пермь. Они были задержаны 5 февраля в поезде при возвращении домой.

В компьютере Гречушкина нашли поддельные свидетельства о смерти Даниила и Толи, изготовленные задолго до их гибели. Кроме того, перед вылетом в Таиланд мужчина вел длительные переговоры с кем-то в этой азиатской стране. Следствие доказало, что мальчиков систематически сажали на цепь, обливали горячей водой, лишали еды и питья, прижигали сигаретами и выгоняли без верхней одежды на мороз.

Гречушкины не признали себя виновными, заявив, что дети были слабыми и умерли от болезней. На суде Айрини-София Баская пояснила, что «не нашла в себе материнских чувств и отстранилась от детей. Они были в синяках, потому что учились ходить и беспрестанно падали». Адвокаты обвиняемых также пытались доказать, что малыши умерли от болезней.

Досталось и сотрудникам милиции: на протяжении двух месяцев никто не знал о проживании трех малолетних детей в одном из домов садового товарищества «Марусино» Люберецкого района. Не знали об этом и органы опеки: по данным СМИ, Гречушкины не зарегистрировали там детей.

Как отмечали журналисты, после удачных ходов в своей защите Гречушкины улыбались и не выглядели раскаявшимися. Во время нахождения под стражей у Баской родилась дочь Арианна.

Присяжные единогласно вынесли Гречушкиным обвинительный вердикт и признали их не заслуживающими снисхождения. Присутствующие в зале встретили решение суда аплодисментами. Приговор пока не вступил в силу, 28 декабря адвокат Гречушкина обжаловал его.

Дело Глеба Агеева

Четырехлетний Глеб Агеев, избитый до полусмерти, был доставлен в конце марта в реанимацию детской городской больницы имени Сперанского. У ребенка обнаружили закрытую черепно-мозговую травму, повреждение половых органов и термические ожоги лица. Некоторые травмы были давними. Приемные родители Глеба, Лариса и Антон Агеевы, объяснили, что мальчик сначала опрокинул на себя чайник с кипятком, а затем упал с лестницы. Этой версии придерживались и органы опеки. Сам Глеб рассказал, что мама избила его раскаленным чайником.

Позднее приемный отец признался, что после «несчастного случая» Глеб еще какое-то время оставался дома, родители хотели скрыть травмы ребенка, чтобы избежать уголовного дела.

Впоследствии выяснилось, что родной сын Агеевых Руслан трагически погиб. Это сказалось на психике Ларисы, она проходила лечение от алкогольной зависимости. Ее супруг предложил взять двоих детей из приюта. Соседи рассказывали, что плачущих Глеба и двухлетнюю Полину выставляли на улицу, но даже после того, как девочку увидели с синяком под глазом, никто не отважился обратиться в милицию.

Агеевы со скандалом забрали Глеба из больницы, мальчику даже не успели снять швы. При этом приемный отец предъявил удостоверение сотрудника одного из федеральных органов власти. Уже после того, как мальчик оказался в руках родителей, было возбуждено уголовное дело по статье «нанесение побоев или совершение иных насильственных действий, причинивших физическую боль». Тогда же чиновники начали разбираться, правомерно ли было отдавать мальчика Агеевым.

Кадры с избитым Глебом облетели всю страну. Делом заинтересовалась Общественная палата, объявив о намерении внести изменения в законодательство по защите детей. Глеба и Полину удалось забрать от приемных родителей и изолировать в Морозовской больнице.

Судебно-медицинская экспертиза признала, что мальчику были нанесены побои, но они были квалифицированы как легкие. В начале апреля Агеевым было предъявлено официальное обвинение в побоях и жестоком обращении с ребенком.

Генпрокуратура потребовала уволить сотрудников органов опеки и милиционеров, допустивших волокиту при проведении проверки по факту избиения ребенка. Главного врача больницы имени Сперанского уволили за то, что он пустил журналистов. Правда, потом попросили вернуться. Должности зампреда правления крупного столичного банка лишился и Антон Агеев.

23 апреля приемную мать Глеба взяли под стражу, предъявив ей обвинение по статьям «неисполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего» и «истязание». Отец оставался на свободе и успел выступить по телевидению в программе «Пусть говорят». Пока длился процесс по отмене усыновления Глеба и Полины, оба ребенка находились сначала в больнице, а потом в приюте. У детей была нарушена психика, они были подавлены и напуганы.

18 июня Преображенский суд Москвы отменил усыновление. Из актов записи о рождении обоих детей были исключены указания об их приемных родителях. На волне сочувствия к Глебу и Полине появилось много желающих их усыновить, но никто так и не решился действительно это сделать. В больнице Глеба также якобы навещала родная мать, но сотрудники органов опеки опровергли это, подчеркнув, что никаких встреч с посторонними лицами не было.

Наказание Агеевым так и не было назначено, оба они остались на свободе и пытались встретиться с мальчиком в обход закона. Они так и не признали свою вину, настаивали, чтобы их проверили на детекторе лжи и заявляли, что готовы на все, лишь бы доказать свою невиновность.

Ребенок ради квартиры

Кризис породил потребительское отношение к приемным детям. В Москве был зафиксирован случай, когда пара вернула ребенка в приют после того, как, благодаря малышу, получила большую квартиру. С такими «родителями» ничего нельзя сделать: российское законодательство не предусматривает ответственности за отказ от ребенка, даже если в действиях усыновителей был выявлен корыстный мотив.

Фактически от мальчика отказались трижды. Сначала родные родители. Затем первые приемные родители, которые вернули ребенка обратно в детский дом, объяснив свой отказ тем, что «не смогли приспособиться друг к другу». Второй приемной семье мальчик помог улучшить жилищные условия и больше не понадобился.

При усыновлении ребенка родителям выплачивается разовое пособие. Сумма его не велика, но если сирот брать и возвращать несколько раз, то это может служить средством к существованию.

Приемных детей даже «дарят» ко дню рождения. Так, мужчина пришел в детский дом с полным комплектом документов и обратился к одному из сотрудников с просьбой выдать ребенка поскорее, так как у жены юбилей.

Дело капитана Захаркина и близнецов Лапузиных

В ноябре череду громких инцидентов с участием приемных детей пополнил случай с восьмилетними Катей и Дашей Лапузиными. По версии следствия, их выбросил из окна восьмого этажа пьяный отчим, капитан 3 ранга Николай Захаркин. Девочки выжили, так как в момент происшествия спали, и были доставлены в больницу в тяжелом состоянии.

Даша пострадала больше сестры — она была подключена к аппарату искусственного дыхания. У девочки была сочетанная травма, сотрясение головного мозга, перелом пяти ребер справа, разрыв печени, забрюшинная гематома, ушибы и ссадины. Позже врачи обнаружили у нее переломы позвоночника в нескольких местах. У Кати диагностировали разрыв селезенки.

Очевидцы сообщали, что девочек выбросил из окна мужчина. По данным следствия, в ночь трагедии матери девочек Ирины Лапузиной не было дома допоздна, и в приступе ревности офицер выбросил приемных дочерей. Перед этим он послал гражданской жене sms-сообщение. Офицер сказал, что это были не более чем угрозы. По данным СМИ, в семье и раньше случались ссоры, в результате одной из них Захаркин избил жену. Также он угрожал ей убийством.

Московский гарнизонный военный суд выдал санкцию на арест капитана Захаркина. Он не признал своей вины и заявил, что девочек выбросила из окна Ирина или кто-то еще. Офицер также сообщил, что практически в одиночку занимался воспитанием Даши и Кати, так как мать не уделяла им должного внимания и вела распутный образ жизни.

Тем не менее Захаркину было предъявлено обвинение по статье «убийство» через статью «покушение на убийство». Следователи считают, что он не довел свой преступный замысел до конца. Офицеру грозит до 20 лет лишения свободы или пожизненное заключение.

В СМИ сообщалось, что одна из девочек дала показания против отчима, однако позже выяснилось, что близнецы ничего не знают о случившемся, и думают, что упали с лестницы. Обвинения в свой адрес со стороны гражданского мужа Ирина Лапузина восприняла спокойно и назвала их своеобразным способом защиты офицера. Адвокат женщины считает, что Захаркина, как военного, попытаются максимально обелить, а Ирину — очернить. На работе капитана охарактеризовали исключительно с положительной стороны.

Сам офицер признался, что «с огорчением наблюдает, как по телевидению о нем говорят неправду». В тюрьме он начал писать автобиографию «Жизнь хорошего человека». Срок содержания Захаркина под стражей истекает 12 января. Он находится на стационарном обследовании в одной из клиник Москвы в рамках проведения комплексной психолого-психиатрической экспертизы, результаты которой станут известны в конце января.

 Московские новости

Читайте также: