Честь самураев сберег… Макаренко

Причастность к коррупции, даже косвенная, для японского политика или чиновника является своеобразной «черной меткой». Получив ее, он уже не может рассчитывать на карьерный рост и чаще всего с позором лишается своего поста. Поэтому государство не только карает должностных преступников, но и защищает чиновников от наветов. 

Воспитывать японский коллектив по-украински

В Японии говорят: «Гражданина воспитывают не родители, гражданина воспитывает общество». Поэтому ребенку до 7 лет позволяют любые шалости. Но со школьного возраста ситуация резко меняется: каждому японцу прививают высокую личную ответственность, коллективизм, уважение к старшим и железную дисциплину. Интересно, что из всех зарубежных стран именно в Стране восходящего солнца получили наибольшее распространение идеи нашего соотечественника Антона Семеновича Макаренко. В 1960-е годы в Японии даже наблюдался настоящий макаренковский бум.

Менеджмент фирм использовал его принципы формирования коллектива личностей, результатом чего, по мнению экспертов, и стало «японское чудо». Вероятно, не будет утрированным утверждение и о том, что идеи нашего педагога о коллективистском воспитании были положены в основу антикоррупционной борьбы. По крайней мере, именно в Японии осуждение чиновников, уличенных в должностных преступлениях перед обществом и «товарищами» по коллективу, возведено в ранг закона.

К примеру, существует законодательная норма, согласно которой осуществляется регистрация лиц, обвиненных в причастности к организованной преступности и коррупции. Более того, факт такой регистрации обязательно становится известным через СМИ всей общественности. Разумеется, попасть в этот список для политика или госслужащего — все равно, что подать заявление об отставке.

Кроме того, в 2001 году в стране вступил в силу закон «О раскрытии информации», который гарантирует гражданам право на доступ к официальным данным правительственных учреждений. Наличие подобных положений стало значительным барьером для коррупционных действий. Нововведения в законодательстве были вызваны скандалами 1970-90-х годов, в которых были замешаны ведущие политики и чиновники страны.

Коррупцию побороли благодаря… мафии

В феврале 1976 года западный мир потряс грандиозный скандал, вошедший в историю как «локхидское дело». Один из менеджеров американской авиастроительной фирмы «Локхид» признал перед сенатской комиссией США, что его компания давала взятки высокопоставленным чиновникам во многих странах. Началось судебное разбирательство, которое длилось 19 лет! Более всего это дело коснулось Японии. По обвинению в получении взятки в $2 млн на скамью подсудимых попал премьер-министр Какуэй Танака. В результате он лишился своего поста. В 1988 году в Токио начался новый процесс по делу о взятках в структурах государственной власти. Одним из главных обвиняемых вновь стал Какуэй Танака. Согласно опросам общественного мнения, 75% японцев требовали его изгнания из политики. На суде Танака был полностью изобличен во взяточничестве, и его приговорили к тюремному заключению.

Но особую опасность для японского общества представляли тесные «связи» представителей власти с руководителями мафиозных структур (якудза). Дело в том, что, в отличие от своих зарубежных коллег, якудза не ссорились с властью, а она неофициально и иногда даже официально поддерживала их исходя из принципа «лишь бы был порядок». Кстати, согласно книге рекордов Гиннесса, якудза являются самым значительным криминальным феноменом в мире. Более того, в Японии мафия приняла своеобразный «законопослушный» характер. И поэтому госструктуры почти открыто сотрудничали с гангстерами.

Все изменилось в 1990-е годы. В в 1992 году правительство принимает закон по борьбе с организованной преступностью, который должен был обуздать мафию. Жить якудза с тех пор стало сложнее, и большая часть гангстерских группировок перешла на нелегальное или полулегальное положение. Впрочем, в последующие несколько лет якудза смогли оправиться от нанесенного им удара. А вот что касается связанных с ней коррупционеров, то им явно не посчастливилось.

Во время операций по укрощению мафии всплыли шокирующие общество данные о связях якудза с высшими чиновниками. Так, после ареста в 1993 году одного из мафиозных лидеров — Канэмару стало известно, что он фактически руководил действиями японских премьер-министров Набору Такэсита, Тосики Кайфу, Киити Миядзава!

Дальше — больше. Ассоциация аудиторов Японии подготовила отчет, в котором были собраны данные по 1850 компаниям страны. Оказалось, что пятая часть из них за последние десять лет была замешана в коррупционных скандалах.

Насколько всерьез государство взялось за наведение порядка, свидетельствуют и довольно трагические события — по стране прокатилась волна самоубийств. Один из самоубийц, глава крупной компании, в предсмертной записке взял на себя вину за недостойное поведение своих служащих.

Доверяй, но проверяй

В начале 2000-х годов в стране один за другим принимаются антикоррупционные законы. Под пристальный взгляд японской Фемиды прежде всего попали категории лиц, занимающих действительно властное положение. К первой относят политиков — депутатов парламента, членов кабмина, их заместителей и политических советников, глав местных администраций и депутатов местных собраний. Вторая категория — правительственные и местные чиновники.

Для предупреждения коррупции был установлен ряд запретов. В частности, госслужащему запрещалось быть одновременно руководящим лицом, либо советником, или иметь собственное дело. После ухода со службы отставному чиновнику не разрешается в течение двух лет занимать должности в коммерческом предприятии той области, которую он курировал последние пять лет службы. Но главным направлением борьбы с коррупцией стала кадровая политика. Государственное администрирование построено в Японии по принципу, согласно которому руководящие посты должны занимать наиболее способные люди, независимо от их социального и экономического статуса. При этом японским чиновникам гарантирована достойная оплата труда. Ну а уж если человек добился высокой должности с соответствующей зарплатой, то и требования к нему предъявляются самые жесткие.

Одновременно государство приложило немало усилий, чтобы защитить чиновников от ложных обвинений во взяточничестве. За ложный донос или жалобу с целью возбуждения не только уголовного, но даже дисциплинарного преследования предусмотрено наказание — каторга на срок от 3 месяцев до 10 лет. Такая строгость объясняется тем, что в подобных случаях преступное деяние направлено не против конкретного чиновника, а против государства.

Александр Постоленко, ВВ

Читайте также: