США и Китай против всех

США и Китай уже являются двумя самыми мощными государствами мира. Если они станут союзниками, их ничего не остановит. Наблюдаем ли мы за рождением эпохи двойной супердержавы? 

Когда Китай чихает, у всего мира простуда. Билл Клинтон признал это, будучи президентом Соединенных Штатов, когда сказал, что «в будущем сильный Китай может бросить Соединенным Штатам вызов». В то же время он предупредил и о риске, идущем от «слабого Китая», который мог дестабилизировать большие области Азии.

Сегодня преемник Клинтона и его коллега по Демократической партии Барак Обамы ищет пути более тесного сотрудничества с огромной нацией, насчитывающей 1,3 миллиарда человек.

Обама верит в то, что сотрудничество с Китаем будет жизненно важным в грядущие годы. «Основные вызовы 21-го века, от глобального потепления до распространения ядерного оружия и экономического восстановления, это вызовы, стоящие перед обеими нашими странами, и это проблемы, которые никто из нас не может решить в одиночку», — заявил президент США во время своего визита в Китай.

Тем временем в Китае политики, экономисты и военные приходят к схожему выводу, когда размышляют над тем, как наилучшим образом взаимодействовать со старой супердержавой США. «В 21-м веке, — говорит президент Китая и лидер его Коммунистической партии Ху Цзиньтао, — отношения между Китаем и США – одни из важнейших в мире». Существует понимание, что без американской помощи Китаю потребуется много лет, чтобы добиться «умеренного процветания для всех граждан», которое Коммунистическая партия обещает народу и использует для оправдания своего правления.

Эти две страны еще никогда так сильно друг от друга не зависели, как сегодня. Без американских рынков и американских инвестиций, ситуация в Китае была бы хуже, чем есть. В то же время, в условиях текущего экономического спада многие американцы с трудом сводили бы концы с концами, если бы у них не было дешевых товаров из Китая. А американское правительство было бы неспособно функционировать, если бы Центральный банк Китая не покупал так много государственных облигаций США. По состоянию на прошлый год, Китаю принадлежат казначейские обязательства США на сумму в 800 миллиардов долларов.

Рост Кимерики

Бывший советник США по национальной безопаснсоти Збигнев Бжезинский говорит о геополитическом сдвиге от Атлантического к Тихому океану. Он называет Китай и США «группой двоих, способной изменить мир», в то время как историк экономики Ниал Фергюсон (Niall Ferguson) придумал термин «Кимерика», чтобы описать свою точку зрения, состоящую в том, что две эти страны уже так тесно связаны, что давно являются «одной экономикой».

Одна сторона дает, а другая берет: делает ли это Кимерику браком, заключенным на небесах?

Вновь обретенная экономическая мощь Китая вызывает тревогу в США. Американским бизнесменам и политикам непривычно видеть, как их страна все больше зависит от решений, принимаемых на другом конце света. Еще хуже наблюдать, как эти решения принимаются коммунистическими правителями. Китай не только обогнал США и стал самой популярной страной для иностранных инвестиций; огромные золотовалютные резервы Пекина (на сегодняшний день составляющие 2,3 миллиарда долларов) дают китайским фирмам возможность приобретать доли в американских компаниях, как, например, произошло с компьютерным гигантом IBM.

Стратегическое успокоение

«Мы чувствуем горячее дыхание этого экономического дракона у себя за спиной», — пишет в своей книге «Китай: хрупкая супердержава» (China: Fragile Superpower) профессор Сьюзан Шерк (Susan Shirk), бывшая заместителем помощника госсекретаря в администрации Клинтона.

Заместитель госсекретаря США Джеймс Стайнберг (James Steinberg) придумал фразу «стратегическое успокоение», чтобы описать отношения своей страны с Китаем. Идея такова: если Вашингтон и его союзники радостно примут Китай на международной сцене как «процветающую и успешную державу», то Пекин «должен успокоить остальной мир, что его развитие и растущая роль в мире не произойдут за счет безопасности и благополучия других», объясняет Стайнберг.

Пентагон с беспокойством наблюдает за тем, как Китай наращивает свою армию и, в особенности, флот. Военный парад, проведенный на площади Тяньаньмэнь в прошлом году в честь 60-й годовщины основания Народной республики Китай, одновременно поразил и встревожил весь мир.

Военно-морские амбиции

Спуск на воду первого китайского авианосца — не более, чем вопрос времени. Вооруженные силы и разведывательные службы США нервно наблюдают за усилиями Китая по разработке эффективных противокорабельных ракет, которые могли бы поставить под угрозу американские авианосцы. По собственной информации китайцев, недавно армия Китая успешно протестировала оборонительную систему, способную уничтожать межконтинентальные ракеты.

Некоторые подозревают, что намерения Китая могут быть не такими мирными, как постоянно утверждает сама страна. Военные корабли, замаскированные под рыболовецкие судна, все чаще курсируют по Южно-Китайскому морю, являющееся объектом территориальных споров между Китаем и Тайванем, Вьетнамом, Малайзией, Бирмой и Филиппинами по поводу тропических островов Спратли и между Китаем и Тайванем и Вьетнамом по поводу Парасельских островов.

Сегодня боевые китайские корабли также патрулируют сомалийское побережье для защиты китайских кораблей, перевозящих полезные ископаемые, от пиратов. Американские эксперты никогда еще не засекали столь много китайских подлодок, проводящих столь длительные патрулирования столь далеко от материкового Китая, как за последние несколько месяцев.

 «Америка нужна нам, чтобы добиться равновесия»

Дважды китайские рыболовецкие суда останавливали американский шпионский корабль поблизости от китайской базы подводных лодок Хайнан. Чувство недоверия было еще больше усилено, когда китайский генерал заявил, что в будущем Китаю потребуются постоянные военно-морские базы в Тихом океане.

Сингапурский политик Ли Куан Ю (Lee Kuan Yew), ветеран азиатской политики, описывает ситуацию следующим образом: «Через 20-30 лет размер Китая лишит остальную Азию, включая Японию и Индию, возможности сравниться с ним в силе и потенциале. Поэтому Америка нужна нам, чтобы добиться равенства».

Предупреждение Ли, сделанное перед лицом растущей экономической и военной мощи Китая, стало отражением мыслей многих азиатов, а именно – США должны оставаться противовесом все более мощному Китаю.

Однако в самом Китае слова Ли вызвали недовольство. И у китайских политиков есть свои собственные причины для скептического настроя. Они подозревают, что у США есть только одна цель – помешать «мирному прогрессу» Китая и заставить его принять западные ценности вроде демократии.

Сдерживание юаня

Пекин проверяет все послания из США, ища признаков того, что они служат цели «удержать Китай». Не поэтому ли, например, Вашингтон так настаивает на ревальвации китайского юаня? Американские экономисты говорят, что китайское правительство поддерживает курс своей валют столь низким специально для того, чтобы искусственно увеличить стоимость американского импорта, при этом делая китайский экспорт особенно дешевым – и что это уже стоило США многих рабочих мест.

Пекин отвечает, что это обвинение несправедливо, так как многие американские компании также производят свою продукцию на китайских фабриках. Если цены вырастут из-за более сильного юаня, эти компании также пострадают.

Но в США все громче раздаются призывы защитить отечественного производителя от китайских конкурентов. Некоторые экономисты сегодня превозносят преимущества заградительных пошли, хотя еще недавно выступали в поддержку свободной торговли. Китай «следует стратегии меркантилизма, искусственно поддерживая свой торговый баланс на высоком уровне», — пишет лауреат Нобелевской премии по экономике Пол Кругман (Paul Krugman). – «В сегодняшнем мире, испытывающем экономический спад, подобная стратегия, говоря прямо, является хищнической». Со своей стороны США установили высокие пошлины на импортируемые из Китая шины и стальные трубы, пытаясь защитить отечественную промышленность от дешевого китайского импорта.

Китай «не поддастся ни на какое давление» по поводу ревальвации юяня, холодно заявил в начале года премьер-министр страны Вэнь Цзябао. Однако лидеры Коммунистической партии не отрицают, что недооцененная валюта Китая дает им преимущества в международной торговле. Тем не менее, они чувствуют себя в своем праве пользоваться этими преимуществами.

«Американские элиты не понимают», к каким фатальным последствиям может привести ревальвация юаня, говорит политолог-комментатор Лян Цзин, добавляя, что это приведет к коллапсу китайского экспорта и “вызовет ухудшение во внутреннем распределении доходов».

Желание усилить свой голос

Проще говоря, это означает, что китайским фабрикам придется уволить многих рабочих, и разрыв между богатыми и бедными быстро станет еще шире, что может привести к общественным беспорядкам в стране.

А если китайское правительство снимет ограничения с движения капитала через свои границы, к чему также призывает Вашингтон, это приведет к «беспрецедентному бегству» капитала из страны, говорит комментатор.

Когда глава Центробанка Китая Чжоу Сяочуань (Zhou Xiaochuan) призвал найти замену доллара США в роли мировой резервной валюты, он не просто принял участие в обсуждении мирового финансового кризиса. Он также послал сигнал: пекинские политики планируют усилить свой голос в таких организациях как Международный валютный фонд. Они не хотят оставлять игровое поле для своего соперника на другой стороне Тихого океана.

Превыше всего Китай хочет помешать США печатать слишком много денег для стимуляции своей экономики. Инфляция может заставить доллары, инвестированные Китаем в США, растаять как лед на солнце.

Брак по расчету

Учитывая страхи по поводу баланса сил на Тихом океане, грядущей торговой войны, споров по поводу юаня, поставок американских вооружений Тайваню и возможную встречу между президентом США и Далай-ламой, которого ненавидят в Пекине, похоже, что впереди у США и Китая тяжелые времена.

Что произойдет с Кимерикой, этим экономическим браком по расчету? Внутри Коммунистической партии Китая растет ощущение, что этот насильственный союз надо распустить, чем раньше, тем лучше. Финансовые управленцы внутри партии уже обменивают долгосрочные казначейские обязательства США на более краткосрочные ценные бумаги.

Рано или поздно, с Кимерикой будет покончено. Настоящий вопрос состоит в следующем: смогут ли бывшие партнеры мирно ужиться друг с другом – или же развод будет враждебным.

Оригинал публикации: Two Superpowers Take on the World

Перевод: Der Spiegel / Trust.ua

Читайте также: