Америка против всех: корпорация «Еда»

Американское питание – одно из самых нездоровых в мире: 33% американских детей, рожденным после 2000 года, суждено стать жертвами диабета. Как и чем нас травят американские транснациональные корпорации.

Стелла МакКартни, дочь легендарного музыканта, с большим триумфом представила лондонскому зрителю фильм американского режиссера Роберта Кеннера Food Inc («Корпорация «Еда»). Лента выдвинута на «Оскар» в номинации «Документальное кино».

Полуторачасовой документальный фильм — весьма впечатляющая попытка донести до зрителя правду о том, что же такое в действительности американская пищевая индустрия, особенно в области животноводства и переработки мяса.

Пища, по определению обязанная снабжать человека энергией для жизни, становится опаснее с каждым днем. И это закономерный итог роста мощности и прибыльности американских гигантов пищевой индустрии, получивших власть невиданных ранее масштабов как над рядовыми потребителями, так и над политиками.

В фильме об этом говорят не только эксперты, но и фермеры, юристы и просто рядовые американцы. Примечательно, что делают они это очень спокойно, лишь констатируя факты и сознавая, что изменить что-либо в «корпорации «Еда» на данном этапе крайне сложно…

Обман и иллюзия

На полках современного американского супермаркета представлено в среднем 47 000 единиц продукции. Едва ли не на каждой упаковке красуются слова «с фермы», «фермерское», «100% натуральное» и т. п., сопровождаемые красочными изображениями сельских домиков и зеленых пастбищ. Глядя на изобилие овощей и фруктов, невольно приходишь к мысли о том, что для супермаркетов времен года не существует. Однако все это лишь иллюзия натуральности, созданная ради заманивания потребителя.

В США уже давно забыли о традиционной сути фермерства. Нет ни ферм, ни фермеров — утверждают авторы фильма. Кто же тогда сеет и собирает урожай, выращивает скот? Этим сегодня занимаются фабрики по производству еды, принадлежащие горстке крупнейших транснациональных корпораций, неустанно контролирующих весь процесс, — от посева семян до появления товара на полках магазинов. А фермеры превратились в наемную рабочую силу, не имеющую права голоса и действующую под контролем и в соответствии со стандартами, разработанными несколькими монополистами.

Речь в этой документальной ленте идет даже не о том, что такое современная еда, а о том, как ведущие представители пищевой отрасли буквально затыкают рты работающим на них фермерам, затягивают на их шеях хомуты неподъемных долговых обязательств и таскают по судам.

Как Америка позволила кучке магнатов получить такую власть над базовой потребностью человека? Почему на полях, на бойнях и в цехах мясокомбинатов трудятся тысячи бесправных иммигрантов, ежедневно рискующих жизнью за гроши? Каким образом «корпорации «Еда» удалось так глубоко пустить корни на американской почве?


Кадр из фильма Food Inc

«Еда» там правит бал

Появление фастфуда в Америке 30-х годов стало первым шагом на пути к формированию чудовищного монстра пищевой индустрии, которого авторы документальной ленты называют «корпорацией «Еда». Именно тогда кухни ранее уютных ресторанчиков превратились в миниатюрные фабрики, где каждый работник выполнял только одну конкретную операцию. Такой конвейерный подход позволял платить мало и при необходимости моментально находить замену строптивым сотрудникам.

Фастфуд стал главным клиентом пищевой промышленности, моментально перестроившей принципы своей работы под столь перспективного заказчика. Сегодня крупнейшим покупателем говядины и фарша в США считается «Макдональдс», в огромных количествах закупающий также картофель, томаты, мясо птицы, салат и яблоки. Звание ведущего покупателя свинины удерживает компания KFC.

Систему фастфуда и переработки мяса держит под контролем четверка производителей. Если в 1970 г. пять ведущих переработчиков говядины суммарно контролировали около 20% рынка, то сегодня 4 компании (Tyson, Cargill, Switt и National Beef) имеют в своем активе более 80% рынка говяжьего мяса. Точно такая же ситуация наблюдается и в производстве и продаже свинины.

Курочка, несущая золотые яйца

Главный принцип существования «корпорации «Еда» — обеспечение максимальной эффективности производственного процесса при его универсальности и дешевизне. Именно поэтому куры сегодня вырастают всего за 48 дней (а в 1950 г. для этого требовалось 70 дней), но при этом весят в два раза больше. Осознав, что потребителю больше нравится белое мясо, пищевая индустрия с помощью генной инженерии вдвое увеличила объем куриной грудки. Кстати, многие производители довольны техническим прогрессом, ведь теперь и растить птицу можно вдвое быстрее, что благотворно отражается на доходах.

Авторы фильма беседовали с десятками фермеров, но только одна дама согласилась пустить съемочную группу на свою птицеферму вопреки запрету компании, на которую она работала. По требованию заказчиков птицу держат в помещениях без окон с тоннельной вентиляцией. Смертность — обычное явление, а ее причина проста: внутренние органы и скелет кур не поспевают за быстрым ростом массы тела. Несчастные птицы с трудом делают несколько мелких шажков по полу курятника, усеянному пометом, а затем падают. Чтобы продлить жизнь больным птицам, их кормят добавками антибиотиков. А затем антибиотики, которыми буквально напичкано куриное мясо, попадают в организм человека, вызывая различные формы аллергии.

Режиссеру удалось снять скрытой камерой процесс транспортировки птицы на мясокомбинат. Рабочие комбината (как правило, нелегальные иммигранты) грузят птиц без разбора, в том числе больных, грязных и травмированных, а на фабрике их, не сортируя, отправляют на переработку.

Переработчики мяса держат фермеров на коротком поводке. Хочешь получить выгодный контракт? Соглашайся на кабальные условия! Так, строительство стандартной птицефермы в среднем обходится в 280 000 — 300 000 долл. Кроме того, фермер обязан постоянно закупать новое оборудование и технологии только у оговоренного поставщика. Отказ равнозначен разрыву контракта. Средний фермер вкладывает в такой бизнес не менее 500 000 долл. (взятых в кредит), зарабатывая в год всего лишь 18 000 долл. Это при американских-то ценах и налогах! Далеко не каждый в такой ситуации осмеливается перечить хозяевам жизни, прекрасно осознавая печальные последствия.

Эта вездесущая кукуруза

При посещении супермаркета у неподготовленного человека создается иллюзия бескрайнего выбора продукции. Как мы уже говорили, это обман, ведь это произведено всего несколькими компаниями. Кроме того, по оценкам экспертов, 90% товаров (и не только продуктов) содержат различные ингредиенты или компоненты, произведенные из кукурузы!

Внимательно изучив надписи на упаковках, вы с удивлением обнаружите следы кукурузы (мальтодекстрин, диглицериды, крахмал, патока и т. п.) в таких продуктах и товарах, как кетчуп, сыр, аккумуляторные батарейки, арахисовое масло, чипсы, салатные заправки, мармелад, кола, сиропы, соки, подгузники, все продукты быстрого питания, маргарин, а также в лекарственных препаратах (в средстве от мигрени мотрине и даже в активированном угле).

Популярность кукурузы объясняется достаточно просто. Сегодня 30% пахотных земель Америки отведены под эту культуру. И если сто лет назад фермер снимал с акра 20 бушелей (по нашим меркам, это 17,4 ц с гектара), то сейчас нормальным считается урожай в 200 бушелей (соответственно 170 ц). Более того, благодаря государственным субсидиям, организованным политическим лобби «корпорации «Еда», кукурузу продают гораздо дешевле ее себестоимости.

Не стоит обольщаться — тот факт, что кукурузой в Америке повально кормят скот, птицу и даже рыбу, вовсе не говорит о ее пользе для человека.

Доступ к огромному количеству невероятно дешевой кукурузы позволяет удерживать низкие цены на мясо. Средний американец сегодня съедает около 100 кг мяса в год, что было бы невозможно в иной ситуации. Фермеры кормят кукурузой даже тех животных, которые просто природой не подготовлены к такой «диете», например коров. Еще бы — ведь этот дешевый корм дает хорошую прибавку живого веса. Никто не хочет думать о том, что из-за непривычного питания (и грязи на фермах) в организме коров появляется устойчивая к кислотной среде кишечная палочка. В результате нарушения правил гигиены на мясокомбинатах палочка попадает в продукты, предназначенные для человека.

 

«Закон Кевина»

 

Семилетний Кевин Ковальчук буквально «сгорел» за несколько дней, после того как съел гамбургер, зараженный кишечной палочкой. Барбара, мать погибшего в 2001 году малыша, требовала только одного — извинений от компании-производителя, но этих слов она не услышала.

Последние 7 лет мужественная женщина сотрудничает с политиками Калифорнии, выступающими против «корпорации «Еда». С ее помощью разработан законопроект, получивший название «Закон Кевина». Он предусматривает возвращение министерству сельского хозяйства права на закрытие мясокомбинатов, неоднократно производивших отравленное мясо. Увы, за 7 лет законодатели так и не удосужились принять этот важный закон. Более того, существующее законодательство запрещает Барбаре называть продукт, которым, по ее мнению, отравился ребенок. Она твердо убеждена, что закон защищает производителей, но не детей.

А тем временем в США продолжают постоянно регистрировать вспышки эпидемий сальмонеллеза и кишечной палочки. Управление по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов (FDA) бездействует, что подтверждают данные статистики. Так, в 1972 году FDA провело более 50 000 проверок безопасности пищевых продуктов, а в 2006 году — только 9 164 проверки. Раньше в США действовало свыше тысячи крупных пунктов забоя скота, а сегодня существует только 13. Именно поэтому инфицированное мясо одной коровы с такой легкостью заражает тонны говядины.

Переработка мяса — удел иммигрантов-нелегалов

В 50-е годы должность обвальщика мяса по престижности приравнивалась к труду автомеханика: хорошо оплачиваемая работа, премии, льготы и достойная пенсия. Сегодня она стала одной из самых опасных профессий, и на такую работу «корпорация «Еда» нанимает иммигрантов. По иронии судьбы, большинство из них — мексиканские фермеры, выращивавшие на родине кукурузу, но разорившиеся из-за обвала цен на рынке, вызванного дешевизной американской кукурузы. В итоге почти 1,5 миллиона мексиканцев теперь работают на мясокомбинатах. Поразительно, но американские власти, устраивая очередную облаву на нелегалов, задерживают только их, не применяя никаких санкций против их американских работодателей.

Показанный в фильме мясокомбинат Smithfield (Северная Каролина) специализируется на переработке свинины и по праву считается крупнейшей бойней США: здесь ежедневно забивают 32 000 свиней. Рабочие комбината, работающие в жутких антисанитарных условиях (в крови, фекалиях, моче и кишках животных), регулярно страдают от инфекций. Однако работодатель ничего не предпринимает для улучшения условий труда, отлично понимая, что иммигрантам некуда бежать и защитить свои права они не имеют возможности.

Все по доллару от «Макдональдс»

Особое место в фильме занимает интервью с семьей Гонсалес из Лос-Анджелеса. Эти небогатые люди сами едят и кормят своих детей именно тем, что заботливо подсовывает им «корпорация «Еда»: гамбургерами и пепси, которые входят в так называемое долларовое меню от «Макдональдс». В «корпорации» решили, что эти продукты должны стоить дешевле моркови или брокколи. При этом чета Гонсалес, даже понимая, чем грозит такое питание, предпочитает фастфуд именно из-за дешевизны. По словам авторов фильма, именно маркетинговые ходы «корпорации» стали причиной пандемии диабета в США: 33% американских детей, рожденным после 2000 года, суждено стать жертвами диабета еще в подростковом возрасте, а среди национальных меньшинств страны этот показатель достигает 50%!

Назад к истокам — к органическому фермерству и натуральным продуктам

Интерес к органическим продуктам проявляют все больше людей. И некоторые весьма крупные компании также пытаются удовлетворить этот спрос. Сеть супермаркетов WalMart открыли отделы натуральных продуктов, снабдив выставленные там товары соответствующими яркими ярлыками. Благодаря этому покупатель получает хоть какую-то свободу выбора. Сеть WalMart заключила контракт с органической фермой Stonyfield на поставку йогуртов на 1 млн. долл. Конечно, это капля в море, но в данном случае компания опосредованно инвестирует средства в развитие перспективного направления натурального фермерства.

Тем не менее эксперты советуют не обольщаться и внимательно следить за этой сферой рынка, поскольку органическую ферму Stonyfield уже приобрел один из гигантов пищевой индустрии — Danone. И теперь сложно прогнозировать, насколько натуральную продукцию будет поставлять эта ферма…

Немалый вклад в популяризацию органического фермерства вносит и Джоэл Салатин, владелец небольшой фермы, занимающей площадь около 2 гектаров. Он разводит скот и домашнюю птицу, исповедуя «принцип честности». По его словам, «корпорация «Еда» нечестна во всем — как в отношениях с фермерами и потребителями, так и в процессе производства и сбыта своей продукции. Салатин уверен, что коровы должны питаться травой и свободно бродить по пастбищу, а домашней птице требуется раздолье, а не темный курятник без окон. Фермер продает свою экологически чистую продукцию непосредственно покупателям, минуя каналы сбыта, налаженные «корпорацией». Используя традиционные методы ведения хозяйства, он не чурается и современных технологий (при условии, что они не вредят экологии и здоровью животных и человека). И пусть оборот фермы невелик, ее владелец не унывает: по крайней мере он поступает по совести, а у его дела появляются новые и новые последователи. Более того, благодаря его продукции меньше людей попадет в больницы с пищевым отравлением, а это уже пусть и маленький, но успех.

Карательные отряды Monsanto

Человечество на протяжении многих веков после каждой уборки урожая откладывало определенный запас семян для следующего посева. Сегодня несколько компаний умудрились обеспечить себя полными и бесконтрольными правами собственности на семенной фонд, получив патенты на ряд генетически модифицированных культур. Особое положение среди них занимает компания Monsanto.

В свое время Monsanto «прославилась» созданием дефолианта «агент орандж», активно применявшегося армией США во Вьетнаме. Позже химики компании разработали пестицид Round-Up, который не только уничтожает сорняки, но и губит посевы. Именно поэтому в Monsanto создали генетически модифицированный сорт семян сои, устойчивый к данному пестициду. Естественно, на эти семена был получен патент.

Удивляют успехи Monsanto в деле обретения безраздельных прав на семенной фонд. В 1996 году только 2% семян американской сои содержали модифицированный ген, запатентованный Monsanto. А уже в 2008 году этот ген присутствовал в 90% семян сои! Иными словами, 90% соевых продуктов в США генетически модифицированы, а их производство и сбыт контролирует только одна компания, защищающая «свои права» всеми доступными методами.

Иногда на посевы фермеров, не использующих ГМО от Monsanto, случайно (например, под влиянием ветров) попадают патентованные семена сои с соседских полей. Естественно, они прорастают. Эти и подобные явления тщательно отслеживаются командой сыщиков Monsanto, насчитывающей 75 человек. Они взяли на себя право вести следствие и выносить приговоры фермерам. Любой человек, отложивший немного семян Monsanto, может быть обвинен в нарушении патентных прав владельца. А фермеру, на поле которого обнаружено хоть несколько побегов сои из семян компании, придется доказывать свою невиновность.

Юристы компании мгновенно подают иск против «нарушителя» на приличную сумму. Фермеры, не желающие платить компании отступные, нанимают адвокатов, но очень быстро понимают, что тягаться с транснациональной компанией им явно не по силам.

Показательна история фермера Мо Пара, имевшего небольшой частный бизнес: на своей зерноочистительной машине он обрабатывал семена соседей. Естественно, он не интересовался у коллег-фермеров источником происхождения семян. Детективы Monsanto очень быстро вычислили Мо и потребовали выплаты компенсации. Узнав, что услуги адвокатов обойдутся в 25 000 долл. (и это без расходов по судебному процессу), фермер посчитал, что выгоднее подписать мировое соглашение с Monsanto.

Кстати, компания запрещает фермерам разглашать подробности таких документов, и можно только догадываться, в какую долговую яму она загоняет нарушителей «патентных прав».

Законодатели Калифорнии обсудили и приняли закон SB-63, обязывающий производителя маркировать клонированную продукцию и пищевые продукты, содержащие ГМО. Но губернатор штата Арнольд Шварценеггер наложил вето на этот закон.

Естественно, есть и успешные примеры борьбы с представителями «корпорации «Еда», но их, к сожалению, можно считать только редким исключением из правил. В числе таких — пример знаменитой телеведущей Опры Уинфри, выигравшей суд у скотоводов Техаса, которые обвинили ее в подрыве репутации своей продукции и недополученной прибыли. Однако на эту тяжбу у нее ушло 6 лет и более 1 млн долл.

На чем же зиждется такая беспрецедентная мощь «корпорации «Еда»? Ответ банален — на политическом и правительственном лобби в самых верхах власти.

Кто стоит за «корпорацией»

Своим успехом «корпорация «Еда» и ее «подразделения» (в особенности Monsanto) обязаны высокопоставленным чиновникам, связанным с «Едой» тесными узами сотрудничества.

Так, судья Верховного суда США Кларенс Томас в 1976—1979 гг. занимал должность юрисконсульта Monsanto. Именно он наделил компанию правом карать фермеров без суда и следствия.

Компания Monsanto поддерживает отличные отношения с представителями администрации Буша — Дональдом Рамсфельдом и Джоном Эшкрофтом, а также с представителями команды Клинтона — Майком Кантором (занимавшим пост члена совета директоров Monsanto в 2000—2002 гг.) и Робертом Шапиро (президентом Monsanto с 1995 по 2000 г.).

Венделл Мэрфи, сенатор от штата Северная Каролина, с 2000 года занимает пост члена совета директоров упомянутой ранее крупнейшей американской бойни Smithfield. Маргарет Миллер, руководитель химической лаборатории Monsanto с 1985 по 1989 г., сегодня возглавляет один из департаментов управления по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов (FDA) США. Линда Фишер, работавшая в Monsanto с 1995 по 2000 г. на должности вице-президента компании, сегодня входит в руководство управления по охране окружающей среды США.

Естественно, говорят авторы фильма, эта мощная «пятая колонна» «корпорации «Еда» была задействована против фермеров и потребителей. Перед ними стояла четкая цель — добиться безраздельного господства «корпорации и подавить недовольство. С поставленной задачей они справились успешно.

Что делать?

Свой фильм режиссер Роберт Кеннер завершает на позитивной ноте, уверяя зрителей в том, что порочную систему можно и нужно ломать. И для этого не надо выходить на улицы, бунтовать или громить конторы «корпорации».

Достаточно лишь исповедовать в повседневной жизни следующие принципы:

— приобретать продукцию компаний, с уважением относящихся к работникам, потребителям, животным и экологии;

— во время походов в супермаркет выбирать только то, что действительно может расти в данное время года;

— приобретать только натуральную продукцию;

— внимательно изучать состав и ингредиенты продуктов;

— покупать продукцию местного производства;

— отдавать предпочтение сельским рынкам;

— посадить своими руками хотя бы одно растение;

— как можно чаще готовить пищу всей семьей и ужинать дома.

И самый главный совет — не забывайте о своем праве на здоровое питание и о том, что его необходимо отстаивать, и лучше это делать сообща, всем миром!

Подготовил Константин ВАСИЛЬКЕВИЧ, газета 2000

Читайте также: