Совращенное образование. За 5 лет число педофилов в России увеличилось в 25 раз!

Сексуальное насилие над детьми стало бичом современного общества. По оценкам экспертов, в минувшем году около 7 тысяч маленьких россиян стали жертвами преступлений на сексуальной почве, и цифры эти год от года растут. С чем связана подобная тенденция? Насколько эффективны усилия государства, направленные на искоренение зла? 

Коренастый мужик в кожаной куртке подлетел к 12-летней Кате Кузьминой, когда она возвращалась домой из школы, махнул перед ее носом милицейским удостоверением, схватил за руку и приказал идти за ним. Девочка растерялась и пошла. В кустах у гаражей «правоохранитель» достал макет пистолета, повалил школьницу на землю…

От ужаса Катя потеряла дар речи и способность двигаться. Давясь рыданиями, она терпела – несколько минут показались ей вечностью. А когда, растерзанная, дошла до дома и рассказала домашним, что с ней произошло, грандиозный скандал ей устроила родная мать. Главным ее обвинением было: как Катя могла не сопротивляться. Позже на вопрос работающих с ней психологов, что в той трагедии было самым страшным, девочка призналась: «Я так расстроила маму!»

…К подобным историям сотрудники столичного центра для детей, подвергшихся жестокому обращению и насилию, «Озон» успели привыкнуть. Местные психологи работают не только с малышами, но и с их родителями. Снимают стресс и последствия травмы, сопровождают семью от первого допроса у правоохранителей до суда.

– В год к нам обращаются от 50 до 100 семей, дети в которых пережили сексуальное насилие, – рассказывает директор центра Евгений Цымбал. – И это при том, что в России выявляется лишь небольшой процент подобных преступлений. Чаще всего в центр приводят малышей 5–6 лет. Самой маленькой жертве исполнилось 2 года и 8 месяцев.

С травмой по жизни

Все случаи сексуальных посягательств на малолеток эксперты делят на две категории. Вариант первый – неожиданное нападение незнакомого человека. Такие травмы в кругу специалистов считаются легкими, опытный психолог может снять последствия шока за 3–5 сеансов. Куда хуже, если ребенка не изнасиловали, а совратили, причем не в подворотне, а в родной семье.

– Тут преступник облекает свои действия в игровую форму, старается доставить ребенку удовольствие, а малыш не понимает, что с ним происходит. Если же у ребенка 4–5 лет искусственно пробуждается сексуальность, он просто не знает, что с ней делать, – объясняет Евгений Цымбал. – Когда преступника задерживают, малышу, по идее, должно стать лучше, а ему становится хуже. Его, как ту принцессу на горошине, что-то тревожит, он начинает искать ставшие привычными игры, старается вовлечь в них сверстников. И мы сталкиваемся с сексом даже в детских садах…

С такими детьми психологам приходится работать годами. Если помощь не подоспеет вовремя – фальстарт сексуальной жизни исковеркает им дальнейшую судьбу.

…Об увлекательных играх с папой 4-летняя Ира рассказывает с улыбкой, она не видит в них ничего страшного. Играли в «волшебную палочку» – та быстро росла от прикосновений. Свидетелем и активным участником этих забав нередко бывала Ирина мама. Ничего противоестественного в таких развлечениях не усмотрела и взрослая женщина – в детстве с ней тоже играли в подобные игры.

– Психическое, физическое и сексуальное развитие должно идти поступательно, – продолжает директор центра «Озон». – Если в раннем возрасте происходят сбои, то здание, которое будет построено на этом фундаменте, окажется перекошенным. В будущем совращенный ребенок не сможет создать прочную семью, любые отношения будут сводиться исключительно к сексуальным контактам. И это – полбеды. Давно подмечено: большая часть преступников-мужчин, у которых сформировалось сексуальное влечение к детям, сами в детстве перенесли насилие. А совращенные женщины не могут защитить своих чад. Они либо не замечают, что творится у них под носом, либо не видят в развлечениях супруга или сожителя ничего патологичного.

Монстр из детского сада

Как же заботится об этих детях государство?

Пару месяцев назад 5-летний Игорь вернулся из детского сада в истерике, сквозь слезы признался родителям, что ему больно сидеть, рассказал о странных играх, в которые вовлек его работник кухни. Родители отвезли малыша на экспертизу – и худшие опасения подтвердились: ребенок явно стал объектом для удовлетворения нездоровой страсти педофила. Подтвердились для всех – кроме правоохранителей. Открыть дело и привлечь предполагаемого преступника к ответственности они с завидной изобретательностью отказываются по сей день: разговорить маленького потерпевшего следователь не смог, а подключить к проведению допроса опытного психолога не захотел.

– Обращение в милицию с подобными жалобами в нашей стране сродни лотерее. Попадете к хорошему следователю – дело возбудят, попадете к плохому – он откажется этим заниматься, – объясняет Евгений Цымбал. – В России нет благоприятного к детям правосудия. Расследование таких преступлений сопряжено с большими трудностями. К сожалению, следователей не учат соответствующей методике, поэтому они не понимают, какую помощь им может оказать квалифицированный психолог. Да и таких посредников катастрофически не хватает. На государственном уровне практически нет специализированных учреждений, которые бы помогали изнасилованным и совращенным детям. Наш центр – единственный на всю Москву, к нам обращаются за помощью семьи из Подмосковья и других регионов России. Все потому, что среди взрослых бытует опасное заблуждение: понять ребенка и помочь ему может кто угодно – хоть родители, хоть учителя, хоть социальные работники. А это большая ошибка.

Бывает, впрочем, и так, что государство при всем желании не может защитить своих маленьких граждан. Уголовный кодекс составлен с такими оговорками, что многие преступники могут спать спокойно.

…11-летний Егор встретил 4-летнюю Машу в гостях у общих друзей их родителей, загнал в туалет и попробовал сделать с нею то, что не раз видел по телевизору, а, попросту говоря, изнасиловать. В силу своего юного возраста цели он не достиг. Тогда он заставил последовать своему примеру Машиного брата… Привлечь малолетнего садиста к ответственности родителям девочки не удалось: по закону сделать это можно только с 14 лет. Зная об этом, мать Егора отказалась допустить к сыну милиционеров и психологов. Словно в насмешку, она заявила о намерении устроить юного насильника в православную гимназию…

Благими намерениями

По данным экспертов, за последние 5 лет число педофилов в России увеличилось в 25 раз. В 2007 году, по сравнению с 2000 годом, количество действий сексуального характера по отношению к детям, не достигшим 16 лет, возросло в 30,8 раза. Число фактов вовлечения несовершеннолетних в занятия проституцией увеличилось в 11,8 раза. Исследования ведущих криминологов доказывают, что возраст жертв сексуальных посягательств в семье колеблется от 4 до 15 лет. Чаще всего подвергаются насилию дети от 3 до 9 лет.

Что же происходит с нашим обществом? Психически больных людей и извращенцев хватало и до 2000 года, однако подобного бума педофилии тогда не было. С чего вдруг преступники перестали стесняться сейчас? Быть может, дело в том, что государство не уделяет этой проблеме достаточного внимания? На первый взгляд это не так. Дебаты о том, что же делать с подобными преступниками – казнить, кастрировать или лечить – продолжались в нашей стране без малого два года. Летом 2009 года президент Дмитрий Медведев лично призвал ужесточить наказание за развращение и изнасилование детей. Практически сразу соответствующий закон приняла Государственная дума. Отныне за насилие над не достигшим 12 лет ребенком можно угодить в колонию на 20 лет, за его совращение прокурор вправе требовать 7–15 лет лишения свободы. Вот только легче от этой заботы маленьким жертвам взрослых игр не стало.

– По статистике, около 60% россиян предпочитают не обращаться в правоохранительные органы. А отношение к маленьким детям в милиции и вовсе специфическое, – сетует член Общественной палаты, лидер правозащитного движения «Сопротивление» Ольга Костина. – Расследования сексуальных посягательств на несовершеннолетних запутаны, вину преступников чаще всего сложно доказать. Как результат – следователи всячески изворачиваются, лишь бы такие дела не открывать.

– Одним лишь ужесточением наказания проблему сексуального насилия над детьми не решить, – добавляет психолог социально-реабилитационного центра «Отрадное» Кирилл Соколов. – Сегодня даже в специализированных центрах остро не хватает специалистов, умеющих работать с теми, кто пережил подобные трагедии. Зачастую и опытные психологи не знают, как к этой проблеме подступиться. К тому же в стране отсутствует отлаженная система помощи таким детям. К примеру, общаясь с ребенком, психолог понимает, что в отношении его пациента было совершено сексуальное насилие. Но правоохранители берутся за такие дела крайне редко. Или другой случай: как помочь ребенку, если насильник живет с ним в одной квартире? Не забудем и о матери ребенка. Когда насилие свершается внутри семьи – женщинам приходится выбирать между мужем-кормильцем и ребенком. И они далеко не всегда выбирают последнего.

…Возникает резонный вопрос: когда же российские чиновники научатся слушать специалистов на местах? Пока они решают проблему, исходя из собственных представлений о добре и зле, страдает самое главное сокровище государства – дети. Результаты анонимных опросов школьников показывают, что каждый 11–12-й сексуальный дебют у несовершеннолетних девушек – результат изнасилования.

Совет

Что делать, если ваш ребенок подвергся сексуальному нападению?

Сохраняйте спокойствие. От вашей реакции во многом зависит, как ребенок воспримет и переживет инцидент.

Внимательно отнеситесь к словам ребенка, не отбрасывая их как нечто невероятное. Даже если факты не имели места, важно понять истоки его фантазии.

Успокойте ребенка. Дайте ему понять, что вы любите и ни в чем не обвиняете его, избавьте его от чувства стыда и вины.

Будьте честны. Скажите ребенку, что вы собираетесь делать, и спросите его, согласен ли он с вашими намерениями (например, пойти к врачу или в милицию).

Поговорите с ребенком. Постарайтесь узнать у него точные факты, но не давите, не вымогайте исповедь насильно. Внимательно вслушивайтесь в то, что ребенок говорит сам, добровольно.

Подбодрите ребенка. Не заставляйте его делать ничего, к чему он не готов, зато помогите ему как можно скорее возобновить его привычную деятельность.

Обратитесь за профессиональной помощью – психологической, правовой и медицинской. Помните: интересы ребенка – выше всего остального.

Досье

Как защищает детей и подростков закон?

Последние поправки в Уголовный кодекс, внесенные в 2009 году, увеличили с 15 до 20 лет максимальный срок лишения свободы за изнасилование ребенка, не достигшего 14 лет. Кроме того, предлагается увеличить срок, если потерпевший погиб в результате насилия.

Например, насильственные действия сексуального характера в отношении ребенка, не достигшего 14 лет, совершенные группой лиц по предварительному сговору или организованные группой, предлагается наказывать лишением свободы от 12 до 20 лет (вместо 8–15 лет, предусмотренных действующей редакцией кодекса).

За половое сношение и иные действия сексуального характера, совершенные одним лицом в отношении ребенка, не достигшего 16 лет, лишать свободы на срок до четырех лет,

в отношении ребенка до 14 лет – от трех до семи лет, а если указанные деяния совершены в отношении детей до 12 лет, возможно лишение свободы от 7 до 15 лет.

Совершение развратных действий без применения насилия в отношении ребенка, не достигшего 16-летнего возраста, наказывается штрафом в размере до 300 тысяч рублей или лишением свободы до трех лет. За такие же деяния в отношении лица, которому не исполнилось 14 лет, предлагается наказание в виде лишения свободы на срок от 3 до 6 лет, а в отношении ребенка в возрасте до 12 лет – на срок от 5 до 12 лет.

Виновных в изготовлении и обороте материалов с порнографическими изображениями несовершеннолетних должны лишать свободы на срок от двух до восьми лет.

Ольга ШУЛЬГА, Трибуна

Читайте также: