Теорема абсурда

 Извержение вулкана в Исландии и разлив нефти в Мексиканском заливе еще раз показали, насколько хрупка наша технически сложная цивилизация. Практически одновременно в начале 2010 года из двух отстоящих друг от друга на тысячи миль географических точек поступили две новости. Сообщения на первый взгляд совершенно разные и несоразмерные по масштабу…

Правда, все мы когда-то читали о бабочке на берегах Ориноко, вызвавшей порыв ураганного ветра на Окинаве. Первая новость касается извержения исландского вулкана с труднопроизносимым названием Эйяфьятлайокудль. Вторая имеет чисто английское наименование с поэтическими признаками: «Deepwater Horizon» – глубоководный горизонт.

Извержение Эйяфьяллайекюль.

Извержение Эйяфьяллайекюль

Извержение Эйяфьяллайекюль
Извержение Эйяфьяллайекюль

В первом случае речь идет о непредсказуемом природном явлении. Оно неожиданность по меньшей мере для нынешнего уровня научного знания. Как говорится, «природа продолжает жить по собственным законам». И с этим ничего не поделать. Второй случай – следствие человеческой безалаберности и технических просчетов. Налицо тяжелейшая техногенная катастрофа. Но и она, в том числе и гибель буровиков, тоже в порядке вещей.

Deepwater Horizon
Горящий Deepwater Horizon

Deepwater Horizon. AP Photo/The Sun Herald, James Edward Bates
Фото AP Photo/The Sun Herald, James Edward Bates

Однако спросим себя, насколько правомерно сравнивать эти два происшествия? Уверен – вполне правомерно и даже необходимо. Перед нами два проявления более широкой по своим масштабам проблемы. Она встала во весь рост перед человечеством. Речь идет об организационных формах, в которых наша цивилизация продолжает существовать.

Упомянутые проявления на самом деле – это сигнал тревоги. Мигание тревожной лампочки сигнализирует о новых и неизведанных угрозах, надвигающихся на человечество. Они сродни росту температуры у больного. Напоминают скопление грозовых облаков на линии горизонта – предвестник грядущей катастрофы. Оба события (одно по последствиям, другое по причинам) свидетельствуют о возрастании цивилизационного противоречия.

Между технической сложностью нашей цивилизации и нашей неспособностью справляться с ее вызовами. Лет сто тому назад на извержение Эйяфьятлайокудля обратили бы внимание разве что только исландцы. Остальное человечество не моргнуло бы и глазом. Сегодня рядовое событие нанесло огромный ущерб экономике, отчего пострадала немалая часть мирового сообщества. Были прерваны тысячи авиарейсов, отменены тысячи важных встреч (политических, экономических, личных). Одно из проявлений цивилизационной сложности как раз и заключается во взаимозависимости различных сторон жизнедеятельности экосистемы, ноосферы и систем жизнеобеспечения.

Человечество на опыте убедилось в собственной беспомощности перед извержением одного вулкана, пусть оно и продолжалось только один месяц. Но при этом прозвучали новые сигналы тревоги. В случае дальнейшего возрастания температуры последствия будут ощутимы в любом уголке планеты. Изменятся условия существования сотен миллионов людей. Уже не на один месяц, а на гораздо более продолжительный срок.

При подсчете ущерба, нанесенного только одной огнедышащей горой хозяйству Европы и другим континентам, у аналитиков получились огромные цифры. Спрашивается, во что обойдется человечеству экологическая катастрофа, которая не за горами? В какой мере пострадает наша технически сложная, но такая привычная жизнь? Разве можно представить жизнь без Интернета, прерванного хотя бы на одну минуту?

Крушение платформы для глубоководной добычи «черного золота» напрямую связано с выживанием цивилизации, состоящей из многих взаимозависимых элементов. На наших глазах разворачивается планетарная катастрофа, последствия которой могут изменить ход природных явлений, нарушить хрупкое равновесие природных сил (и уже нарушают его), вызвав радикальный сбой в энергетической системе.

Кстати, буквально накануне экологической катастрофы президент Обама принял решение, встреченное всемирной биржей с восторгом: разрешил офшорное бурение по всему тихоокеанскому побережью. Однако не прошло и недели, как Обама был вынужден взять свои слова обратно. Судя по его обращению к нации, американский президент вполне осознал тяжесть произошедшего не только для США, но и для всего мира.

Человечество охвачено желанием урвать у природы как можно больше энергии. Еще бы! Ведь цены на нефть растут. Это порождает волну безумия. Чувство полной безответственности позволяет владельцам нефтяных скважин и государственным чиновникам проектировать и строить одну за другой нефтяные платформы, не особенно задумываясь о последствиях для природы. Патентованные экономисты выступают в роли подпевал.

Они дружно утверждали, будто у глубоководной добычи нефти в Мексиканском заливе не может быть никаких ограничений. Важно понимать, что именно провоцирует коллективное безумие, ущерб от которого никто не берется подсчитать. Думаю, дело в концепции безграничного роста. Прогресс любой ценой, лишь бы не замерли жернова промышленного и экономического подъема – основы цивилизационной сложности.

В образе мыслей превалирует желание удержаться на плаву, любой ценой сохранить достигнутый уровень жизни. Отсюда наплевательское отношение к природе, несмотря на то, что именно от нее зависит сама возможность выживания на планете. Иначе говоря – мы сами, собственными руками продолжаем уничтожать собственную цивилизацию. Теорема абсурда, неспособная породить ничего, кроме абсурда.

Мы оказались в той точке стохастической кривой, пройдя которую, неизбежно падение. Что ж, за цивилизацию приходится расплачиваться. В самой системе наших ценностей, идей, производственных отношений, человеческих связей уже заложена возможность распада. Симптомы цивилизационного падения до сих пор представляются в виде случайных воздушных ям. На первый взгляд появление турбулентностей необъяснимо. Но они случаются все более часто, их интенсивность нарастает.

Концепция «техногенного-социального кризиса» однажды уже прозвучала при попытке объяснить коллапс Советского Союза. Первым сигналом стал Чернобыль. Катастрофа наглядно показала, что советское общество уже не в состоянии выдержать давление цивилизационной сложности. Проще говоря, задолго до обрушения материальных структур люди перестали справляться с процессом цивилизационного распада.

Атомная электростанция буквально взорвалась у всех на глазах. Однако и до Чернобыльской катастрофы появилось немало признаков грядущего коллапса: взрывались груженные взрывчаткой железнодорожные составы, суда разбивались об опоры мостов. Все эти происшествия вызвали небывалые по численности жертвы. Шел 1986 год. Через пять лет не стало и Советского Союза.

Надо внимательно прислушиваться к сегодняшним тревожным сигналам. Они касаются всего человечества. Мы одновременно хозяева и заложники собственной технически сложной цивилизации. Невольно приходят на память «Роковые яйца» Булгакова, мысли Рэя Брэдбери, Алексея Толстого и братьев Стругацких. Нет сомнения, что на этот раз мы имеем дело со «стохастическими новостями», которые более не принадлежат научной фантастике.

Остается надеяться, что человечество наконец заметило, как вдруг вся эта сложность, столкнувшись с непредвиденными обстоятельствами, буквально на глазах превращается в труху.

Джульетто КЬЕЗА, Трибуна
 

Читайте также: