Российское военное присутствие на Черном море и возможные сценарии агрессии на этом театре военных действий

Российское военное присутствие на Черном море и возможные сценарии агрессии на этом театре военных действий

Кремль реализует свои намерения из-за обострения ситуации безопасности как в Европе в целом, так и в Азово-Черноморском регионе в частности. Он рассматривает Черное море и оккупированный Крым как плацдарм для проекции силы на Средиземное море и Ближний Восток. Критически важным для ползучей агрессии РФ является морской направление. 

Конечная цель России в регионе — доминирование в Черном и Азовском морях, легализация статуса вод вокруг оккупированного Крыма, превращение Черного моря в российское mare nostrum (наше море) и др, пишет издание ТИЖДЕНЬ. Москва оказывает неприкрытое давление на морскую индустрию Украины, блокирует работу ее портов на Азове, постепенно захватывает последний и готовит оперативную среду для оккупации территорий на материковой Украины.

Основными угрозами в регионе следует считать наращивание военного потенциала РФ, прежде всего на территории временно оккупированного Крыма, увеличение корабельного состава ЧФ РФ, искусственное создание препятствий свободе мореплавания и задачи экономического ущерба Украине, разведывательную деятельность с использованием захваченных морских объектов инфраструктуры и тому подобное. В случае открытой широкомасштабной агрессии является угроза высадки морских десантов противника на украинском побережье Азовского и Черного морей.

Силы противника

За последние пять лет ЧФ пополнился 16 новыми боевыми кораблями, катерами и подводными лодками, в большинстве из которых на вооружении ракетные системы «Калибр-НК» и «Калибр-ПЛ», способные поражать цели на больших расстояниях. Он имеет значительное количественное и качественное преимущество над ВМС ВСУ и насчитывает до 40 боевых кораблей, 7 дизель-электрических подводных лодок и 15 боевых катеров. Из них 11 надводных кораблей (3 фрегата, 2 малые ракетные корабли) и 6 подводных лодок являются носителями крылатых ракет морского базирования типа «Калибр». Их суммарный ракетный залп составляет 64 крылатые ракеты.

В состав ЧФ включены два малых ракетных корабля и патрульный корабль проекта 22160 «Василий Быков» (еще два корабля строятся). На борту последних предусмотрена возможность размещения беспилотников и ударного ракетного комплекса «Клаб-К». Одной из главных задач новых ракетных кораблей будет охрана трассы газопровода «Южный поток».

Учитывая характеристики крылатых ракет морского базирования (КРМБ) типа «Калибр», при стрельбе из акватории Черного моря рубежом досягаемости ракет в ядерном снаряжении могут быть Париж, Амстердам, Стокгольм, а при стрельбе из акватории Каспийского моря — Минск, Белград, Афины. К 2020-му запланировано пополнение ЧФ дополнительно 14 кораблями, носителями КРМБ типа «Калибр» (по восемь пусковых установок (ПУ) на каждом судне). Это означает увеличение суммарного ракетного залпа крылатыми ракетами морского базирования из акватории Черного моря до 168 единиц.

Общая численность личного состава ЧФ РФ на сегодня составляет до 35 тыс. Матросов, старшин и офицеров, из которых до 32 тыс. дислоцируется на территории временно оккупированной АР Крым и в Севастополе. ЧФ РФ сохраняет возможность свободного маневра и наращивания сил и средств в любом направлении. Значительно усилены наземная и авиационная компоненты на территории оккупированного Крыма. В частности, на севере полуострова зафиксировано появление новой вертолетной группы (Ми-8), главной задачей которой является высадка десанта для захвата инфраструктуры Днепровского канала в Херсонской области.

С 2014 по 2019 год в оккупированном Крыму была создана система ПВО и увеличено количество боевых самолетов в 3,4 раза, а боевых вертолетов в 6,5 раза. Авиационная компонента межвидовой группировки на территории полуострова состоит из частей морской авиации ЧФ РФ и 27-й смешанной авиационной дивизии 4-й армии ВВС и ПВО (сформирована после аннексии Крыма см. «Авиация и ПВО в оккупированном Крыму»). В то же время значительно усилена ПВО АР Крым благодаря созданию 31-й дивизии ПВО, на вооружении которой находятся ЗРС С-300 и С-400 по 32 ПУ.

Наземный компонент оккупационных войск на территории АР Крым в настоящее время представлен  22-м армейским корпусом береговой обороны. Кроме того, планируется появление отдельной ракетной бригады, имеющей  на вооружении 12 установок ОТРК «Искандер-М» (с суммарным ракетным залпом 24 ракеты), дальность поражения — до 500 км. Численность войск и количество ударного сухопутного вооружения на территории аннексированного Крыма после 2014-го существенно выросли (см. «Сухопутная группировка РФ в оккупированном Крыму»).

Противостояние и потери на море

По оценкам экспертов, на морском направлении Украина вынуждена находиться в глухой обороне, ведь потенциал ВМСУ нельзя даже сравнить с силами ЧФ России. Более того, последний действует активно, дерзко и не занимается необходимостью выполнения любых международных соглашений и законов. Но дело не только в противостоянии флотов, все гораздо сложнее, ведь речь идет о комплексном противостояния.

Агрессор действует целенаправленно и многопланово, на разных уровнях и в разных сферах, впрочем, по единому плану, что обычно позволяет ему достигать своей цели. Все мероприятия одновременно координирует Кремль. К сожалению, Украина отстает, она проигрывает информационно и организационно, действия ВМСУ и ВСУ в морском направлении обычно являются только запоздалой реакцией на определенные меры агрессора, а потому и малоэффективны. Между тем Украина много теряет.

В результате систематических незаконных остановок и ухода кораблями (катерами) Береговой охраны ФСБ РФ торговых судов, следующих в украинские порты Бердянск, Мариуполь и возвращаются оттуда, судовладельцы, грузоотправители и порты, в частности, Мариуполя и Бердянска несут значительные убытки. По данным украинских экспертов, в случае полной остановки товарооборота портов Украины в акватории Азовского моря это приведет к уменьшению ВВП Украины на 4%, что составит ежемесячные потери ее бюджета в объеме $ 500 млн. Наибольший ущерб несет производство черной металлургии, упадет на 22% в целом . Это, по планам Кремля, нивелирует имеющееся минимальный рост экономики страны (до 3%) и осложнит социально-политическую ситуацию в Украине.

Кроме того, РФ периодически по своему усмотрению закрывает для мореплавания некоторые районы Азовского (перед входом в порт Мариуполь) и Черного морей под предлогом проведения боевых стрельб (на самом деле не проводились). При этом расстояние от закрытых ЧФ или ФСБ РФ морских акваторий до украинского побережья на Азовском море составляла всего 10 км (5,4 миль)!

Качественных изменений противостояние на море приобрело 25 ноября 2018 после вооруженного нападения кораблей ЧФ и ФСБ РФ на катера ВМСУ, направлявшихся из Одессы в Мариуполь. Как известно, российская сторона незаконно запретила проход корабельно-катерной группы Керченским проливом. Вскоре, когда украинские корабли уже возвращались в Одессу, в нейтральных водах они были атакованы с использованием кораблей и авиации. После артиллерийского огня на поражение российский спецназ захватил украинские корабли и личный состав, которые сегодня находятся в плену.

Энергетическая составляющая агрессии 

Российская агрессия против Украины имеет и энергетическую составляющую, которая неразрывно связана с морской: речь идет о захвате на шельфах Азовского и Черного морей (в пределах исключительной экономической зоны Украины  объектов морской инфраструктуры украинской газодобывающей компании «Черноморнефтегаз». Всего на восьми месторождениях захвачено 90 морских газовых и нефтяных скважин, 8 морских стационарных платформ, 8 блок-кондукторов, 370 морских газопроводов, 31 плавсредство, в том числе 4 буровые платформы. Объемы добычи последних по состоянию на 2013-й (1,2 м рд м3) давали все основания для отказа от импорта российского газа и перехода на самообеспечение в Крыму, а затем и южных областей материковой Украины. А если бы была увеличенв добычв на украинском шельфе с участием иностранных (США) компаний, Украина имела перспективу не только отказаться от российского газа, но и экспортировать собственный. Это особенно беспокоило Кремль.

Захваченные платформы оккупационная власть Крыма использует для незаконной добычи газа из украинских месторождений (за пять лет добыто более 8500000000 м3), а также для размещения разведывательной аппаратуры (СПБУ «Таврида», МСП-17 Штормового ГКМ, ГСП-4 Голицынского ГКМ — три комплекта РЛС типа «Нева-БС» сантиметрового диапазона и три АРМ оператора, а также ГАС). Это позволяет контролировать воздушную, надводную и подводную ситуацию в северо-западной части Черного моря. В частности, это комплексный мониторинг надводной и воздушной ситуации на рубеже мыса Тарханкут — острова Змеиного; контроль гражданского судоходства; отслеживание и контроль за перемещением боевых кораблей / катеров ВМС, Морской охраны ГНС Украины, а также США и НАТО во всей акватории северо-западной части Черного моря.

Аппаратуру круглосуточно охраняют и обслуживают военные ВС РФ, находящихся на вышках. А их, в свою очередь, охраняют корабли ЧФ РФ. Известны случаи, когда в 2017-2018 годах при попытке приблизиться к таким платформ патрульный самолет ВМСУ, а затем и пограничный катер ГНСУ были обстреляны российскими военными с использованием стрелкового оружия. Более того, башни постепенно перемещают в пределах ВЕЗУ ближе к острову Змеиный. Сейчас расстояние между островом и ближайшей платформой составляет только около 30 миль. Напомним, что расстояние от Змеиного до Одессы — 142 км. Опасность этого заключается в возможности противника контролировать огромную морскую акваторию в реальном времени и использовать информацию в своих целях.

Нельзя исключать и попыток внезапной атаки ЧФ украинского гарнизона на острове Змеиный, в частности его блокады, высадки десанта и полного захвата. Это позволит противнику перейти к блокаде черноморского побережья Украины, что уже происходит на Азове. Следует добавить, что возможности реакции ВМС и ГНС Украины в случае реализации такого сценария все еще остаются крайне ограниченными, особенно что касается концентрации превосходящих сил ЧФ в районе возможных событий, применение нападающими авиации и ракетного оружия. Учитывая это ускорение внедрения на вооружение ВМСУ и развертывания для боевого дежурства на побережье новых ракетных систем «Нептун» с дальностью действия до 300 км имеет сегодня большое значение.

Другим фактором, который может существенно усложнить экономическую и военно-политическую ситуацию в регионе, считается строительство РФ по дну Черного моря газопровода «Южный поток» (Новороссийск — Варна). По прогнозам, для охраны морского участка трубопровода (прежде всего в западной части Черного моря) ЧФ привлечет два-три надводных корабля и подводные лодки, которые под предлогом контроля судоходства будут постоянно следить за состоянием в регионе кораблей стран — членов НАТО.

В дальнейшем нельзя исключать остановку и осмотр торговых судов, следующих  из и в порты Украины в акватории Черного моря, по аналогии с тем, что совершают ПС ФСБ РФ в акватории Азовского моря и в Керченском проливе. Реализация Кремлем такого сценария еще больше усложнит морехозяйственную деятельность Украины на Черном море и нанесет нашей стране значительный экономический ущерб.

Правда, есть одно важное замечание. Анализ действий РФ и привлечения всех десантных кораблей ЧФ в интересах военных перевозок в сирийском направлении ( «сирийский экспресс») дают основания для предположения, что открытую вооруженную агрессию Кремль хотя и не исключает, но рассматривает как последний инструмент для достижения своей цели. Итак, речь идет о гибридной борьбе Кремля не «против Украины», а «за Украину», то есть за возможность влияния на ее политический курс, чтобы оставить в орбите влияния РФ.

Согласно этому мнению конечной целью Москвы является не оккупация Украины в классическом понимании, поскольку для того у Кремля нет нужных ресурсов и он не готов к связанным с этим риском и расходам. Поэтому Россия будет принимать меры по усилению политического влияния, применяя все возможные гибридные методы, прежде всего экономическое давление и дестабилизацию общественно-политической ситуации.

Направление возможного удара 

После вооруженного нападения с захватом русскими украинских катеров и буксира в прошлом году 25 ноября в Керчи угроза с морского направления приобретает новое качество: открытой вооруженной агрессии. ЧФ регулярно проводит обучение по высадке морских десантов и имеет в своем составе соответствующие силы и средства: части морской пехоты и шесть больших десантных кораблей. Готова ли Украина, которая к тому же переживает сложный переходный этап с ее ограниченными государственными институтами, к отражению уже вполне реальной угрозы со морского направления?

Прежде всего, считают эксперты, сейчас должны максимально минимизировать существующие риски высадки российских морских десантов на украинском морское побережье. В то же время надо построить новую инфраструктуру на замену утраченной в Крыму, обновить корабельный состав и др. Определенной утешением здесь можно считать американскую помощь в развитии военно-морской инфраструктуры ВМСУ в черноморских портах. Наряду со строительством Операционного центра ВМС в Очакове речь идет о создании логистической и ремонтной составляющей, строительстве причалов, что позволит принимать там даже корабли ВМС США и НАТО, которые будут находиться в акватории Черного моря. Ведь сейчас, отметим, американские фрегаты, если бы официальный Киев согласился их получить, просто негде базировать, поскольку в военном порту в Одессе слишком малы для них глубины.

Перспективная система базирования должна обеспечить рассредоточение корабельного состава, а также даст возможность осуществлять оперативное развертывание кораблей в районы выполнения задач и усилить охрану и оборону морских и речных портов Украины. В ближайшей перспективе с помощью американских партнеров ВМСУ вместе с ДПС перейдут к практической реализации проекта создания единой государственной системы освещения надводной и подводной ситуации в Черном и Азовском морях. Эта система в онлайн-режиме передавать данные в объединенный командный пункт ВМС, ситуационный центр государства и странам-партнерам.

Как противостоять агрессии

Эффективное противодействие угрозам с морского направления возлагается на Военно-Морские силы ВС Украины, предназначенные для отпора вооруженной агрессии с моря, обеспечения морской безопасности и защиты суверенитета и территориальной целостности страны. К 2014 году они были ориентированы на совместную деятельность в рамках системы коллективной региональной безопасности в Черном море в соответствии с Соглашением о BLACKSEAFOR и документа о мерах по укреплению доверия и безопасности в военно-морской сфере на Черном море. Однако после нападения РФ на Грузию в 2008-м и на Украину в 2014-м эта сделка оказалась неэффективной и де-факто была разрушена. Даже полная капитуляция России с возвращением ею аннексированных территорий НЕ реанимирует ту систему, ее следует пересмотреть.

Организационно ВМС Украины включают в себя корабельный состав, морскую пехоту и береговую артиллерию, морскую авиацию, части разведки, связи и обеспечения. В то же время ограниченный потенциал ВМС не дает им выполнять поставленные задачи в полном объеме, что вынуждает ограничиваться в случае возможного отражения десанта только средствами береговой реактивной и ствольной артиллерии и морской пехоты. После потери весной 2014 года в Крыму ударной, противолодочной, противоминной и амфибийной компоненты ВМСУ имеют крайне ограниченный потенциал. К тому же их силы фактически разделены на две группировки на Черном и Азовском морях, сообщение между которыми ограничивается противником, который, как показали события 25 ноября 2018-го, применяет силу.

На море и на суше. Противодействие российскому флоту со стороны Украины включает не только создание новых кораблей для ВМСУ, но и развитие морской инфраструктуры, такоекак создание Операционного центра в Очакове

Учитывая имеющуюся угрозу со стороны ЧФ РФ, считают эксперты, сейчас необходимо максимально минимизировать риски высадки российских морских десантов на украинском морское побережье. Безусловно, одним из приоритетов для ВМСУ является ускорение пополнения корабельного состава, прежде всего ударными и противоминными кораблями (катерами). Другой приоритет — приобретение десантных кораблей, ведь после запланированного на ближайшие годы исключения и продажи на взлом уже устаревшего среднего десантного корабля «Юрий Олефиренко» обе имеющиеся бригады морской пехоты (в перспективе формируется еще и третья) потеряют единственный на сегодня способ транспортировки морем и высадки боевой техники и личного состава.

Только разработана Стратегия ВМС-2035 предусматривает, что к 2025 ВМСУ наращивать свои способности в прибрежной зоне, к 2030-му — в близкой морской зоне, а к 2035 году — в открытом море. Первоочередная задача Стратегии — создание к 2025 году для нужд ВМС ВС Украины системы наблюдения и разведки и освещения надводной ситуации в прибрежной зоне, а к 2030-му — в близкой морской зоне. Вторым приоритетом до 2025 года является развитие сил береговой обороны, усиления средств поражения, развитие минного оружия и тому подобное. Третий приоритет — контроль прибрежной зоны, портов, рек и тому подобное.

Главными аспектами развития ВМС на период до 2030-го определено: Система наблюдения, обеспечение контроля морской ВЕЗУ и развитие ударного ракетного оружия. Согласно этому к 2035 году ожидается создание флота, способного действовать за пределами Черного моря (в партнерстве с НАТО). Его преимуществами будет наличие ударного и зенитно-ракетного вооружения, высокой морской выучке, мотивированности личного состава и способность решать задачи, возлагаемые на ВМС, в полном объеме.
Таким образом, несмотря на все потребности и пожелания, а также ухудшение ситуации на море, в ближайшее время ВМС ВС Украины объективно не могут рассчитывать на более или менее серьезное пополнение корабельного состава. Это отражено и в Стратегии ВМС-2035. Учитывая указанное ВМС остается только ожидать небольшое количество кораблей и катеров, котрорые уже запланированы для них.

Перспективы пополнения украинского флота

Как ни странно, несмотря на имеющийся потенциал кораблестроительной отрасли, перспективы пополнения корабельного состава ВМСУ благодаря строительству новых кораблей, катеров или судов достаточно скромными. Так, киевский «Завод «Кузница на Рыбацком» сегодня строит только два катера: один бронекатер (МБАК) типа «Гюрза-М» и один десантно-штурмовой (ДШК). Еще два ДШК завершают цикл испытаний в акватории Черного моря. Однако на сегодняшний баланс сил на море с ЧФ это не повлияет никоим образом.

Закончились ремонтно-восстановительные работы на двух патрульных катерах типа «Island» (Балтимор, США), получили названия «Славянск» и «Старобешево». В этом году они должны войти в боевой состав ВМС ВС Украины и прибыть на Черное море. По сообщению командования ВМСУ, продолжаются переговоры относительно возможного получения от Соединенных Штатов очередных двух катеров этого типа. Вообще ВМСУ намерены довести количество этих катеров до шести единиц и использовать их как тральщики. По прибытии в Украину каждый из катеров должен получить артиллерийское (1х6 — 30-мм АУ АК-306), зенитно-ракетное (1х4 ПУ ЗРС «Арбалет-К»), ракетное ( «Барьер-ВК»), гидроакустическое, радиолокационное и минно-тральные (как вариант) вооружения, систему оптико-электронного наблюдения ( «Копье-К»), систему постановки пассивных помех (УППП-20) и др.

Одной из главных проблем ВМСУ после выхода из Крыма остается недостаток ударной компоненты. Во многом это должно компенсироваться созданием отечественной противокорабельной крылатой ракеты (ПКР) «Нептун» (по приоритетности) корабельного, авиационного и берегового базирования. Впрочем, из-за отставания в разработке корабельного варианта ПКР и рабочего проекта ракетного катера в конце 2018 было фактически сорвано закладку на завода «Кузница на Рыбацком» главного ракетно-артиллерийского катера (шифр «Лань») — носителя ПКР «Нептун». Более того, оказалось, что есть уже не один, а два фактически конкурирующих между собой проекта РКА. Это, собственно говоря, «Лань-П» (разработчик — ГП ДПЦК, город Николаев) и «Веспа» (разработчик — КБ «Завода« Кузница на Рыбацком »). Последний тоже иногда называют «ланью», но на самом деле это совсем другой проект, к которому у заказчика есть вопросы.

В качестве главной энергетической установки проекта «Веспа» конструкторы предусматривают импортные двигатели, тогда как для «Лани» предлагается ввести газотурбинные установки (ГТУ) производства ПО «Зоря» — «Машпроект». Если победит эта версия, то можно будет говорить о создании в Николаеве нового кораблестроительного кластера с завершенным циклом производства, будет иметь ряд плюсов.

Обе версии ракетного катера предусматривают в составе вооружения 2х4 ПУ ПКР «Нептун», одну универсальную пушку калибра 57-76 мм и один 30-мм пушку. Впрочем, благодаря увеличению водоизмещения на «Веспа» предусматривают усилить ПВО благодаря внедрению ЖРС «Арбалет-К». По сути, из-за выхода за пределы оговоренного заказчиком водоизмещения «Веспа» уже вид не ракетного катера, о строительстве которого говорится в пределах ДОЗ, а настоящего ракетного корвета. Вместе с тем на заводе «Кузница на Рыбацком» продолжается строительство среднего разведывательного корабля.

Вот в принципе и вся перспектива пополнения корабельного состава ВМС. Остальные направления развития менее важны, ведь они не влияют на усиление корабельного состава: создание третьей бригады морской пехоты, формирование на Азовском море командования «Восток» и другие. По мнению экспертов, отставание в разработке украинской крылатой ракеты по меньшей мере странно, поскольку «Нептун» изначально создавался в варианте корабельного базирования. Затем разработку приостановили и два года ничего не делали, пока не решили создавать береговой вариант комплекса. Сейчас последний проходит заключительные государственные испытания и, по оптимистичным оценкам, может быть принят на вооружение в этом году. Количество ПКР «Нептун», предусмотренных в рамках государственного оборонного заказа, составляет 250 единиц.

Также известно о планах разработки авиационной версии базирования ПКР «Нептун» (потенциальными носителями могут быть Су-24 или Су-27), но сегодня такие работы не ведутся или по неизвестным причинам приостановлены. Между тем авиационный вариант, в отличие от других, считается более эффективным благодаря своей намного высшей мобильности и неограниченной в условиях Черноморского региона дальности действия. Теоретически не исключена важность приспособления для пусков ПКР других имеющихся авиационных платформ.

Реализация программы «Корвет-П» по строительству серии современных боевых кораблей класса «Корвет» с началом войны в 2014-м была приостановлена и из-за нехватки средств фактически заморожено также строительство головного корабля «Владимир Великий». Дважды на высоком уровне сообщалось то о выделении средств, то о государственных гарантиях для достройки главного корвета, но реально ничего так и не произошло. Наконец, отдельным постановлением КМУ от 22 декабря 2017 сроки реализации программы «Корвет» были перенесены на 2028-й.

Итак, очевидно, что из-за того, что корабельный состав ВМС ВС Украины не пополняется, они находятся в критическом состоянии и требуют срочных мер по обновлению и повышение боевого потенциала. В экспертной среде предлагается несколько вариантов. Самым простым кажется объединения корабельного состава ВМСУ и ГНС Украины, что поможет предотвратить излишнее дублирование функций, особенно в боевых условиях. Это будет чрезвычайно важно на Азовском море, где обе структуры уже взаимодействуют, однако имеют различных начальников и разные задачи. Другим перспективным направлением может стать широкое внедрение на вооружение инновационных разработок, в том числе сверхмалых подводных лодок, дистанционно управляемых роботизированных платформ и подводных аппаратов, БПЛА различного назначения и тому подобное.

Вопрос возрождения национального флота отражен в Стратегии национальной безопасности Украины, Военной доктрине, Стратегическом оборонном бюллетене и Государственной программе развития Вооруженных Сил Украины на период до 2020 года. Главные задачи — это формирование адекватных угрозам военно-морских возможностей Украины, обеспечения обороны и охраны морского побережья государства и исключительной морской экономической зоны, развитие необходимой инфраструктуры базирования Военно-Морских сил, а также ее восстановления в Крыму после возвращения временно оккупированной территории под контроль Украины.

Вместе со среднесрочными программами развития завершено формирование стратегического очертания Военно-Морских сил на долгосрочную перспективу. С помощью иностранных экспертов в ноябре 2018 разработана Стратегия развития Военно-морских сил до 2035-го года.

Одним из ключевых факторов сдерживания угрозы с морского направления является присутствие в акватории Черного моря на ротационной основе кораблей ВМС США и ОВМС НАТО не только посещают с визитами порты Украины, но и регулярно проводят совместные с ВМСУ обучения. Прежде всего это украинско-американские учения серии Sea Breeze, проводимые в регионе с 1997 года. Речь идет о мерах по несению боевой службы, разведки, специального и боевого дежурства с целью поддержания благоприятного оперативного режима.

Что ждать от нынешнего Sea Breeze

1 июля на юге Украины стартовали уже традиционные масштабные ежегодные международные учения Sea Breeze-2019, соорганизаторами которых являются Украина и США. Обычно они длятся 12-13 дней, однако каждый год масштаб учений наращивается учитывая реальные вызовы и угрозы. В этом году в них приняли участие военные из 19 стран, в том числе 32 корабля, 24 самолета и более 3 тыс. военных. Со стороны Украины кроме ВМСУ в многофункциональных учениям привлечены также силы ГНСУ: девять пограничных кораблей и катеров, два самолета и вертолета. Учения охватили акваторию северо-западной части Черного моря и полигоны в Одесской и Николаевской областях. Во время их проведения были отработаны эпизоды действий различных подразделений на земле, на море и в воздухе.

Корабли стран — участниц учений отработают совместное маневрирование и взаимодействие в открытом море, что очень важно, с боевыми стрельбами, борьбой с минной угрозой, угрозой из-под воды и с воздуха. И все это по стандартам НАТО. Кроме того, личный состав будет отрабатывать поисково-спасательные действия, сопровождение транспортных конвоев в украинские порты и тому подобное.

Настоящей новацией учений является отработка речного элемента. По легенде, условный противник будет пытаться заблокировать выход из Дуная к морю. Сценарий вполне возможен. В рамках его отработки корабельно-катерная группа украинских морских пограничников получит учебное задание на сопровождение гражданских транспортных судов из Дуная в Черное море.

Особенностью нынешних учений стало вмешательство России. В частности, она под предлогом учений своего флота вдруг закрыла накануне начала Sea Breeze-2019 огромный участок (800 км2) акватории Черного моря, где обычно происходят эти международные учения. Поэтому штаб учений был вынужден оперативно перепланировать некоторые элементы и перенести их в другие локации. Также агрессор усилил информационно-пропагандистскую составляющую. Странным образом начало учений, закрытие Россией участка акватории и прибытия в Одессу кораблей НАТО совпали с активизацией неизвестных пока телефонных террористов-минеров.

В частности, последние сообщили, будто они «заминировали» здание Одесского морского вокзала и причалы, и угрожали подорвать их в случае невыполнения властью таких дерзких требований: регистрация в ЦИК Клюева и Шария в качестве кандидатов в депутаты ВР и вывод из одесского порта кораблей Альянса. Были и провокации большего масштаба: корабль ЧФ РФ «Сметливый» вошел в зону проведения учений Sea Breeze, свое присутствие там россияне традиционно объяснили тем, что «заблудились», то есть имели проблемы со связью, а впоследствии вообще отрицали сам факт нарушения.

Автор:  Володимир Заблоцький; ТИЖДЕНЬ

Читайте также: