Цирк с конями или Как украинский суд осудил боевого сержанта за то, что в ходе задания он потерял… китайский нож

скиф

8 октября президент подписал указ о помиловании 31 осужденного военного — участника боевых действий. При определении лиц для помилования учитывали степень тяжести совершенного преступления каждого, его заслуги перед страной. Да, ветераны российско-украинской войны тоже совершают преступления.

Но прежде чем подсчитывать, какой процент противоправных поступков приходится на их долю (что многие в последнее время очень любят делать), издание «Ракурс«, на примере одного случая рассказывает, как легко «пришить» судимость защитнику Украины.

Это, на наш взгляд, беспрецедентное дело закончилось недавно в Верховном суде полным оправданием подсудимого. Однако те три с половиной года, что прошли со дня совершения старшим сержантом ВСУ «преступления» и до вынесения оправдательного вердикта высшей судебной инстанцией, похожи на черный анекдот.

Шокирующая несправедливость

Что такое «несправедливый приговор»? На мой взгляд, это одна из самых страшных вещей. Как ни странно, несправедливость судьбы, слепой случай, ломающий человеческие судьбы, или даже неприятности, отравляющие жизнь, но не зависящие от человеческой воли, воспринимаются далеко не так болезненно, как несправедливость, исходящая от людей. Особенно от тех людей, задача которых — восстанавливать справедливость.

Однажды мне пришлось выслушать явно бесчеловечный и чудовищно несправедливый приговор вживую, в зале суда. Это, без преувеличения, шокирующий опыт. Описать то, что творилось с присутствующими, сложно: возмущенные крики, слезы, отчаяние… Позже приговор был пересмотрен в высшей судебной инстанции, и человек, оказавшийся за решеткой всего лишь за честное выполнение своих профессиональных обязанностей, был освобожден.

В деле, о котором мы будем говорить сегодня, Верховный суд тоже полностью оправдал осужденного, сняв судимость с невиновного человека. Однако это дело заставляет задуматься не только о судебной несправедливости, но и о других не менее страшных вещах. Например, о пятой колонне, окопавшейся в государственных органах.

Но довольно лирики, давайте переходить к делу.

Итак, наш герой — высококвалифицированный военный-контрактник, который до момента совершения своего «преступления» несколько лет воевал против российских оккупантов. И не только воевал, но и обучал других ведению боевых действий в условиях города и минно-взрывному делу.

Возвращение перед рассветом

Апрельской ночью 2018 года вместе с двумя товарищами герой этой истории выполнял боевое задание в районе Торецка. Им было поручено прибыть на наблюдательный пункт недалеко от места дислокации противника, ночью следить за действиями российских оккупантов, а под утро вернуться и доложить об увиденном. Перед выходом на задание все трое проверили друг у друга оружие и отправились на пункт.

Перед рассветом, когда пора было возвращаться, трое участников задания вновь проверили оружие друг друга, — все было в порядке. Маршрут был сложным, время от времени боевой группе приходилось преодолевать его в темноте то ползком, то бегом, иногда продираясь сквозь кусты. Позже на суде обвиняемый говорил, что фактор времени был очень важен для группы, потому что вражеские позиции были совсем рядом, и надо было добраться до наших до рассвета, ведь в светлое время их могли бы заметить оккупанты.

Поэтому когда недалеко от наших позиций старший сержант обнаружил, что потерял тактический нож, он принял решение не возвращаться за ним (попросту говоря, не искать его ночью в кустах в «серой» зоне, теряя драгоценное время), а вести группу на базу. Кстати, как самый опытный из троих, он прокладывал маршрут. Позже на суде двое товарищей обвиняемого подтверждали, что той ночью их на задании было всего трое и, говоря казенным языком, «доступа посторонних лиц к их вещам не было». И да, группе действительно приходилось пролезать через кусты, проползать по-пластунски сложные участки или двигаться перебежками с наблюдательного пункта на базу.

Ну вот, собственно, и все «преступление» — тактический нож по дороге потерялся. Вернувшись в пункт назначения, старший сержант доложил командиру подразделения об утрате.

В десятикратном размере

Дальше начинается цирк с конями.

Командир написал справку-отчет о происшествии на имя первого заместителя руководителя Антитеррористического центра при СБУ, командира части, военного прокурора гарнизона, начальника Донецкого зонального отдела Военной службы правопорядка об утрате тактического ножа. Командир части дал месяц на расследование факта утраты. Вывод расследования: нож утрачен при перемещении по пересеченной местности, материальный ущерб — 2073 гривни 57 копеек. На сержанта наложили дисциплинарное взыскание в виде замечания и взыскали сумму в десятикратном размере — 20 тысяч 735 гривен 70 копеек, которую тот без разговоров заплатил.

Давайте теперь сделаем небольшое отступление и поговорим об утрате — тактическом ноже Skif Хищник, выданном герою этой истории примерно за полгода до инцидента.

Made in China

Эти тактические ножи находятся на вооружении ВСУ с весны 2016 года. Центр стандартизации и кодификации Министерства обороны Украины выдал свидетельство о регистрации холодного оружия, ножам присвоен национальный номенклатурный номер.

Тогда же, в 2016-м, было закуплено 2460 комплектов (к ножу прилагаются ножны, устройство для заточки и паспорт) на сумму в 5,43 млн грн. Осенью того же года была докуплена еще одна партия — 2 тысячи комплектов на 4,3 млн грн.

После этого в издании «Наші гроші» вышел любопытный материал «Армія за 4 мільйони купує китайські бойові ножі на чверть дорожче від цивільної версії в інтернет-магазинах», набравший, впрочем, за пять лет чуть больше двух тысяч просмотров. То же издание пишет, что фирма-поставщик связана с сетью оружейных магазинов «Ибис», а Минобороны провело закупки по некорректной процедуре, исключающей участие в ней других поставщиков.

Автор материала никоим образом не ставит под сомнение качество этого холодного оружия, потому что ничего в нем не смыслит. Наверное, это хорошие ножи. Правда, позиционировались они как украинские, но на самом деле производятся в Китае. Это подтверждается и на сайте фирмы «Скиф»: «Несмотря на то, что наше фабричное производство находится в Китае, качество продукции не приносится в жертву… Об этом свидетельствуют положительные отзывы почитателей нашей ножевой продукции, которые успели испытать все ее достоинства».

В Украине просто так заказать на сайте тактический нож нельзя (мы пробовали!), потому что он, как уже говорилось, является холодным оружием. Но ведь нож, даже тактический, это все-таки не танк, и куда проще было бы приобрести новый, да и забыть о досадном инциденте.

Но нет, к цирку с конями теперь присоединились джигиты на газонокосилках и летающие клоуны, то есть, извините, военная прокуратура и суд. И, надо заметить, все эти ребята устраивали представление вокруг потерянного ножа на деньги налогоплательщиков. На наши с вами деньги.

Издевательский приговор

Через три с половиной месяца после досадного инцидента было открыто уголовное дело и сведения о нем внесены в Единый реестр досудебных расследований. Заниматься им заместитель военного прокурора Донецкого гарнизона назначил группу прокуроров. И вот 3 июня 2020 года Дзержинский городской суд Донецкой области (г. Торецк) вынес «преступнику» приговор по статье 413 Уголовного кодекса Украины «Утрата военного имущества».

К слову, сам старший сержант, описав обстоятельства утраты казенного имущества, виновным в уголовном преступлении себя не считал. Но суд решил иначе.

Вообще приговор суда первой инстанции выглядит издевательски. Осуждая человека, который, находясь на боевом задании и рискуя жизнью в экстремальных условиях, потерял китайский ножик, судьи пишут об обязанностях военнослужащего «свято и нерушимо соблюдать Конституцию Украины и законы Украины, Военную присягу, преданно служить Украинскому народу, добросовестно и честно выполнять воинский долг, знать и содержать в готовности к применению закрепленное вооружение, боевую и другую технику, беречь государственное имущество, быть бдительным».

Адвокат обвиняемого не бросался трескучими фразами, а строил защиту на том, что часть 1 статьи 413 УКУ — это бланкетная норма (она предоставляет суду право опираться на нормативы других государственных органов). То есть суд, по мнению защитника, должен был рассмотреть в первую очередь то, какие такие «правила хранения оружия» нарушил подсудимый, находясь на боевом задании. Но и Дзержинский городской суд, и Донецкий апелляционный суд с аргументами защитника не согласились.

Обвиняемый, по их мнению, совершил преступление средней тяжести. Правда, он не судим, отлично характеризуется, добровольно возместил ущерб в десятикратном размере. Учитывая все это, суд приговорил старшего сержанта к… году лишения свободы, милостиво освободив его от отбывания наказания с испытательным сроком на год.

Расплавленное железо и казенные сапоги

К счастью, Верховный суд все-таки принял во внимание точку зрения защитника, подавшего кассационную жалобу. Суд должен был выяснить не только факт утраты оружия, но и то, несоблюдение каких правил хранения привело к его утрате. Обязательное условие уголовной ответственности за утрату военного имущества —наличие причинной связи между утратой и нарушением правил его хранения. Если утрата произошла не в результате нарушения правил, а по другим причинам, не зависящим от воли лица, состав преступления по статье 413 отсутствует. А суды предыдущих инстанций не установили, какие конкретно действия, противоречащие правилам, которые предусмотрены воинскими уставами, законами и приказами, совершил обвиняемый на боевом задании.

…Был такой старый советский анекдот: «Что военнослужащий должен сделать во время ядерного взрыва? — Взять на вытянутые руки автомат, чтобы расплавленное железо не капало на казенные сапоги!». Но если бы эта история была только о том, как идиотски используются армейские инструкции во время «особого положения», дело одно. Другое дело — в приговоре суда первой инстанции и в решении суда апелляционной инстанции между строк читается чистая радость: «Служишь украинскому народу? Исполняешь свой долг? На, получи!».

И дело не в том, что суд — донецкий. Таких вершителей правосудия и в столице хватает.

Автор: ; РАКУРС

Читайте также: