Кто уничтожал и сейчас уничтожает украинские села?

В Богуславском районе Киевской области есть село Медвин. До 1917 года в нем жили более 12 тысяч человек, которые во время гражданской войны решили организовать самооборону села. Они не пускали в него ни белых, ни красных. В августе 1920 года большевики решили покончить с медвинскими повстанцами. Они направили в Медвин одну из буденовских дивизий.

«МОЕ СЕЛО»

Оружия и патронов у жителей было очень мало, поэтому многие ополчились вилами и косами и заняли окопы, вырытые вокруг села. Почти две недели им удавалось отбивать атаки красных.

27 августа 1920 года со всех сторон на Медвин наступали несколько полков конницы красных. Там, где красноармейцы успевали заскочить в крайние дворы, они поджигали хаты. Спустя несколько часов все село вблизи фронта пылало. Бой продолжался до позднего вечера. Тогда было сожжено более 600 домов со всеми прилегающими постройками.

29 августа, когда красные полностью захватили Медвин, трое суток они грабили уцелевшие крестьянские дома, насиловали женщин и девушек. 30 августа буденовцы согнали медвинцев в центр села и выбрали из толпы 80 молодых мужчин и ребят, вывели за село и изрубили саблями. Из 80 человек только один парень, раненый и прикрытый труппами, остался жив (Роман Коваль. Медвин в огне истории. К.: ИЦ «Просвіта». 2000. 82 с.).

В результате раскулачивания, Голодомора и репрессий перед Второй мировой войной в Медвине осталось около шести тысяч человек.

В селе Мельники на Черкасщине, которое находится на окраине знаменитого Холодноярского леса, погибло свыше 300 человек, борцов за свободу Украины, и сожжено большевиками сотни крестьянских домов. Такие явления были по всей территории Украины. Это была первая волна уничтожения сел и их обезлюдение.

Вторая волна трагедии украинского села наступила в 1929 г., когда началось раскулачивание, то есть уничтожение наиболее работоспособной, образованной и культурной части крестьянства. Зажиточные, а поэтому независимые от руководителей крестьяне, считал Сталин, — главные враги советской власти, и поэтому их как класс нужно уничтожить. И повезли несчастных людей с семьями на север к белым медведям наблюдать северное сияние. Расселяли их в таких местах, где нельзя было выжить, но органы власти на это и рассчитывали.

«ЭКСПЛУАТАТОРСКИЙ» КЛАСС

«Мудрый» вождь Сталин, повторяя эпитеты Ленина (ПСС, т. 23, с. 206-207), называл зажиточных крестьян самыми свирепыми и дикими эксплуататорами, вампирами, кровопийцами, пауками и ворами (Сталин «Вопросы ленинизма», ст. 319). Уничтожением кулаков как класса и насильственной коллективизацией было положено начало кризису в сельском хозяйстве и в обеспечении населения продуктами питания. Этот кризис существовал до развала СССР.

Третью волну уничтожения сел и населения вызывала насильственная коллективизация и искусственно организованный Голодомор 1932—1933 годов, от которого, по оценкам демографов и историков, погибло от 7,5 до 10 миллионов человек. Гибель крестьян от Голодомора началась ранней весной 1932 года, но массовое вымирание наступило в 1933-м. Тогда, кто только мог, бежали из села от голодной смерти. К сожалению, за пределы Украины крестьяне уехать не могли. Им не продавали железнодорожные билеты, а на заводы и фабрики в городах не принимали, потому что у них не было паспортов.

Вершиной цинизма были тогда произведения некоторых поэтов. В 1933 году от голода ежедневно умирали тысячи крестьян, вымирали целые села, а Павло Тычина в стихотворении «Партія веде» писал:

«Та хай собі як знають,
Божеволіють, конають,
Нам своє робить.
Всіх панів до одної ями,
Буржуїв за буржуями
Будем, будем, бить…»

Поскольку до 1933 года господ, «кулаков» и буржуев уже убили, а до зарубежных руки не могли дотянуться, то голодомором и репрессиями уничтожали собственных крестьян — последний «эксплуататорский» класс.

Знаменитый украинский писатель П. Загребельный правильно заметил, что упоминавшееся выше стихотворение Тычины следует читать так: «Всіх людей до одної ями, злидарів за злидарями будем, будем бить».

Руководители Украины и лично Сталин постоянно получали огромное количество писем от умирающих от голода крестьян, в которых они сообщали о своем трагическом положении и спрашивали, за что над ними так немилосердно издеваются. Ведь, писали они, не было в 1932 г. засухи и потопа, нет войны, так кому это нужно, чтобы хлеборобы умирали голодной смертью? Несчастные люди писали: «Жить хочу, но умираю от голода. Умоляю, дайте хлеба» (ЦГАГОУ, ф.1, оп. 20, д. 5272).

В 1932 — 1933 гг. в опустевшие села, в частности в южные районы Украины, везли переселенцев из России: из Горьковской области — в Одесскую (2120 хозяйств, 1345 коров, 2062 лошадей), из Ивановской — в Донецкую (соответственно — 2520, 1619, 3498), из Центрального Черноземья России — в Харьковскую (4800, 2329, 3472), из Западной Сибири — в Днепропетровскую (6679, 5719, 7571) и так далее. Следовательно, Голодомор украинцев был средством изменения демографического состава населения, в частности, в южных областях Украины.

ЗАЩИЩАТЬ КРЕСТЬЯН «НЕ БЫЛО КОМАНДЫ»

Четвертую волну обезлюднения сел вызвали массовые репрессии, достигшие своего апогея в 1937 — 1938 годах. Типичными для тех лет были дела 170 жителей сел Триполье и Халепье (Обуховский район Киевской области), которые находятся в ЦГАГОУ (№ 32126, 24985, 38462, 24987, ф.263). Чекисты в своих кабинетах выдумали подпольную повстанческую организацию и 1 — 3 апреля 1938 г. арестовали людей, уже через 7-8 дней закончили «следствие» и всех арестованных расстреляли.

Я изучил в архивах большое количество судебно-следственных дел. Часто во время их изучения сердце и разум не выдерживали психической нагрузки, ведь почти от каждого дела веяло страшными муками и смертью. Погибали люди в основном в возрасте 20 — 40 лет. Сколько хороших дел они могли еще сделать, сколько оставили они сирот и вдов? В 1957 году все они были реабилитированы — никакой подпольной повстанческой организации в Триполье и Халепье не было.

Пятая волна уничтожения сел прокатилась в годы Второй мировой. За годы войны оккупанты разрушили и сожгли в Украине 714 городов и поселков, свыше 28 тысяч сел. Без крыши над головой остались 10 миллионов человек.

27 февраля 1943 г. партизанское соединение, которым командовал А. Федоров, напало на районный центр Корюковка (Черниговщина) и убило 7 немцев. 1 марта 1943 г. немцы окружили поселок и сожгли 1390 домов и убили 7000 его жителей. В ночь с 4 на 5 марта командир соединения секретарь подпольного обкома КП(б)У Алексей Федоров прилетел на самолете из Москвы в соединение, насчитывающее около трех тысяч партизан. По его мемуарам, товарищи рассказали о наиболее значительных боевых операциях, проведенных в его отсутствие, и о нападении на Корюковку. Но ни одним словом Федоров не вспоминает о трагедии корюковчан.

Бывший партизан Алексей Сунко вспоминал, что партизаны были недалеко, в Тихоновичах, в нескольких километрах от Корюковки, и наблюдали, как она горела, и слышали стрельбу. Но они не пришли на помощь мирным жителям поселка: «…не было команды…» («Голос Украины», 1 марта в 2003 г. № 40).

В начале декабря 1943 г. партизаны сожгли дом старосты в селе Соколов Брод (Попильнянский район, Житомирская область) и убили нескольких немцев. 11 декабря 1943 г. фашисты согнали крестьян, в том числе и детей, в двухэтажный деревянный дом и всех — 320 человек — живьем сожгли. Партизаны могли вступить в бой с фашистами и дать людям возможность убежать от расправы, но они этого не сделали.

ЗА ПОБЕДУ — ОЧЕРЕДНОЙ ГОЛОД И НАЛОГ НА БЕЗДЕТНОСТЬ

Шестая волна обезлюднивания и уничтожения сел, длившаяся до конца существования СССР, наступила после окончания Второй мировой войны. В 1947 г. в Украину снова пришел страшный голод. Все выращенное на полях колхозов сдали государству. Тогда, перефразируя слова «Интернационала», колхозники с горечью говорили: «Владеть землей имеем право, а урожаем — никогда!» После войны развернулось очередное наступление на религию и народную мораль.

Повсюду закрывали церкви, которые начали действовать в последние годы. Сокрушительный удар народу-победителю, в частности сельскому населению, органы власти нанесли своей налоговой политикой. В 1945 г. додумались установить огромные налоги даже на плодовые деревья, что заставило крестьян вырубать свои сады.

Тогда же по инициативе «отца» Сталина были установлены новые нормы сельскохозяйственного налога. Каждый крестьянин, даже каждая многодетная вдова — солдатка с кучей детей, ежегодно должны были сдавать государству (не продавать, нет!) яйца, молоко, мясо, и, кроме того, оплатить деньгами 800 рублей налога и 40 — страховки, а также «добровольно» отдавать от 300 до 1000 рублей на государственную ссуду.

Особенно возмущал людей налог на бездетность. У крестьян тогда постоянной проблемой было: где взять деньги на налоги? Ведь в колхозах они не получали ни копейки. На трудодни колхозники не получали зерна и другой продукции. 4 июля 1957 г. ЦК КПСС и Совет Министров СССР решили упразднить налоги и обязательные (бесплатные) поставки сельскохозяйственной продукции. С того времени в колхозах трудодни начали оплачивать деньгами (правда, суммы были мизерные) и выдавать зерно. В начале 60-х годов колхозникам стали платить пенсию — 12 рублей в месяц — и выдавать паспорта.

После войны крестьяне окончательно потеряли веру в закон, правду и справедливость и искали любой способ убежать из села. Побег их в города — это был своеобразный протест против сельских порядков, произвола местных органов власти, бесправия и нищей жизни. В послевоенные годы молодежь вынуждали ехать на шахты Донбасса для «строительства» коммунизма.

ПРИУСАДЕБНЫЕ УЧАСТКИ — КАК НЕПРИЕМЛЕМАЯ АНОМАЛИЯ

Дисциплина в колхозах из года в год ухудшалась, и органы власти принимали все новые и новые репрессивные меры: за прогулы и опоздания на работу срезали трудодни. Тех, кто не отработал годовой минимум трудодней, судили и высылали за пределы Украины как саботажников. 21 февраля 1948 г. Президиум Верховного Совета СССР издал Указ «О выселении из Украинской ССР лиц, злостно уклоняющихся от трудовой деятельности в сельском хозяйстве и ведущих антигражданский паразитический образ жизни». Выполняя этот указ, сотни тысяч крестьян отправили в тюрьмы и выселили в Сибирь.

После организации колхозов органы власти установили размеры приусадебных участков для колхозников и рабочих, а также нормы содержания скота и домашней птицы. Эти нормы неоднократно пересматривались в сторону их уменьшения. За их нарушение виновных беспощадно штрафовали и облагали двойным налогом.

16 мая 1963 г. Президиум Верховного Совета УССР принял указ о нормах содержания скота в личной собственности граждан. В нем отмечалось, что граждане на одну семью могут иметь одну корову и теленка в возрасте до одного года, одну свинью или трех овец.

Начиная с 30-х годов ХХ в. органы советской власти очень внимательно следили за тем, чтобы во дворе колхозника или рабочего не было «лишних» курей, теленка или поросенка, потому что это якобы нарушало принципы социализма. Советская власть все делала для того, чтобы поставить жителей села в полную зависимость от колхоза и государства, «спасала» их души от «растления», не допускала обогащения крестьян и «спекуляции» продукцией сельского хозяйства.

Московские руководители систематически «облегчали» жизнь колхозникам, рабочим и служащим — отрезали ту часть огорода, которая превышала установленную норму, а также разрушали теплицы, в которых крестьяне выращивали помидоры, огурцы, лук и другие овощи. Урезали огороды и у тех колхозников, кто не отработал или и не мог отработать годовой минимум трудодней. Финагенты периодически перемеряли огороды крестьян, и если обнаруживали хотя бы одну сотку земли сверх нормы, беспощадно штрафовали виновных и облагали двойным налогом.

Десятки лет в колхозах приусадебные участки оставались единственным источником существования для крестьян, но в большинстве сел их размеры не давали возможность выращивать достаточное количество сельскохозяйственной продукции. Некоторые председатели колхозов пытались помогать таким колхозникам и за счет неиспользуемых угодий выделяли им по несколько соток земли для посадки картофеля, а лесники позволяли сажать ее в междурядьях лесных культур.

Совет Министров СССР и ЦК ВК(б) 19 сентября 1946 года издал грозное постановление, в котором было записано: «…расхищение общественных земель ведет к тому, что интересы общественного хозяйства, колхоза, основой которого является общественная колхозная земля, приносятся в угоду частнособственническим и рваческим элементам, использующим колхоз в целях спекуляции и личной наживы». Постановление предусматривало жестокое наказание для нарушителей.

Большевики постоянно мечтали о том, как ликвидировать приусадебные участки как неприемлемую для социализма аномалию. Еще на ХVІІІ съезде ВКП(б) в 1939 году член политбюро А. Андреев, ответственный за сельское хозяйство, отмечал, что «в некоторых местах частновладельческие хозяйства стали преобладать над коллективными формами» — вместо того, чтобы последние вытесняли их, приусадебные участки, утверждал он, — вообще не нужны, поскольку колхозы способны обеспечить все потребности крестьянства.

Председатель СНК УССР Л. Корниец в 1946 году говорил, что даже ту единственную буренку, которая есть у крестьянина, он отведет в колхоз, потому что она для него будет нерентабельной. Колхозник все, что ему нужно, будет получать из колхоза. И такие люди в течение десятков лет руководили государством, вели нас к «светлым вершинам коммунизма».

«БЕСПЕРСПЕКТИВНЫЕ» СЕЛА

В 50-х годах ХХ в. кремлевская верхушка, руководствуясь теорией марксизма-ленинизма, пытаясь построить коммунистическое общество, взяла курс на стирание грани между городами и селами. Тогда, по инициативе М. С. Хрущева, принялись за ликвидацию бесперспективных сел и укрупнения колхозов. Сотни и тысячи лет стояли они, процветала в них жизнь и вдруг — бесперспективные.

Историки подсчитали, что Центральное Поросье — Белую Церковь — могучую крепость, которую нелегко было взять, разные завоеватели разрушали 46 раз. Следовательно, незащищенные села Поросья, как и по всей территории Украины, разные враги стирали с лица земли десятки раз. Однако вновь и вновь, будто мифическая птица Феникс, оно снова и снова восставало из пепла и руин.

Лишь кремлевским правителям благодаря раскулачиванию, насильственной коллективизации, террору голодом, репрессиями, налоговой политике и укрупнению колхозов и объявлению многих сел неперспективными удалось уничтожить огромное количество населенных пунктов. Для ускорения процесса ликвидации «бесперспективных» сел к ним не строили дороги, закрывали школы, магазины, почту и лечебные заведения, запрещали строительство жилья. Вот почему в мирное время, без войны и стихийных бедствий, благодаря советской власти опустели многие села.

В 1959 — 1960 годах прошлого века 113 экономически слабых и убыточных колхозов (252 села с населением 168,5 тыс. человек) были ликвидированы, а их земли переданы в государственный лесной фонд (ЦГАГОУ, ф.2, оп. 10, д. 3214, с. 149). Постепенно все выше упомянутые села исчезли с лица земли.

После провозглашения Украины независимым государством в результате кучмовской земельной реформы (указ президента Л. Кучмы от 3 декабря 1999 года №1529/99 «О безотлагательных мероприятиях по ускорению реформирования аграрного сектора экономики») уничтожение и обезлюднение сел ускорилось. Молодежь убегает из сел. Во многих селах остались лишь пенсионеры. Везде видны пустые дворы там, где недавно стояли нарядные хаты.

Среди богатейшей природы непостижимо дикими выглядят пустые, словно слепые, жилища, огороды, поросшие лебедой и чертополохом. Я написал, какая беда выгнала людей с родной земли, обрекла самые плодородные в мире земли на бесплодность. Ведь сотни и сотни лет они давали обильный урожай. Стоит подчеркнуть, что Украина всегда жила селом. Оно было основой украинской нации, берегло язык, культуру, традиции и обычаи. Умрут села — умрет и Украина.

Следовательно, Л. Кучма внедрил в сельское хозяйство такую модель хозяйствования, которая привела к окончательному разрушению АПК и его базы — села и массовой безработицы крестьян. Теперь руководство Украины хочет упразднить мораторий на продажу сельскохозяйственных земель. Это преступление допустить нельзя. После отмены моратория наступит массовое безземелье и превращение крестьян в дармовую рабочую силу.

И, в завершение, немного статистики. В 1999 году в Украине работали 12421 колхоз и совхоз и большинство из них не были убыточными. Средняя площадь сельскохозяйственных угодий в каждом из них составляла 3100 гектаров. В 1926 году в Украине провели перепись населения и населенных пунктов. В 1928 году опубликовали итоги этой переписи: сельских населенных пунктов было тогда 54470. Они объединялись в 10733 сельских советов (Украина. Статистический ежегодник на 1928 г. — Х., 1928. — с. 16).

С 1959 —1979 гг., по данным В. И. Наулко (Культура и быт населения Украины. К.,1993, с. 14), количество сел уменьшилось с 42229 до 29806. Сейчас следовало бы провести новую перепись населения и населенных пунктов, а главное, правительственным органам подумать, как спасти села от окончательной гибели.

Автор: Павел Вакулюк, профессор, заслуженный лесовод Украины, ДЕНЬ

Читайте также: