Самоубийство подростков: что утаивает милиция?

Днепропетровский журналист Вадим Рыжков разбирался в тайнах группового самоубийства подростков в Днепропетровской области. Кто довел несчастных до суицида?

Односельчане запомнили Ивана и Олега как неразлучных друзей. Учились приятели в одном классе местной школы и рядом сидели за партой. После десятого класса Иван поступил в строительный лицей, Олег, год спустя, — в Центр подготовки и переподготовки рабочих кадров, где готовят бульдозеристов. Несмотря на то, что учились они в разных концах города, свой досуг, как правило, проводили вместе.

Однокурсники вспоминают, что среди учащихся друзья ничем особым не выделялись — ни внешним видом, ни образом жизни, ни успеваемостью. Как большинство их ровесников, они любили погулять на дискотеке, поиграть на компьютере, а иногда и выпить пива. В отличие от замкнутого Олега, Иван был парнем заводным и даже проблемным. Рассказывают, что летом нынешнего года он успел получить условную судимость за участие в краже ковровых дорожек из лицея. Несмотря на прегрешение, ему дали возможность доучиться и получить рабочую специальность. Казалось, что впереди у молодых парней — целая жизнь, но она неожиданно завершилась трагедией.

В официальном сообщении главного управления МВД в Днепропетровской области говорится, что трупы двух подростков, висящих на дереве, увидел во вторник 14 декабря житель частного дома по улице Польской, который около часа дня вышел во двор. Личности парней в милиции установили довольно быстро и немедленно сделали вывод о вероятной причине их гибели.

За три дня до этого в селе Родионовка в одном из частных домовладений неизвестные злоумышленники украли самодельный сварочный аппарат, шлифовальную машинку и электрический кабель. Подозреваемыми оказались Иван Герасименко и Олег Гайфутдинов, тем более, что один из них уже имел проблемы с законом.

По версии милиции, на самоубийство парни пошли «из-за страха быть привлеченными к уголовной ответственности за совершение ряда преступлений». Действительно, жители Родионовки рассказывают, что в субботу 11 декабря с Иваном и Олегом почти четыре часа беседовал участковый — в недавнем прошлом тракторист.
Что происходило в кабинете участкового, жителям села неизвестно. Правда, по их данным, подростки признались в содеянном, и даже подписали какие-то бумаги. Днем в воскресенье Иван и Олег уехали из села, и после этого никто из родственников их больше не видел. Только во вторник утром в Родионовку пришла страшная весть о находке на берегу Ингульца.

«В первой половине дня нам позвонил знакомый, который работает в милиции Кривого Рога, рассказывает дядя Олега — Сергей Леонидович. — Он сообщил, что нашего племянника нашли повешенным вместе с Иваном Герасименко, но мы не сразу поверили. Допустим, ребята что-то стащили, но посадить, в худшем случае, могли только Ивана, у которого была условная судимость. Чего было бояться Олегу, и зачем ему было вешаться — остается неясным».

Правда, жители Родионовки рассказывают, что в селе и прежде случались мелкие кражи — в основном пропадало то, что можно было сдать как металлолом, но никто при этом не попадался. «Не исключено, говорят они, что у стражей порядка появилась возможность списать хищения на подростков. Тем более, что в конце года обычно принято рапортовать об успехах в борьбе с преступностью».
Над загадочной гибелью своих воспитанников ломают голову педагоги. «У меня такое впечатление, что их просто запугали, говорит заместитель директора по учебно-воспитательной работе Центра по подготовке и переподготовке рабочих кадров № 1 Наталья Мисюра. — В пятницу Олег был на занятиях и брал справку для оформления социальной помощи, ведь он был сиротой, его воспитывала тетя. В субботу и воскресенье он был в селе, а в понедельник его видели в училище, хотя на занятиях он отсутствовал. Парень не был склонен к суициду, не употреблял наркотики, никаких отклонений не имел. К тому же совсем недавно перед производственной практикой он проходил медицинскую комиссию. Что случилось с понедельника на вторник — неизвестно».

Мнение своей коллеги разделяет и заместитель директора строительного лицея Людмила Музыка, которая считает, что ее бывший воспитанник Иван Герасименко был вполне обычным парнем. «Он был жизнерадостным и веселым, и не мог совершить самоубийство», — уверена она.

На похороны подростков из Кривого Рога приехали преподаватели и однокурсники. Две траурные процессии, впереди которых несли кресты и портреты покойных, встретились на сельском кладбище.

«С Олегом я жил на одном этаже в общежитии, вспоминает его однокурсник Саша. — Хлопец он был хороший и доброжелательный. Знаю его только с позитивной стороны, ничего плохого сказать не могу».

Почему Иван и Олег решили повеситься — ни у кого из их знакомых нет определенного ответа. «Они не могли этого сделать сами, говорит заплаканная одноклассница Люда. — Я думаю, что им «помогли».

Уверенности в этом присутствующим на похоронах добавил странный вид подростков. «У внука синяки под глазами, царапины на носу и припухлая губа», — подтвердила бабушка Олега — Людмила Леонидовна Гайфутдинова.

Между тем милиция поспешила заявить, что трупы несовершеннолетних перед их отправкой в бюро судмедэкспертизы «не имели внешних признаков насильственной смерти».

«Никаких мер давления на них не оказывали — ни физических, ни других, заверяет первый заместитель начальника Криворожского райотдела милиции Андрей Березовский. — Накануне к нам обратился житель Родионовки, который сообщил о пропаже строительных инструментов. Был установлен свидетель, который видел двух мальчишек, разбиравших сварочный аппарат. Этих ребят опросил участковый, и они признались. Как пояснил один из парней, ему не хватало на личную жизнь, поскольку родители давали лишь три гривны в день».

Первый заместитель начальника РОВД говорит, что участковый Валентин Капинус опрашивал Ивана и Олега в помещении агрофирмы, где находится кабинет. Во время беседы, по его словам, присутствовали потерпевший, свидетель и работники агрофирмы. Интересно, что в милиции так и не смогли ответить, присутствовали или нет во время общения с несовершеннолетними их родители, опекуны, педагоги, не говоря уже об адвокате. Ведь даже вызов к участковому или в райотдел, как говорят юристы, должен был осуществляться через них, поскольку ранимая психика подростка — тонкое дело.

Нельзя не заметить, что здание Криворожского РОВД, курирующего сельский район, находится в Кривом Роге через дорогу напротив Центра подготовки и переподготовки рабочих кадров, где учился Олег Гайфутдинов.

В связи с этим у преподавателей закралось подозрение относительно того, где был в понедельник их учащийся, который на занятиях не присутствовал, но на минутку забегал в училище. Не исключено также, говорят они, что парней могли вызывать в милицию и во вторник утром. Сами сотрудники Криворожского РОВД это категорически отрицают, хотя признают — вопрос о возбуждении уголовного дела таки решался.

«На проходной у нас имеется журнал, поясняет А.Березовский. — В нем фиксируются все, кто входил и выходил из райотдела. Если бы ребят вызывали, то записи об их посещении обязательно сохранились бы».

Интересно, что от здания Криворожского РОВД до места гибели подростков всего минут двадцать ходу — для этого просто нужно спуститься по соседним улицам до берега Ингульца. Если подростки сами себе укоротили век, то, безусловно, в состоянии аффекта. Но кто и где мог довести их до такой кондиции?

Обращает на себя внимание еще одна немаловажная, но очень странная деталь. По официальному сообщению областного управления МВД, житель дома № 14 по улице Польская обнаружил повешенных во вторник около 13.00. Тем не менее, родственники Олега Гайфутдинова из Родионовки рассказывают, что узнали о его гибели еще в первой половине дня, а заместитель директора Центра переподготовки Наталья Мисюра твердо заверяет, что ей сообщили об этом на работе примерно в 11.00.

Что означает такая неточность в работе правоохранителей, можно лишь догадываться. Бывалые люди высказывают предположение, что сделать подобную запись имеет смысл для того, чтобы, например, максимально развести во времени гибель подростков и их пребывание в милиции.

На похожий «трюк» днепропетровские стражи порядка пошли минувшей осенью, когда перед выборами подгулявший участковый в селе Старовишневое Синельниковского района расстрелял из табельного пистолета двух подростков. Трагический инцидент, по данным милиции, случился глубокой ночью, однако, местные жители утверждали, что стрелял сержант гораздо раньше — еще до полуночи. Только потом, после вмешательства прессы и общественности, выяснилось, что участковый и его начальство попытались скрыть истинную картину происшествия.

Имело ли место нечто подобное в Криворожском районе, возможно, покажет будущее — во всяком случае, как утверждают в милиции и прокуратуре, проверка там еще продолжается.

Как бы там ни было, суицид среди подростков, похоже, становится привычным явлением в Украине. По сообщениям СМИ, в Кировограде на глазах у товарища повесился 16-летний подросток. Совсем недавно он вступил в училище и проблем с учебой не имел. Блуждая улицами города вместе с товарищем, они забрели в недостроенный дом, где юноше и пришла мысль наложить на себя руки. Парни приладили петли и встали на кирпичи, но в последний момент один из них дрогнул и передумал. По выводам сотрудников криминальной милиции, проводивших расследование, никаких «объективных данных о доведении подростка до самоубийства не было обнаружено».

Автор: Вадим РЫЖКОВ, «День», Днепропетровск — Кривой Рог — Родионовка, ДЕНЬ

Читайте также: