Поповские войны на Украине: много подлости, мало Веры

«Чиновники подкупом или угрозами заставляют наших священников переходить в Московский патриархат». «У нас отнимают храмы», – заявляют отцы Украинской православной церкви Киевского патриархата. «Нам «тушки» не нужны», – открещиваются в УПЦ (МП). Чтобы разобраться в том, что у нас с верой, журналисты побывали в церквях перебежчиков.

Рожки, батюшки и водевиль на кладбище

Отец Виталий – священник церкви в селе с любопытным названием Рожки, чтобы перейти из Киевского патриархата в УПЦ вместе с приходом, как бы это сказать помягче… схитрил. Сказал пастве, мол, есть возможность отремонтировать храм и все, что для этого нужно – убрать из названия церкви две буквы – КП. Мирянам дали два чистых листа бумаги, попросили написать имя, фамилию и поставить подпись. Многие согласились.

Так община, сама того не подозревая, сменила патриарха. Со старостой церкви Вероникой Гаввой батюшка решил поговорить отдельно с глазу на глаз. «Сказал, что встретил у святого источника человека, который готов дать на завершение ремонта в храме 10 млн. грн. Для этого нужно только удалить из названия церкви КП, – рассказывает Вероника. – Я уточнила: а мы не переходим в Московский патриархат?

Он отвечает: нет, только буквы КП уберем из названия, но останемся украинской православной церковью». Правда открылась позже, на кладбище. Умерла жительница села. Отец Валерий прибыть на панихиду не смог и попросил заменить его священника из соседнего села. «Слышу, новый батюшка отпевает и Евангелие читает на русском. Я потом подошла к нему и спрашиваю: батюшка, а вы что не из Украинского патриархата? Он мне говорит: нет. И добавляет, что мы тоже уже не там», – удивляет меня Вероника Гавва.

Смущенные жители села Рожки позвонили священникам (КП) в Киев. Отец Виталий тем временем сообщил в милицию, что в воскресенье будет захват церкви. К заутренней храм окружили милиционеры в касках и бронежилетах. Со своими певчими приехали, чтобы освятить храм священнослужители УПЦ Московского патриархата.

Между тем подоспели и их коллеги из Киевского патриархата. И пока одни священники пели в храме акафисты, другие вместе с прихожанами составляли протокол. Поскольку храм принадлежит религиозной общине, он остался в юрисдикции Киевского патриархата. Отцу Виталию пришлось выставить дом на продажу и поспешно выехать из села. На его место назначили отца Виктора.

На встречу с журналистами «Профиля» пожилой священник приехал на старых жигулях. Для него нынешняя ситуация – двойное торжество справедливости. Ведь он строил эту церковь, служил не один год, а потом его заменили более молодым священником. «Он совершенно ничего не вкладывал в церковь, – показывает облупившуюся штукатурку в храме отец Виктор. – А ведь у нас здесь недалеко святой источник, люди из разных деревень приезжают за водой, жертвуют много.

Поначалу и по 30 тыс. из ящика вынимали, сейчас, конечно, меньше, но думаю, что средств, чтобы что-то сделать в храме, хватило бы». После этой некрасивой истории было вдвойне приятно смотреть на то, как бережно держит в руках старый священник молитвенные записки и проповедует журналистам о том, что Бог отвечает молящимся. В общем, церковь попала в хорошие руки.

Главное, что батюшка хороший

Православные из поселка Макаров, наоборот, стали батюшку-перебежчика защищать и не отдали храм Киевскому патриархату. Принимали ли они решение о переходе всей общиной, сказать трудно. В то воскресенье, когда мы заглянули на утреннее богослужение, в церкви было человек 15. Среди тех, кто согласился пообщаться с журналистами, людей, поставивших подписи под заявлением о переходе в Московский патриархат, не было.

И проповеди о том, почему так будет лучше для всех, они не помнят. На провокационный вопрос «Профиля»: скажите это Киевский или Московский патриархат? – часть верующих отвечали – «московский», а часть были уверены, что «киевский». Те же прихожане, которые знали о смене духовной власти, говорили, что не видят разницы между патриархатами. «Я родом из Львова, грекокатоличка. И мне, конечно, не все равно и хотелось бы, чтобы эта церковь оставалась украинской и не подчинялась Москве. Но я к Богу прихожу, а не в патриархат», – объясняла, почему осталась в церкви девушка, представившаяся Марией.

«Этот батюшка очень добрый и простой, а матушка вообще замечательный человек, – подключилась к разговору Елена Ивановна, тоже, кстати, грекокатоличка из Западной Украины. – Я на Крещение ходила в другую церковь, так там, пока шла служба, три раза пожертвования собирали – в тарелку, сумку и картонную коробку. А наш протоиерей батюшка Богдан цены на обряды не устанавливает». В день нашего приезда службу правил другой священник. Настоятель этого храма протоиерей Богдан Лисиченко уехал по срочным делам.

Журналисты издания «Профиль» пытались связаться с ним по телефону, но на  звонки отвечал его сын, говорил, что батюшка не в деревне.

«У нас тупо отнимают храмы»

«Лично мне несколько десятков священников из Донецкой, Луганской, Сумской, Черкасской, Винницкой и Киевской областей рассказывали о том, что чиновники их убеждали перейти в Московский патриархат», – говорит о том, как последний год делят храмы и приходы в Украине, секретарь священного синода Киевского патриархата епископ Евстратий Зоря. «Чиновники приглашают их на встречу или сами приходят, интересуются вопросами жизни общины, есть ли какие-то проблемы, а потом говорят, мол, если бы вы были в Московском патриархате, мы могли бы вам помочь закончить ремонт в храме.

Вы же понимаете, что нам нужно, чтобы в Украине была одна православная церковь, зачем это разделение. Предлагают самому священнику помощь с жильем, купить машину». В доказательство правдивости своих слов Евстратий Зоря предложил пообщаться с владыками, которым досталось больше всего.

«У нас тупо отнимают храмы, – просто и лаконично объяснял «Профилю» сложные межконфессиональные процессы владыка Донецкой епархии Сергей. – Например, церковь под Мариуполем в селе Каменка. Это старинное здание при Союзе было разрушено до основания и за 15 лет было нами практически заново отстроено. И вот в прошлом году в село стали приезжать какие-то люди, раздавали «Листок Святогорья».

Там написано, что дети, крещенные в УПЦ КП, будут умирать, а покойники, которых отпевали наши священники – являться. Потом в село приехали представители Московского патриархата, богатые коммерсанты из Донецка, и тоже рассказали, что мы безблагодатные, раскольники и т. п. Потом бригада из местного населения, люди, кто вообще ни в какую в церковь не ходили, тоже агитировали, мол, будете за русскую церковь – будем помогать материально, а некоторых запугивали. Сменили замки в храме. Сейчас вопрос: кому достанется храм? – рассматривается в суде».

Владыка Винницкой епархии УПЦ КП Онуфрий рассказал «Профилю», что в октябре прошлого года в Жмеринке прошла встреча духовенства с чиновниками, на которой батюшкам объяснили: «Государство заинтересовано в единой церкви, и она будет создана с вами или без вас». Позже, по его словам, в Винницкой облгосадминистрации собрали предпринимателей и обязали участвовать в строительстве храмов Московского патриархата.

«Теперь бизнесмены ходят к нам, но помогают строить другие храмы», – делится историями, в которые трудно поверить, отец Онуфрий. Всего Киевский патриархат потерял на Виннитчине три храма. В самой Виннице, храм на территории Областной психоневрологической больницы им. академика А.И. Ющенко, и в селах Росоша и Стадница.

Причем церковь в селе Росоша строил Киевский патриарахат. Жители этих сел рассказывают журналистам примерно такие же истории, как в вышеупомянутом селе Рожки. Их повторять не имеет смысла. Все сводится к тому, что селянам священники не сказали прямо «переходим в другой патриархат», а объясняли уклончиво – «За объединение православных христиан». «Я лично тоже ставил подпись, но на титульном листе было написано, что голоса собираются в поддержку священника, а не за переход в другую конфессию», – возмущался староста села Стадница Михайло Вовк.

Московскому патриархату не нужны «тушки»

«Я могу совершенно официально заявить, что мы к этим переходам и к фактам давления на священников или верующих, если они были, не имеем никакого отношения», – объяснял позицию УПЦ (МП) сотрудник Отдела внешних церковных связей Московского патриархата, священник Николай Данилевич. «Нам «тушки» не нужны. Ведь если мы сейчас с помощью административного ресурса загоним всех в Московский патриархат – это будет эфемерное единство.

И при следующей смене власти это все развалится. Я не хочу утверждать, что ситуаций со злоупотреблениями власти нет, я просто не владею такой информацией. Но если такие факты есть – это вопрос к государству. Но, к сожалению, все эти заявления против государства рикошетом бьют в нашу сторону.

Поймите, переходы туда-сюда были и раньше, но в другой политической ситуации на этой теме никто не спекулировал. Сейчас массового перехода нет. Заявления Филарета о том, что до лета этого года государство планирует ликвидировать Киевский патриархат как структуру, – информационный блеф. Никакой здравомыслящий чиновник на это не пойдет. Это угроза гражданскому спокойствию».

На самом деле, в беседе с «Профилем» православные священники Киевского патриархата в большей степени были обеспокоены позицией власти, никто из них не обвинял «конкурентов». Основное беспокойство вызывает как раз политика страны. «За последний год государственно-церковные отношения превратились в два параллельных монолога», – объясняет епископ Евстратий Зоря. «За год так и не состоялась встреча президента с представителями Всеукраинского совета церквей и религиозных организаций, хотя такие встречи с главами государств были традиционными и проходили практически ежегодно.

Патриарх Филарет и Священный синод неоднократно обращались к президенту с письмами и не получали ответов. И только когда мы сделали открытое обращение от 13 декабря 2010 года, в конце января мы получили из Секретариата письмо, где кратко указано, что наши предложения рассмотрены и направлены для рассмотрения и реагирования в центральные и местные органы власти. Что за этим стоит, с какими указаниями и как именно должны отреагировать – из письма не понятно».

На данный момент готовится новая редакция Закона «О свободе совести и религиозных организациях». По мнению священников большинства христианских конфессий, новые правила могут значительно усложнить жизнь церквей. Все дело в том, что этим Законом вводятся серьезные изменения в юридический статус церквей. С одной стороны, им предоставляется право юридического лица, с другой – расширяется и основание для ликвидации религиозных организаций, когда уничтожение неугодных вполне можно будет списать на их проблемы с налоговой.

Что будет с верой?

На днях во время заседания круглого стола в Центре Разумкова президент Украинской ассоциации религиозной свободы, религиовед Виктор Еленский заявил: «Мы не можем не выразить свою обеспокоенность попытками подорвать сложившуюся в Украине модель государственно-церковных взаимоотношений, которая обеспечила один из наивысших уровней религиозной свободы не только на постсоветском пространстве, но и, возможно, в Центральной и Восточной Европе.

Ситуация серьезно изменилась в 2010 году, тогда социологические исследования начали фиксировать в Украине напряжение на религиозной почве». По его словам, в УАРС увеличилось количество жалоб на давление со стороны местных органов власти на религиозные общины и отдельных верующих.

В беседе с «Профилем» Виктор Еленский сказал, что до недавнего времени в Украине был здоровый баланс между представителями конфессий и очень важно его сохранить. «Украинское общество толерантно по отношению к религии, об этом говорят многочисленные исследования. Религиозная свобода никогда не мешала позиции власти. В нашей стране несколько центров религиозной силы – УПЦ Московского патриархата, УПЦ Киевского патриархата,

Грекокатолическая церковь и протестанты. (У нас, например, баптистское сообщество одно из самых больших в Европе.) Эти центры не позволяют кому-то подавлять меньшинства, как это происходит в некоторых постсоветских странах. И никто не хотел, чтобы этот баланс был нарушен, в том числе и многие священники Московского патриархата.

Автор: Наталья Конова, ПРОФИЛЬ

Читайте также: