Иприт был. Но сплыл. Кто и зачем пугает туристов химическим оружием в Черном море

В который раз в канун курортного сезона в Крыму российские СМИ подняли шумиху о затопленных в Черном море в 1941 году боевых отравляющих веществах. Но быть безропотными объектами российского черного пиара крымчанам уже надоело. Ответственные лица в автономии начали доказывать, что и бочек нет, и никакой опасности вблизи Крыма нет… В чем же суть дела?

Автор этих строк знаком с проблемой «бочек» с первой половины 90-х годов. Тогда в процессе образования ВМС Украины были рассекречены некоторые аспекты предыдущей деятельности Черноморского флота, в частности сведения о работе в Севастополе военного океанариума по использованию дельфинов в военных целях, а также история с захоронением в Черном море боевых отравляющих веществ — иприта и люизита.

Вместе с тогдашним начальником пресс-центра ВМС Украины капитаном первого ранга Николаем Савченко мы провели расследование и опубликовали в одной из московских газет статью о том, что действительно в 1941 году, перед сдачей Крыма немецким войскам, советские военные химики не успевали ни вывезти со складов, ни ликвидировать большое количество боевых химических отравляющих веществ (иприт и люизит) в металлических бочках.

Оставить их было нельзя, поскольку этот вид оружия был запрещен несколькими конвенциями, и командование не хотело допустить, чтобы оно попало в руки немцев как доказательство о нарушении Советским Союзом упомянутых конвенций. Было принято решение: временно — ведь никто не знал, сколько продлится оккупация и что будет после войны — захоронить бочки с ипритом и люизитом в водах Черного моря.

Инструкция определяла, что захоронение должно быть произведено на большом расстоянии от берега, на большой глубине, и значительная часть бочек была именно так и захоронена, — с составлением карты и указанием точных координат захоронения. Но были свидетели, которые нам рассказали, что в спешке, перед захватом Севастополя немцами, наши матросики под командованием старшин и лейтенантов выбрасывали бочки с барж и катеров иногда и не очень далеко от берега, в акватории самого Севастополя.

Еще и сейчас в Севастополе живы люди, которые помнят, что в послевоенные годы в жару в некоторых местах недалеко от моря они слышали запах, характерный для иприта и люизита. Видимо, в ходе морских боев за Севастополь в 1941—1943 годах часть бочек — именно тех, которые были выброшены недалеко от берега — была повреждена взрывами мин, глубинных бомб и снарядов, разорвавшихся в море, и их содержимое вытекло.

Об этом знали практически все горожане и таких мест сознательно избегали при купании. Но написать в советское время об этом было невозможно, потому что эта информация подпадала под запрет существовавшего тогда Перечня сведений, запрещенных к опубликованию в печати, составленных Комитетом по охране государственных тайн в печати. А когда вместе с СССР почил и сам комитет, и его перечень, эти сведения стали просачиваться в печать.

Ими занялись правительства России и Украины. Данные подтвердились. Кабинет Министров Украины запросил соответствующие сведения в военном архиве в Москве. На их основе правительством Украины в 1996 году была создана Программа по поиску и уничтожению остатков химического оружия, рассчитанная первоначально до 2002 года и позже продленная до 2010-го.

Как нам рассказывали впоследствии военные, служившие в ВМС Украины в 90-х годах, реализация этой программы была поручена, среди других организаций, также и уже рассекреченному Севастопольскому военному океанариуму, и для обнаружения этих захоронений, среди других методов использовались дельфины, обученные поиску металлических предметов на дне моря. За период с 1996 года МинЧС Украины совместно с Минобороны Украины, как сообщил начальник крымского главка МЧС Александр Недобитков, утилизировали 117 выявленных объектов.

Не секрет, что это были именно те бочки, которые находились поближе к берегу и действительно представляли опасность для населения и отдыхающих. Всего на выполнение программы было запланировано 47 млн. гривен, но фактически, по сведениям Александра Недобиткова, на конец 2010 года было профинансировано 26,5 млн.

Согласно установленной процедуре, выявленный объект токсических отходов, подлежащий утилизации, помещался в железобетонный саркофаг непосредственно на месте обнаружения (говоря проще, его брали в металлический каркас, который в подводном положении заливали специальным бетоном), а затем этот саркофаг буксировали от берега на расстояние нескольких километров и повторно хоронили на глубине не менее 130 метров, погружая в слой черноморского сероводорода. Таким образом, еще в 90-х годах прошлого века практически все опасные захоронения химического оружия в акватории Севастополя и вблизи всего Крыма, которые могли угрожать людям, были ликвидированы.

В Крыму уже приняты все меры для того, чтобы доказать — опасности нет. Упомянутые публикации СМИ не соответствуют действительности и являются элементом пиар-кампании, направленной на снижение количества приезжающих в Крым туристов, — заявил председатель Совета министров Крыма Василий Джарты.

На пресс-конференции в Симферополе начальник крымского главка МЧС Александр Недобитков сообщил, что, по его сведениям, «бочки могут находиться на расстоянии 12—15 км от берега и на глубине 150 метров под слоем ила или песка. «По мнению ученых, вещество, находящееся в бочках на такой глубине при температуре 5—9 градусов не может вытечь по своим химическим свойствам, оно полимеризуется и не растворяется водой, т.е. не подлежит гидролизу», — заявил начальник ГУ МЧС Украины в Крыму.

Он сообщил, что специалисты Азово-Черноморской экологической инспекции, республиканской СЭС и ГУ МЧС Крыма провели визуальное подводное обследование морского дна на площади 5000 кв.м, взяли пробы морской воды на различных глубинах и расстояниях от побережья. Три лаборатории не нашли высокотоксичных химических веществ, либо веществ, способных пагубно влиять на здоровье человека. Поэтому все нынешние российские сообщения об опасности «бочек» не что иное, как миф, информационные «утки», поскольку оставшиеся объекты находятся в таких местах, на такой глубине, куда курортники не достают.

О местах захоронения бочек единых сведений пока нет. Но их нет не потому, что нет вообще, а потому, что они засекречены. В распоряжении МЧС, естественно, есть карты захоронений, но они требуют проверки и уточнений, поскольку за 70 лет на морском дне много чего могло произойти. Министр обороны Украины Михаил Ежель, по информации МЧС, на недавней встрече с министром обороны России Анатолием Сердюковым снова запросил архивные данные о захоронении всех химических отходов на территории Украины. Хотя Россия и не отказала, но и информация до сих пор не предоставлена…

Кроме того, оказалось, что инициатором ежегодных информационных компаний «о бочках» выступает севастопольский предприниматель Геннадий Рубцов, директор и владелец частного экологического предприятия «Ситалл», который… банально стремится во что бы то ни стало заработать на утилизации содержимого бочек.

Это Рубцов заявил, что именно в 2010 году истекли гарантийные сроки контейнеров и поэтому токсичные яды теоретически могут попасть в воду. Он заявил, что бочки могут быть разгерметизированы взрывами мин, авиабомб и снарядов, оставшихся в море. Геннадий Рубцов же и предлагает два способа утилизации боеприпасов, которые с точки зрения некоторых специалистов являются неприемлемыми. Первый — переместить содержимое бочек в современные облегченные контейнеры с гарантией герметичности 700 лет. (Под водой на глубине больше 100 метров, или уже на суше? — Авт.)

«Потом мы будем запускать туда микроорганизмы, которые нейтрализуют эти боевые отравляющие вещества», — пояснял он газете «События». (Если эти манипуляции проводить на суше — то даже неопытному уму ясно, какую опасность может представлять извлечение из моря бочек, срок гарантии которых истек, а состояние неизвестно, перевозка их на берег, разгрузка, переливание содержимого в новые емкости, и запуск микроорганизмов? — Авт.).

Второй вариант — использовать специальные генераторы, с помощью которых можно разрушить молекулярную структуру боевых ядов…» (Наши эксперты не смогли сказать, насколько это возможно. — Авт.) И ни слова об уже испробованном и оправдавшем себя на практике методе заключения бочек в железобетонный саркофаг и перезахоронения на большой глубине, недосягаемой для всего живого!..

Проанализировав информацию о фирме «Ситалл» Геннадия Рубцова эксперты «Центра журналистских расследований» в Крыму сделали вывод, что «в случае финансирования программы по обезвреживанию подводных захоронений боеприпасов, фирма «Ситалл» могла бы претендовать на заказ на выполнение всех необходимых работ.

Тем более что часть из них — исследования мест затопления — она уже проводила. Геннадий Рубцов сообщил, что «Ситалл» по заказу Минприроды Украины (в эту структуру тогда входил Севастопольский океанариум) проводил работы по определению координат затопленных контейнеров с боевыми химическими веществами в прибрежных районах Черного моря с 2005 по 2007 год. Специалисты «Ситалла» обнаружили в одиннадцати разных районах около 500 бочек с ипритом и люизитом. А всего, по информации Рубцова, на морском дне лежит 1200 бочек с химическим оружием.

Откуда данные о количестве бочек, более чем вдвое превышающие ими же найденные? Геннадий Рубцов сообщил, что это «российские данные». Видимо, имеется в виду все Черное море, а не только берега Украины. В то время Геннадий Рубцов заявляет, что Россия вообще может не предоставить Украине официальные данные, ведь запрашивали их уже много раз — еще в середине 90-х.

В то же время в интернете размещены фотокопии документов исследования от декабря 2004 года, проведенного предприятием «Пирамис» по согласованию с Севастопольским национальным институтом ядерной энергии и промышленности. Ими были обнаружены 428 бочек, и определены координаты местонахождения контейнеров с точностью до 10—15 метров.

Так что бочки с химическим оружием в Черном море — это одновременно и миф, и реальность. Миф в том смысле, что они находятся не в рекреационной морской зоне, а потому не угрожают курортному сезону, но реальность в том смысле, что они существуют и проблему их утилизации все же надо решать.

«Российские туроператоры, старающиеся отвадить россиян от Крыма, «забывают» о том, что проблема утилизации токсичных отходов, захороненных ранее в Черном море, стоит и перед самой Россией, потому, что такие захоронения есть в море и напротив российских берегов, — утверждает заместитель председателя Верховной Рады АРК Константин Бахарев.

— Подобная проблема стоит и перед другими странами Черноморского региона — Румынией и Болгарией, ведь такие точки раскиданы по всей северной части Черного моря, и поэтому парламент Крыма намерен сейчас инициировать решение проблемы совместно с другими странами. И первым шагом для этого может стать международная научно-практическая конференция, на которой будут обнародованы все факты захоронений и выработаны совместные меры по их утилизации».

Автор: Николай Семена, Крым, «День»

Читайте также: