На Задах под Мошонками. Как живётся россиянам в сёлах с дурацкими названиями?

«Бросить всё и уехать в Блянск» — это вам не шутка и не фраза из анекдота, это вполне выполнимая задача. От Москвы до Блянска можно добраться за день — этот населённый пункт с поэтически-ругательным названием расположился в Псковской области, в окрестностях Чудского озера. Откуда такое название — история умалчивает…

Возможно, недобитые Александром Невским немецкие рыцари, сбегая с Ледового побоища, именно здесь особенно яростно материли «этих блянских русских» — оттуда и пошло?

Фото: Gettyimages.com

А не рвануть ли в Трахачёво?

«Главное, что вообще такое смачное название сохранили, — радуется историк, автор книги «Загадки российской топонимики» Игорь Крапивин. — А то ведь большевики яростно выкорчёвывали все непристойности с карты России: при советской власти деревню Ибаково в Мордовии переименовали в Нагорную, Сучкино в Нижегородской области — в Липовку, а смоленскую Херовку — в Красную Пристань.

А ведь какой колорит был, какая певучесть!» К радости историка Крапивина, певучести у нас ещё осталось полным-полно, она под каждым российским кустом. В Псковской области есть деревня Опухлики, возле Ульяновска — Большая Мура, недалеко от Калуги затерялись Мошонки, в Свердловской области затаился Писанец, в той же Псковской можно заехать в Пуково (хотя лучше всё-таки его объехать, без повода ж названия не дают!), в Иркутской имеется село Лохово, на западе Ивановской области красуются Зады, а под Сыктывкаром горделиво раскинулась жемчужина русской народной топонимики — село Большая Пысса, мужчины из которого, по слухам, ценятся у близживущих женщин из Республики Коми на вес золота.

Если бы ездить по России было не так дорого, а население было бы полегче на подъём, то, используя колоритность наших географических названий, можно было легко и красиво решать демографические проблемы. Организовывая эротически-краеведческие туры, например, из деревни Бабня (около Конаково) или Девкино (возле Боровичей) в Мужичкино (Красноярский край) или, эх, гуляй, русская душа, в Жеребцово (Ярославская область).

Сформировавшиеся пары селить в Трахачёво (Псковская область), и пусть там повышают русскую народную рождаемость… Но это всё шутки, а если серьёзно, то накануне 1 апреля — Дня дурака — «АиФ» решил выяснить, как живётся жителям деревень с нелепыми названиями.

ДурЫки и дороги

Деревня с карикатурным и одновременно милым названием Дурыкино прилепилась к знаменитой трассе Москва — Санкт-Петербург, сразу после Зеленограда. Кто ж её так обозвал? «Люди говорят, что Екатерина Вторая нам удружила, — объясняет мне первый встреченный дедушка, пенсионер Иван Сергеевич Пыженко.

— Обустраивала дорогу, а как раньше их, дороги, мостили? Камни выкладывали да глиной скрепляли, а чтоб получше держалась, яйца добавляли. Как водилось на Руси, каждая деревня должна была оброк свой яичный принести в нужное место.

Ну, наши местные прабабки и прадедки «смекалистее» всех вокруг оказались и, чтобы, значит, «царицынские яйца» на телеге не разбились, решили их… сварить! Екатерина рассвирепела, дураками их обозвала, а потом и село так назвали». Мы, дурыкинцы, к своему названию привыкли, хотя в детстве зеленоградские друзья дразнились. С другой стороны, мне сын рассказывал: у нас в Ивановской, что ли, области деревня Писькино есть, вот в ней жить каково?»

История про яйца и Екатерину, несмотря на всю её анекдотичность, похожа на правду — потому что дороги в Дурыкино, похоже, до сих пор из булыжников с яйцами и глиной «склеивают». Иначе откуда столько ям, выбоин и колдобин? Машина застревает колёсами через каждые пять метров, как дурыкинцы по ним ходят и ездят? А никак. Несмотря на разгар дня, кроме дедушки, я целый час не могла найти ни одной живой души. Грустно и пусто, и только несколько разорванных упаковок от презервативов под рябиной дарят надежду, что какая-то жизнь здесь теплится…

«И как нам тут ходить — выходить? — возмущается местная жительница Ирина Павловна Завадская. — Посмотрите, какие дороги, в этой грязи ж утонуть на раз! «Скорая» проехать не может, сколько раз уже мучились, а если, не дай бог, пожар? Бабульки наши вообще носа не высовывают с осени по конец весны, мы им продукты домой заносим. И баллоны газовые, потому что газ к нам никак не проведут, хотя до Москвы со всеми вашими «газпромами» — 15 минут езды! Дураки мы в Дурыкино и есть, живём на «золотой» трассе из Москвы в Санкт-Петербург, богатая жизнь мимо проносится, а мы всё терпим…»

«Да нет, мы не то чтобы совсем уже все дурноватые тут, — вступается за малую родину 85-летняя баба Таня, одна из «замурованных» в доме плохими дорогами пенсионерок, — у меня и сын, и дочка институты в Москве позаканчивали, учились хорошо. Вот, правда, муж, когда только поженились, дразнился из-за названия деревни, дурой называл, а сам всего 8 классов в Солнечногорске закончил и Мордюкову с Гурченко всю жизнь путал, так кто из нас дурак?»

«Тут была история, — вспоминает повариха из придорожного кафе, — один дачник дом хотел купить и всё себе скидку пытался вытребовать «из-за неблагозвучности названия», но все над ним только смеялись. Дома тут дорого стоят, потому что дурыкинская рыбалка, говорят, лучшая в Московской области. А люди здесь никакие не дураки. Вчера, правда, ко мне одна странная женщина заходила. Заказала банку шпрот и ела их вприкуску с вишнёвым вареньем. Но только я подумала: «Ну вот она какая, типичная дура из Дурыкино», — как за ней зашёл муж, и выяснилось, что они вообще из Магадана, проездом».

P. S. Все названия деревень — реальные, кроме, извините, Писькино, упоминавшегося Иваном Сергеевичем Пыженко. Нет такого села, хотя зря…

Автор: Ольга Костенко, АиФ

Читайте также: